Герб города Кирсанова

«Народная нива». Газета общественной жизни.

3 февраля 1914 г. (№ 10)
Будет ли когда-либо в Кирсанове памятник Царю-Освободителю?

Такой вопрос задают некоторые кирсановцы, не зная какое «старание» приложила наша Кирсановская городская управа, с тех пор как первый инициатор по устройству памятника в Кирсанове, М.Д. Заболзаев, собравший около 300 р. добровольных пожертвований на памятник, с год тому назад, передал эти деньги в городскую управу, надеясь что здесь дело сбора на памятник подвинется быстрее.

Прошло около года с тех пор как эта собранная сумма поступила в управу, и дело сбора на памятник так «быстро подвинулось», что о нем, по-видимому, и совсем забыли и при таком отношении нашей управушки к делу устройства памятника в Кирсанове незабвенному Царю-Освободителю, памятник и в сто лет не устроится.

Суждены нам благие порывы, Да свершит ничего не дано.

«Милые нравы» в Пригородном волостном Правлении.
Один из кирсановцев, как очевидец, рассказывает об интересном случае, имевшем место в Пригородном волостном правлении 25 января, ясно иллюстрирующем «милые» патриархальные нравы этого правления.

Сидит, говорит очевидец-кирсановец, в канцелярии правления, за столом работая, сельский писарь, тут же находится и старшина волостной и тут же стоят два мальчишки десятника, которые, закурив здоровеннейшие цигарки, усердно «пускают» густые струи табачного дыма «в нос писарю, который тут же терпеливо «переносит» всю эту игру-шалость десятников.

Конечно, такая игрушка может быть участников ее, но для посторонних зрителей, приходящих по делам в правление, она кажется совершенно не уместной, тем более, что шалость эта делается в присутствии старшины, который не обращает по-видимому, на всю эту шалость мальчишек никакого внимания, а мальчишки, в свою очередь, и на него также не обращают никакого внимания и «запускают дымом под нос писарю вовсю».

«Милые», патриархальные нравы царят еще у нас и какою «простотой святою» веет от всего этого.

Привлечение фальсификатора.
Крестьянин села Марьинки, Вяжлинской вол. Бекишев, принес на базар в Кирсанов продавать коровье масло, в котором оказалась примесь свиного сала. Деревенский «фальсификатор» привлекается к ответственности.

7 февраля 1014 г. (№ 11)
Вот так рыбники!

4 февраля, к предмасляничному базару в Кирсанове, привезли свежую рыбу из Саратова два инжавинских торговца. Здесь продали они свой товар тоже другим кирсановским рыбным торговцам – Д.Г. Никитину и Я.В. Гаранину. Рыбы всего было рублей за двести пятьдесят с небольшим. Дав небольшую часть стоимости товара в задаток, остальные деньги Никитин и Гаранин обещали уплатить инжавинцам к вечеру, надеясь вероятно расторговаться к вечеру с товаром, так как базар ожидался хороший.

Но, как видно, ожидания наших торгашей не оправдались и они к вечеру не могли уплатить сполна всей стоимости покупки и недодали продавцам рыбы 40 р. 80 к. но те, в свою очередь, настойчиво требовали уплаты. Чем все это кончилось бы – неизвестно, если бы на выручку нашим «горе-торговцам» не пошел кирсановский же крупный рыбный торговец И.М. Кожин, который, по просьбе Никитина и Гаранина и доплатил инжавинцам недостающие 40 р. 80 к., но не деньгами, а… кетой, который, как видно, у него большой запас.

Вот, так рыбники!

Негодные гуси с утками.
Крупный землевладелец кирсановского уезда, В.С. Крючков, выслал на базар кирсановский 4 февраля, продавать несколько штук гусей и уток, городской врач Басотов, признал негодными которые и, приказав убрать назначил к уничтожению.

Подложные квитанции.
3 февраля к ссыпщику картофеля кирсановскому мещанину Андрею Ивановичу Степанову, явился крестьянин пригородной слободы Голынщины Николай Михайлов Прохоров, и предъявил ему две квитанции за подписью служащего у Степанова мальчика Никашкина. В первой квитанции значилось: «Куплено 35 п. картофеля по 13 к. за пуд», а во второй: «Куплено картофеля 25 п. 15 ф. по 14 к. за пуд».

Всего по обеим квитанциям приходилось уплатить денег 8 р. 10 к. Деньги Степановым были немедленно Прохорову уплачены.

