Герб города Кирсанова

Кирсановская Женская Гимназия.

Окончив физико-математический факультет Харьковского университета и получив назначение Харьковского Учебного Округа учителем в Кирсановскую женскую гимназию, в Кирсанов я прибыл 15 сентября 1911 года.

В начале текущего XX столетия Кирсанов маленький захолустный, с виду полусонный городишко с числом жителей около 12000 человек. Но город чистенький, опрятный и, если смотреть со стороны Моршани, довольно, красивый. Не в соответствии с общим впечатлением городок с большим количеством магазинов, лавок и лавочек довольно оживленной торговли. Маклера, агенты и представители германских хлебных фирм - обычные завсегдатаи Кирсановской биржи. В большом количестве вывозят они отсюда ежегодно чечевицу, рожь, горчицу, рапс и др. Как богатый хлебный рынок Кирсанов известен в Германии.

Купцы, крупные землевладельцы; владельцы предприятий, ссыпщики хлеба - в особняках центральных улиц. Рабочие и разночинный бедный люд - по окраинам города. Все живут противоречивыми интересами. В наружно тихой общественной жизни города полное засилье купцов.

Было в то время в Кирсанове четыре начальных трехгодичных школ: две мужских, одна женская, и одна церковно-приходская смешанного типа, затем одна женская 5-ти годичная школа и Высшее начальное училище с 4-х годичным курсом обучения. Окончив начальную 3-х годичную школу, мальчики могли поступить в Высшее начальное училище, в котором кроме общеобразовательных дисциплин преподавалось столярное и слесарное дело. При училище имелись налаженные мастерские, и ученики получали довольно крепкие навыки в избранном мастерстве.

Тогда как для детей дворян существовал Тамбовский кадетский корпус и Институт благородных девиц, для детей духовенства - Тамбовское духовное училище и Духовная семинария для мальчиков и Тамбовское епархиальное училище для девочек, Тамбовская мужская гимназия и Тамбовские женские гимназии для детей различное категории служащих, купцов и других людей со средствами, дети основной менее обеспеченной части населения города, дети рабочих и мещан, как и дети крестьян уезда, если и оканчивали начальную школу, дальнейшего образования не получали. Девушки бедных семей поступали в частные дома прислугой, горничными, кухарками, нянями, иные же простыми в монастырях были послушницами - в монастырских имениях рабочей силой. Был женский монастырь в Кирсанове и другой в Оржевке. В Оржевке был и мужской монастырь. Переступившие порог монастыря обратного выхода в жизнь не имели.

Большим и важным событием для населения города было открытие в Кирсанове в 1905 году Женской прогимназии. Прогимназия в 1907 году была переименована в Кирсановскую Женскую Гимназию. Для прогимназии земством было заарендовано лучшее тогда в городе здание - здание Дворянского собрания. Здание выглядело красивым и благоустроенным, имело два балкона, один на улицу, другой во двор. Полы первого и третьего этажа были крашенные, на втором этаже накрыты линолеумом. Имелись внутренние промывные уборные и водопровод.

Двор весь был окружен каменными сараями. За сараем в сторону ул. Гоголя находился большой фруктовый сад - уединенное место прогулок гимназисток. На месте Женской гимназии сейчас 1-ая Кирсановская средняя школа.

Открытие гимназии тем более было значительным обстоятельством для населения, что по уставу ее 25% мест предоставлялось бесплатно детям беднейшего населения. В прогимназии выпуска учениц не было. Все ученицы прогимназии потом по переименовании ее в Гимназию считались ученицами Гимназии.

Кирсановская Женская Гимназия числилась земской с правом правительственной гимназии. Последнее означало, что Педагогическому Совету гимназии предоставлялось право самостоятельно решать вопрос о выпуске своих учениц, окончивших гимназию, присуждать им золотые и серебряные медали за отличные успехи и поведение, выдавать аттестаты об окончании 7 классов и свидетельства окончившим 8-й класс. Аттестат об окончании 7-ми классов давал право на поступление в Университет и Высшие женские курсы, а свидетельство к тому же и на занятие должности учительницы начальной школы и быть воспитательницей в Гимназии. Но и с аттестатом за 7 классов гимназии считались вполне подходящими кандидатами быть учительницами в сельских школах.

Уже с первых лет существования гимназии количество желающих обучаться в ней не могло быть размещено в имевшемся помещении, поэтому для части классов было заарендовано дополнительное здание - дом купца Орлова по Дворянской улице, теперь Р. Крестьянская, во дворе теперешней Подготовительной школы. Потом сгорело в 1917 году.

В основном здании гимназии размещались 600 учениц, а дополнительном - 200.