Но в этот же день Степанову стало известно, что 3 февраля его служащими всего-навсего картофеля ссыпано только лишь 10 пудов, да и то не у Прохорова, а у какого-то другого продавца, почему и начали спрашивать мальчика Никашкина, выдавшего квитанции, когда он принимал картофель.

Никашкин сначала сказал, что он действительно принял картофель 3 февраля по выданным им квитанциям, но когда ему возразили, что в этот день картофеля ссыпано всего лишь 10 пудов, то он тут же сознался, что дал квитанции Прохорову еще накануне, именно 2 февраля, предварительно заполнив их, и подписал свою фамилию. По его словам, Прохоров обещал по получении денег, дать ему 3 рубля «вознаграждения» за квитанции, хотя этих трех рублей получить ему не удалось, так как он еще не успел их взять у Прохорова.

Степановым было заявлено в полиции о случившемся, которою Прохоров был найден и когда ему объяснили подложность совершенной им получки денег по квитанциям за не ссыпанный им картофель, он сознался в совершении преступления и тут же возвратил Степанову все деньги обратно.

9 февраля 1914 г. (№ 12)
Продолжение отпуска Кирсановскому исправнику.

Двухмесячный отпуск кирсановскому исправнику Петру Ивановичу Сироткину продолжен еще на один месяц по 2 марта 1914 года.

Как за хулиганство. Крестьянин Меркушев за вторжение в квартиру земского начальника Тутолмина и за ношение револьвера без надлежащего разрешения, приговорен к обязательному постановлению г. губернатора к штрафу в 500 р. с заменою трехмесячным арестом, в случае несостоятельности.

Подозрение в поджоге. У крестьянина села Ржаксы, Кирс. уезда, Трофима Ермакова, проживающего в этом селе, сгорела в 10 ч. вечера 29 января рига с кормом для скота; стоимость убытка от пожара около 100 р. Рига застрахована в обязательном взаимном земском страховании в 15 рублей.

По заявлению Ермакова, пожар произошел от поджога, в котором он подозревает своего односельца Илью Иванова Воропаева.

«Угадал».
На днях, в зале 1 класса станции Кирсанов, в ожидании скорого поезда на Саратов, в третьем часу ночи, прохаживалась молодая, симпатичная пассажирка. Здесь же в это время прохаживался один из представителей кирсановской золотой молодежи В.В. Колычев, который, все более и более заглядывался «на миловидную», прогуливающуюся пассажирку.

Наконец, не вытерпело «ретивое» нашего кирсановца и он, подойдя к незнакомке, спросил ее:
- Послушайте! Я Вас узнал. Вы ведь Оводова?

Незнакома, с изумление посмотрела на совершенно незнакомого ей человека, и сказала:
- Извините, Вы ошиблись. Я не Оводова и Вас совершенно не знаю.
- Нет-с, извините. Вы Оводова и не хотите только признаться в этом. Я Вас отлично знаю и угадал теперь.
- Да отвяжитесь вы, наконец, - с досадой воскликнула незнакомка, - иначе я попрошу жандарма удалить Вас.
- Это как Вам будет угодно, а все же Вы Оводова. Я ведь Вас знаю и напрасно Вы не сознаетесь, что Вы Оводова.

Выведенная из терпения «незнакомка» попросила жандармов избавить ее от назойливого «ухаживателя» и предъявив свой паспорт на имя жительницы гор. Саратова, Михайловой, просила составить протокол на Колычева и привлечь его к ответственности.

Протокол был составлен и передан по принадлежности.

Брат «подвернулся».
4 февраля приехал на базар в Кирсанов крестьянин Тимофей Баландин и, поставив лошадь на площади, ушел по своим делам, одевши лошадь халатом. Лишь только ушел на мужичек, а уж на халат нашелся «охотник», который, вероятно, видел как уходил Баландин, и потому подошедши к лошади, снял с нее халат и пошел с этим халатом. Но на виду, здесь же, рядом с лошадью Тимофея Баландина поставил свою лошадь брат его – Иван Баландин, который, видя как какой-то неизвестный снимает халат с лошади его брата, задержал этого неизвестного, который оказался крестьянином села Гавриловки Михайлом Васильевым Копыловым.

Копылов, когда его задержали с халатом, сказал, что неделю тому назад, во вторник прошлой недели, у него на базаре в Кирсанове украли халат, и теперь, придя в Кирсанов, он стал искать свой халат на базаре, с каковой целью и ходил по площади. Увидя на лошади Баландина халат похожий на его собственный, Копылов взял его в руки, что рассмотреть хорошенько, а тут подвернулся брат Баландина и задержал его.