Основное здание гимназии, как приспособленное, а не специально школьного типа, имеет ряд существенных недочетов, поэтому еще в 1913 году был решен вопрос о постройке для гимназии нового здания. Были изысканы средства 120.000 руб., составлен и утвержден в Министерстве просвещения план нового здания. Предполагалось, что оно будет построено на гимназическом земельном участке с выходом на улицу Гоголя к началу 1915-1916 учебного года. Начавшаяся в 1914 году первая мировая война сорвала осуществление проекта.

Тамбовская губерния была подчинена Харьковскому Учебному Округу и КЖГ (Кирсановская Женская Гимназия - прим. сост.) находилась в ведении Попечителя Харьковского Учебного Округа. Непосредственное управление гимназией вверялось начальнице гимназии. Руководство учебной и воспитательной частью гимназии принадлежало председателю Педагогического Совета гимназии. Последний, а также преподаватели гимназии назначались Учебным Округом или Попечителем Уч.О. или инспектором Учебного Округа.

При гимназии существовал Попечительский Совет гимназии. Попечительский Совет утверждался Уездным земским собранием, а состав его Земскому собранию предлагала Земская Управа. В 1916-1917 гг. в составе Попеч. Совета были: 1. А.А. Воейков (предводитель Кирсановского дворянства); 2. В.Д. Оголин (помещик); 3. В.И. Ильин, С.Н. Апоницкий, В.Д. Сосульников (купцы); Ф.С. Москалев (землевладелец); 7. С.И. Ерофеев (член Земской Управы - крестьянин); 8. Е.Н. Тимофеева (начальница гимназии).

Ежегодно на общем родительском собрании избирался родительский комитет.

При гимназии существовало "Общество вспомоществования нуждающимся ученицам". Его средства составлялись из ежегодных членских взносов Общества (3 р.), 2. добровольных пожертвований, 3. и средств от устройства вечеров со сбором в пользу гимназии. В устройстве вечеров принимали участие родительский комитет и коллектив учителей гимназии. Силами учениц и любителей горожан устраивались концерты или ставились пьесы. В вырученные от вечера средства входили: 1. плата за билет на вечер, 2. выручка с буфета. 3. выручка от аукциона и 4. выручка с проданных красочных программ, заготовленных ученицами.

Попечительский Совет, Родительский комитет и Педагогический Совет существовали обособленно.

Попечительский Совет избирал начальницу гимназии, изыскивал средства на содержание гимназии, определял размер платы за обучение, определял размер жалования всем должностным лицам гимназии.

В довоенное время за обучение взимались: в 1 и 2 кл. - 20 руб. в год, в 3 и 4 - 30 руб., в 5 и 6 - 40 руб., 7-ом - 50 руб., в 8-м кл. - 60 руб. В гимназии преподавались немецкий и французский языки. За изучение иностранного языка взималось дополнительно пять рублей в год. Желавшие определить девочку в гимназию подавали о том заявление начальнице гимназии. В большинстве это были жители города, но по заявлениям из уезда принимались наравне с городскими и дети крестьян. Учились в гимназии дети служащих, торговцев, ремесленников, духовенства, владельцев предприятий, землевладельцев, рабочих, мещан, крестьян и др. В основном русские, но почти в каждом классе были и еврейки.

В дореволюционное время в стране существовало положение "Черта оседлости". Им определялось право евреев на проживание в пределах Российской Империи. Тамбовская губерния в черту оседлости не входила. Положение существовало, но его власти не придерживались, почему и в Кирсанове евреи издавна жили и в немалом количестве. Были у них здесь своя синагога, иерархия, свои судьи, специфические общества, как например, "Общество помощи бедным девушкам, еврейкам, выходящим замуж". Были евреи, и богатые, и очень забитые бедные, как Феерман, который существовал на гроши, получаемые за то, что ходил по домам евреев и резал им кур. Феерман за прием его дочери в женскую гимназию мог броситься вам в ноги и лобызать обувь, если до этого допустить. Я лично в такой ситуации еле освободился от него. Но вот в годы I-й мировой войны в Тамбов был назначен губернатором черносотенец юдофоб Муратов. Он раскопал положение о Черте оседлости и изгнал на основании его евреев из пределов Губернии, в том числе и долго вековавших в Кирсанове.

Впоследствии, впрочем оказалось, что несколько семей из числа более состоятельных сумели остаться в Кирсанове. Вместе с другими был выслан и еврей Лобок - владелец более 50-ти лет существовавшего здесь Книжного магазина и ряд последующих лет в Кирсанове книжного магазина не было.

Вновь книжный магазин в Кирсанове был открыт лишь в 1923 году, как собственное предприятие Правления Кирсановского Отделения Союза Рабпрос. Практически это интересное дело было осуществлено мной, членом правления тогда, Уполномоченным на открытие книжного магазина в Кирсанове.

В описываемое время Кирсанов чисто купеческий городишко. Купцы составляли Городскую Думу, они "отцы города" и всюду заправляли в нем. Купеческая верхушка: Апоницкие, Ильины, Белынские и др. были представлены людьми, располагавшими большими средствами, ворочавшими крупными торговыми делами. Но, с другой стороны, это были люди помнящие революцию 1905 года, реакционно настроенные, самомнительные, смотревшие свысока на каждого, кто не обладал тугой мошной. В фигуре появившегося в Кирсанове с открытием гимназии учителя с высшим образованием они усматривали носителя новых прогрессивных идей и уже по одному этому к учителю гимназии относились с предубеждением, опаской и подозрением. В своей среде учителя с университетским образованием называли "нигилистом", каковому слову придавали презрительное значение. В купеческих домах учитель не был принят и в их среде учитель гимназии являлся мишенью нападок и злословия.

В Попечительском Совете и Родительском Комитете, куда непременно входили купцы, также стояла атмосфера недружелюбного, настороженного отношения к учителю со студенческой скамьи. Но, конечно, купцы тоже люди были разные.

Годы первой мировой войны. Начали проноситься настораживающие царский режим новые струи воздуха. Министром просвещения назначен либерал граф Игнатьев. Последовали его все же робкие циркуляры. От 28/IX-1915 г. за № 45248 циркуляр об "Изменении орфографии" и "Об отмене балльной системы". Циркуляры изданы, но вопреки обычному так, что они как бы были не обязательными для проведения их в жизнь. Это новое в школе и Попечительн. Совет и Родительский Комитет встречают в штыки.

Учительница истории Ефремова С.Н. пишет начальнице гимназии некую докладную записку с применением новой орфографии. Новшество учительницы начальницу покоробило и она докладную записку демонстрирует и в Попеч. Совете и в Родит. Комитете. По Кирсанову проносится буря возмущения. Новшество экстренно обсуждается в Родительском Комитете. Член Р.К. ветеринарный врач Жаховский произносит "потрясающую" речь в защиту буквы ять и твердого знака, выброшенной учительницей в докладной записке. Происходит расслоение коллектива гимназии. Сторонники изменения орфографии "общественным" мнением города морально осуждены.

Обсуждение 2-го циркуляра "Об отмене балльной системы" на Педагогическом совете углубило раскол в коллективе учителей и еще более настроило "отцов" города против учителей гимназии - сторонников нового. Циркуляром допускалось вместо цифровых оценок ответов и письменных работ, как это спокон веков было, ввести отзывы "успешно, неуспешно и весьма успешно". По тому времени цифровые оценки, не удовлетворяющие учениц, их весьма нервировали. Предлагаемое Министерством мероприятие следовало бы рассматривать как благоприятное. Но главенствующие голоса в Попеч. С. и Род. к. гимназии подвергли резкому осуждению "либерализм" Министра. Начальница была на стороне Попечительного Совета. Бурно протекало педагогическое собрание, на котором разрешался этот вопрос. Большинство, однако, высказались за отмену балльной системы в 1-6 классах. В 7-м и 8-м классах, в которых на основе оценок цифровых выдавались (аттестаты и свидетельства), прежняя система оценок была оставлена.

Развлечением и культурным отдыхом старшеклассниц-учениц 7 и 8 классов были гимназические вечера. В особенности в зимнее время. Яркое освещение парадного входа гимназии в вечерние часы в иные воскресные дни неотразимо тянуло к себе.

В вестибюле светло, тепло, приятно. Полы под ковриком, под ковриком и лестница с первого этажа на второй. Доносится приглушенная музыка со 2-го этажа, чуть ощущается запах духов.

Располагаемся в большом зале. С пением, декламацией, рассказами, музыкальными номерами выступали ученицы. Ученицы наши, мы их хорошо знаем, но на вечерах они неузнаваемы. В праздничных форменных костюмах, крайне изящны, сияющие, возбужденные, радостные. Очень хороши. Своей прелестью они заражают. Хочется больше смотреть на них и слушать их.

Но вот звуки вальса "Дунайские волны". Устремляемся и мы молодые учителя туда. Ученицы наши не высшего кирсановского состоятельного круга, гимназия пролетарская, но большинство учениц танцевали ловко. Тогдашние танцы: вальс, краковяк, полька, падеспань, полька-бабочка, кадриль.