Копылов привлекается к ответственности как за кражу.

13 февраля 1914 г. (№ 13)
Малая кража с большой путаницей.

1 февраля из запертого сарая кирсановского обывателя Лащинина, на Мещанской улице, украден был различный плотничный инструмент трех работавших у Лащинина плотников – Бабкина, Казьмина и Прокофьева, сложенный ими на ночь и запертый замком. Кража была совершена чрез вынутие пробоя. Стоимость всего похищенного оценена в 34 р. 35 к.

Вскоре нашлись и воры похитители – это оказались кирсановские мещане Александр Васильев Минаев и Митрофан Иванов Кондаков, последний за различные преступления состоит под надзором местной полиции. Нашлась и небольшая часть похищенного, оказавшегося в колодце на поле, позади женского монастыря. Колодец этот отстоит от места кражи в полутораверстном расстоянии.

Вскоре после того, полицией было найдено еще несколько вещей, отобранных в слободе Жарковке у проживающего там сапожника Петра Шевякова, а затем, в той же Жарковке найдено у другого сапожника Ив. Яковлева. Кроме того, до сведения полицейского надзирателя г. Павловского дошло, что часть похищенного сбыта в поселок Тамалу Балашовского уезда, и он отправился туда и в Тамале находит часть похищенного у крестьянина Филиппа Иванова Земского. Затем похищенный инструмент был найден в селе Нарышкине, Сердобского уезда у щепника Алексея Алексеевича Киселева, часть похищенного также найдена и отобрана в селе Дуровке, в Серобском уезде, у крестьянина Ионы Ефимова, и, наконец, остальные вещи найдены у крестьянина Матвея Аф. Фролова, живущего на отрубе в Сердобском уезде. Таким образом, эта сравнительно небольшая кража, оказалась с большою путаницей, и открывшему и разыскавшему украденные вещи полицейскому надзирателю 2 части гор. Кирсанова, г. Павловскому, стоило не мало труда и хлопот собирать небольшими частями похищенное, разбросанное небольшими частями у разных лиц, в трех уездах.

Все лица, у которых найдены и отобраны похищенные вещи, привлекаются к ответственности, за покупку заведомо краденого.

Съезд сельских хозяев. На 11 февраля в кирсановской земской управе назначается съезд сельских хозяев для обсуждения разных вопросов по сельскому хозяйству.

Прием недоставших новобранцев. 15 февраля в Кирсановском воинском присутствии состоится прием четырех недобранных в наборе 1913 года новобранцев. Эти четыре человека будут взяты по одному из каждого призывного участка.

16 февраля 1917 г. (№. 14)
«Любители» черных тулупов.

4 февраля во время базара, крестьянин села Карай-Салтыков, Илья Мих. Козьмин, привезши рыбу в Кирсанов на базар и торгуя ею, снял свой тулуп и положил его в сане. Расторговавшись рыбою, мужичок хотел взять тулуп, но его уже не оказалось в санях, он, на глазах мужичка владельца, исчез бесследно. Тулуп стоит, по заявлению владельца, 18 р.

Другой случай «исчезновения» тоже тулупа был в этот же день 4 февраля и тоже на базарной площади. Приехал на базар кирсановский крестьянин села Пересыпкина Никифор Иванов Панфилов и, поставив на базарной площади лошадь, расположился «как у себя дома», положив в сани тулуп, и ушел по своим делам, а вор как раз и подкараулили этот момент и, воспользовавшись детской доверчивостью мужичка, стянул тулуп, который по словам потерпевшего стоил 15 рублей.

Коптилочка.
Не в убогой кухне какого-нибудь скряги купца, не в ватере грязного базарного трактирчика, а на длинном – высоком ходу – лестнице, ведущем на второй этаж Кирсановского телеграфа, снизу от помещения почтовой конторы, расположена маленькая тусклая семилинейная керосиновая коптилочка, которою и «освещается» все пространство довольно продолжительной лестницы на два этажа почтово-телеграфной конторы.