Молодость! Танцевали с упоением. С азартом же и принимали участие в незамысловатых играх: проходи, третий лишний и др. И время уже к полуночи. Запевали плясовую: "Из-под дуба, из-под вяза, из-под дуба, из-под вязов-коренья". Захватывающий мотив вызывает подергиванье жил в ногах, невозможно удержаться от вступления в круг и тем, быть может, подрывать свою солидность серьезного учителя.

Расходились усталые, но всяк со сладким туманом в голове, каждый полный ему желанных впечатлений.

Обложки программ благотворительных вечеров в пользу неимущих учениц изготовлялись старшеклассницами гимназии.

На вечерах программы в красочных обложках подносились обычно более "почтенным лицам" и получали за программу рубль.

Полный сбор с вечера состоял из классовой выручки за проданные билеты и из выручки с буфета, за проданные программы и от аукциона и выражался в сумме 600-700 рублей.

А на утро под надзором самой начальницы гимназии к 8 часам, что монахини, все ученицы уже на молитве, со смирением заслушивали молитвы: "Отче наш, иже на небеси" и читаемые начальницей избранные главы из Евангелия. В гимназии каждый день перед началом занятий ученицы собирались в зал для молитвы и для прослушивания зачитываемых избранных глав из Евангелия. С первого до последнего класса преподавался закон Божий.

В дореволюционный период в школах в воспитании учащихся преследовалась цель выработки у учащихся духа покорности и смирения и взгляда на мрачный царский режим как на лучший из существующих государственный строй. Преследуемая цель однако не достигалась.

Рост сознания учениц при переходе из класса в старший класс, веяние времени, чтение книг, вольная трактовка вопросов программы иными учителями и, ученицы весьма даже понимали, что Россия - страна народной темноты, бесправия и угнетения. Большинство старшеклассниц-гимназисток и были такими, что их трогала судьба деревни, судьба народа, судьба крестьянских масс. И вот в те годы, в годы господства в Кирсановском мире махровых реакционных взглядов объемное пространство территории Кирсановской Женской гимназии представляло собой особую атмосферу. Здесь старшеклассницы-гимназистки вынашивали свои мечты о служении народу и строили свои планы о том, чтобы по окончании гимназии быть народными учительницами и тем внести свет в темную жизнь деревни.

Такой была и ученица Люба Чурикова (Л.Т. Космодемьянская).

Великая Октябрьская революция и установление в стране светлого советского строя многих, многих учениц Кирсановской женской гимназии застала в деревне на посту просветителей народных масс - сельскими учительницами.

Февральская революция среди учителей и учениц КЖГ встретила самый горячий отклик. Всеми немедленно были одеты красные революционные банты, с которыми все и являлись в гимназию. Ниже привожу содержание одного из сохранившихся у меня писем тех дней, отражающих настроение учениц. В дни Февральской революции больной сыпным тифом в самой тяжелой форме я лежал в бараке. Ученицы 7-го класса мне писали: "Поздравляем Вас с великими днями обновления России!!! Всеобщее настроение и восторг отразились и на Кирсанове и на нашей маленькой гимназии. Мы вместе с другими гражданами России празднуем эти великие дни и не можем не поделиться своей радостью с Вами. Пусть духовное возрождение России послужит стимулом к Вашему выздоровлению. Да здравствует свобода! Да здравствует освобожденная Россия! (7/III-1917 г.)".

Настроение ликования в гимназии царило до самого конца учебного года и в мае вылилось в яркую демонстрацию всех в городе, кто разделял разрушение царской державы и приветствовал новую ожидаемую жизнь страны.

Прошли экзамены. Закончился 1916-1917 учебный год. Наступили летние каникулы. В ходу ленты - керенские деньги. То крепнут, то затихают речи об Учредительном собрании. Царит неопределенность в общем настроении. Далеки мы в гимназии были от политических событий в Петрограде. Непонятным нам казалось отсутствие каких бы то ни было новых распоряжений, в том числе и касающихся школ.

Вопреки непременному всегдашнему остаются без малейшего ремонта школьные здания. В августе пожар. В 4-ом часу дня вдруг загорается дополнительное здание гимназии. Причина?! И непонятное: пожарных нет!! Собирается немалая толпа и никто шагу в сторону пылающего здания. Шкафы, парты и другое необходимое школьное имущество гибнет в огне при странном, непонятном, чего никогда нормально не бывало, равнодушии и бездействии властей и глазевших обывателей.

Август месяц. Канун нового учебного года. Для гимназии беда: двести учениц без классов. Безвыходное положение. Навстречу гимназии идет содержатель чайных в Кирсанове Коновалов. Он безвозмездно предложил гимназии арендуемый им под чайную дом Карвуни (теперь поликлиника по ул. Красноармейской). Комнатушки маленькие, вместо парт столы и скамейки чайной, но положение спасено. Шесть классов под крышей и занимаются.