Такая «экономия» администрации кирсановской почтово-телеграфной конторы «весьма похвальна», потому что телеграф, куда хотя и всю ночь ходят клиенты, все же не какой-нибудь магазин или лавочка «имеющая конкуренцию», и во всевозможных удобствах и даже роскоши нуждающаяся, а учреждение, куда каждый, кому дело есть, придет, даже и тогда, когда учреждение это будет освещаться не только коптилочкой, но хотя бы и… лучиной. А посему, такая похвальная черта «мудрой экономии» нашей почтово-телеграфной администрации замечательна и должна быть отмечена в печати как исключительное явление, что мы и делаем.

Увеличение размера элеватора.
Предположенный первоначально на 500.000 пудов, размер вновь устраивающегося Кирсановского элеватора, теперь, на бывшем в Тамбове 5 февраля совещании чинов Государственного банка, совместно с приглашенными из Кирсанова представителями земства, биржевых и мукомольных деятелей, - решено увеличить до одного миллиона пятисот тысяч пудов.

20 февраля 1914 г. (№ 15)
Выборы мещанского старосты.

7 февраля в зале мещанской управы происходили выборы на предстоящее трехлетие кирсановского мещанского старосты. К 5 час. вечера стали собираться выборщики, которых всего явилось 28 человек. Был приглашен священник о. Иоанн Ландышев, для приведения к присяге прибывших выборщиков.

После приведения к присяге выборщиков, собрание открыл председательствовавший собранием мещанский староста Василий Андреевич Келин. Первый вопрос, предложенный собравшимся членам мещанского общества, был вопрос об утверждении ежегодной сметы расходов мещанского общества на будущее трехлетие с 1914-го по 1917 год. По этому вопросу собранием утверждено жалование мещанскому старосте 360 р. в год, письмоводителю 300 р., члену сиротского суда 60 р., рассыльному при канцелярии мещанского старосты 60 р., на канцелярские расходы 100 р., на выдачу сиротам и бедным мещанам гор. Кирсанова 200 р., на газеты 13 р. 60 к.

Все эти расходы приняты собранием, после чего собравшимся был предложен на несколько минут перерыв для совещания о выборе мещанского старосты на предстоящее трехлетие.

Настоящий мещанский староста, Василий Андреевич Келин, бессменно занимает эту должность в течение двадцати девяти лет, и пользуется среди мещан гор. Кирсанова общим уважением, что в наше время явление очень редкое, в особенности в передовых общественных должностях, где немало всегда является и врагов, и завистников. Но В.А. Келин, во все время своей продолжительной 29-летней общественной деятельности, сумел приобрести себе в своем обществе больше всего симпатии и расположения своих однообщественников. И вот, теперь, в день выборов на новое трехлетие, мещане гор. Кирсанова, после краткого совещания между собою, единогласно решили просить Василия Андреевича и на новый срок остаться их старостою, и, без всякой баллотировки, преподнесли своему избраннику на блюде все баллотировочные шары и дружно стали благодарить его за его двадцатидевятилетнюю полезную службу на много лет. Растроганный Василий Андреевич, с волнением в голосе обратился к собранию с следующими словами:

Господа! Вы знаете насколько избрание ваше волнует меня и как трудно говорить в настоящие для меня минуты. Я не могу не выразить вам мою глубокую сердечную благодарность, всем вам без исключения. Что особенно дорого для меня, то это ваше постоянное и неизменное избрание, за мою двадцати-девятилетнюю беспрерывную службу. За этот долгий срок, мною может быть было допущено много ошибок, может быть я был ко многим несправедлив. Прошу в этом меня простить и лихом не помнить. Теперь я вновь избран вами, быть представителем мещанского общества, за что истинно благодарю вас и твердо надеюсь на милость Божию и верую, что Всевышний благословит наши труды, а мне поможет оправдать ваше ко мне доверие. Еще раз благодарю вас и мой вам поклон».

В ответ на эти прочувствованные слова своего старосты, мещане дружно, еще раз, поблагодарили своего избранника и вслед затем приступили к выбору кандидата старосты. Первым баллотировали (или, точнее, забаллотировали), А.И. Степанова, получившего направо 11 и налево 17шаров. Вторым баллотировался В.А. Семенов, получивший поровну, направо и налево по 14 шаров. Третий баллотировался Н.В. Соколов, получил избирательных 24 и неизбират. 4, и следовательно, оказался выбранным кандидатом мещанского старосты.

Вслед затем собранием избираются члены ревизионной комиссии: В.А. Семенов, В.В. Семенов, С.И. Овчинников и В.В. Чекалин. Во время выборов ревизионной комиссии собранием председательствовал А.В. Куркин.

Собрание закончилось утверждением представленных отчетов за 1906, 7, 8, 9, 10, 11 и 1912 года. Все отчеты за все вышепоименованные года собранием утверждены и собрание объявляется закрытым.

Тухлая рыба.
В базар на масляннице 11 февраля, на базарную площадь кирсановскую, крестьянин Федор Трофимов Пискунов вывез одну бочку соленой рыбы – сазана. Рыба оказалась испорченною, с сильным запахом и негодною к употреблению, вследствие чего кирсановская полиция, рыбу эту, облив керосином, уничтожила, а Пискунова привлекает к ответственности.

По словам Пискунова, рыбу эту он приобрел у торгующего рыбным товаром в Кирсанове еврея Волоского, фирма которого известна в Кирсанове под названием рыбная торговля из Астрахани.

«Рыбная торговля из Астрахани» появилась в Кирсанове только лишь с прошлого 1913 года, и прежде всего обращает на себя внимание тем, что несмотря на крупное оптовое дело, «торговля из Астрахани» не имеет названия определенной фирмы, а скрывается под анонимным названием, - черта присущая одним лишь евреям. Даже в переполненном евреями Кирсанове анонимная еврейская лавка встречается впервые и ее написанные крупными буквами вывески, без фамилии владельца, невольно обращают внимание прохожих. Торговлей в этой лавке заведует еврей Волосский, но, как передают лица сведущие, настоящим владельцем «рыбной торговли из Астрахани» является другой еврей, - Астраханец Ганопольский, предпочедший почему-то скрыть свою фамилию и передать дело другому еврею – Волосскому. Но и Волосский скрылся под анонимом «рыбной торговли из Астрахани», почему многим кирсановцам и неизвестны истинные владельцы этой торговли, не желающие почему-то сказать кто они.

Открытие сельско-хозяйственного общества.
11 февраля в кирсановской земской управе состоялось собрание сельских хозяев Кирсановского уезда, на котором решено открыть в Кирсанове сельско-хозяйственное общество, главная цель коего – иметь свое сельско-хозяйственное бюро для нужных справок сельских хозяев, а также обслуживать и другие нужные в сельско-хозяйственном быте нужды.

На собрание, по приглашению, прибыло около 50 человек сельских хозяев. Вопрос об образовании общества, собранием был принят утвердительно и председателем общества был выбран М.И. Сатин; секретарем – М.П. Зотов. Образован капитал общества из следующих источников: от министерства земледелия 1420 р., от тамбовского губернского земства 500 р., кирсановского уездного земства 500 р., и от членских взносов 420 р.

Таким образом, первоначальный, основной капитал общества выразился в сумме 2840 р. Расходы определены на первый год существования общества следующие: на покупку мебели и обстановку 100 р., на наем квартиры 240 р., канцелярские расх. 100 р., жалованье секретарю 600 р., непредвиденные расходы 420 р.

Всех членов в общество записалось до настоящего времени 183.

Новый буфетчик на станции Кирсанов.
В третьем классе станции Кирсанов, буфет перешел в настоящее время в аренду армянина Казанова. Восточный человек этот содержит также и буфет на ст. «Ртищево». Арендная плата кирсановского буфета, как мы слышали, 6 р. в сутки.

23 февраля 1914 г. (№ 16)
Началось с пяти копеек, а дошло до сотен рублей.

У торгующего в Кирсанове галантерейным товаром В.А. Шигалева, имеющего на базаре крупный магазин, служил в продолжение четырех с лишком лет приказчик Д.И. Терехов, молодой человек, уроженец села Рассказова. В среду, 12 февраля, вечером, когда в магазине никого из покупателей не было и приказчики, собравшись около сидевшего близ кассы хозяина, слушали вместе с хозяином чтение одного из своих же приказчиков, читавшего вслух, Терехов, стоявший вдали от них, видя, что хозяин и приказчики увлеклись чтением, взял в одной из коробок кожаный шнурок для штиблет и, посмотрев на него, хотел было положить его к себе в карман, но, увидя, что на него смотрит конторщик магазина, подошел к нему и, выбрав еще несколько шнурочков, сказал, «что хочет взять себе шнурок, но какой из них взять не знает, какой будет лучше». Конторщик посоветовал взять тот, который лучше нравится. В ответ на это, Терехов не взял никакого шнура, а положил все их на прилавок. Это само по себе незначительное обстоятельство, повлекло вскоре за собою довольно крупные для Терехова последствия.

На другой день, 13 февраля, когда все приказчики в магазине пили чай, контрощик случайно взглянул на ноги Терехова, обутые в штиблеты, увидел, что в штиблетах находится один из шнуров, которые 12 февраля облюбовал взять себе Терехов.

Конторщик тихо спросил Терехова почему он надел шнур, не уплатив за него деньги? Терехов ответил, что деньги он за шнур уплатил.
- Кому же Вы уплатили деньги? Спросил конторщик.
- Вам, - ответил Терехов.
- Я не имею права получать деньги и денег с Вас не получал.

Самого хозяина в магазине в это время не было, а находились при кассе дочь его, барышня.
- Ну тогда я уплачу, - сказал Терехов. Я еще возьму себе кое-что и вместе причтем.

И тут же немедленно Терехов стал отбирать для себя детские игрушки и, отобрав, спросил у дочери хозяина стоимость отобранного. Когда та назначила цену за отобранный Тереховым товар, он нашел для себя неподходящим покупку и не взял ничего, не заплатив в то же время за самовольно взятый шнурок для штиблет.

Вечером в этот же день контрощик рассказал своему хозяину, В.А. Шигалеву, о вышеизложенном случае со шнурком на ногах Терехова, и Шигалев, утром на другой день 14 февраля, когда пришел в магазин и собрались его приказчики, спросил у Терехова, почему он без спроса взял шнур. Вместе с тем Шигалев стал журить Терехова за его поступок и выразил желание послать приказчика осмотреть у него в квартире хотя негласно, не найдется ли еще чего-нибудь хозяйского. Терехов от такого «обыска» сначала отказался, но когда Шигалев пригрозил полицией, тогда Терехов согласился и, в сопровождении двух приказчиков Шигалева, сослуживцев своих, отправился с ними к себе на квартиру, но по дороге зашедши в один из трактиров, и выпив для смелости, сказал своим «конвоирам», что на квартиру к себе он с ними не пойдет, чтобы допустить у себя обыск, и тут же, немедленно вернулся в магазин к хозяину.

Еще более заподозрил тогда Шигалев Терехова и немедленно известил кирсановского полицейского надзирателя г. Павловского, прося его сделать обыск в квартире Терехова. Делает г. Павловский обыск в квартире у Терехова и находит у него в корзине трое карманных часов, 2 дюжины перчаток, несколько мужских разных поясов, 160 золотников серебряных, вызолоченных изделий – колец, серег и крестиков, - несколько шелковых платков и других мелких вещей. Все это оказалось похищенным у Шигалева, в чем Терехов тут же и сознался. Всего найденного товара набралось по оценке Шигалева на 127 р.

Итак «началось» у Терехова с пятикопеечного шнура, а нашлось на… 127 руб. товара и теперь он привлекается к ответственности и дело о нем передано судебному следователю.

Опять тулупы утащили.
Недавно мы сообщали как в базар 4 февраля у одного мужика, привезшего в Кирсанов продавать рыбу, тут же, при нем, какие то любители чужих тулупов, сумели стянуть у него из саней принадлежащий ему тулуп. Почти аналогичный случай повторился на базаре кирсановском 11 февраля, только с другим мужичком ив другой базар, спустя неделю после того. Разница лишь получилась в том, что на этот раз «любители» стянули у мужичка из саней два тулупа. Дело было так: привез в Кирсанов крестьянин села Вельможки, Василий Ушкарев, на базар 11 февраля продавать рыбу и когда торговал рыбою, положил в близ стоящие сани два своих тулупа. Когда окончив свою торговлю Ушкарев хватился тулупов, то их уже в санях не оказалось. «Любители» успели прибрать их к рукам. Оба тулупа стоят, по словам Ушкарева, 30 руб.

Грибы с червями.
Владелец пивной лавки на базаре, Василий Степанович Филиппов, послал 19 февраля своего служащего мальчика в фруктовый магазин Капцуража купить один фунт маринованных грибов. Когда мальчик принес грибы, в них оказались черви. Филиппов посылает мальчика обратно с грибами в магазин Копцураж, объяснив о грибах с червями. Когда мальчик пришел в магазин и стал объяснять, приказчик Капцуража вспылил и хотел вылить грибы у мальчика, но мальчик ушел обратно с грибами к своему хозяину Филиппову. Тогда Филиппов доставил грибы с бывшими в них червями в Кирсановское полицейское управление и у Капцуража полицейским надзирателем г. Павловским и городским врачом Басатовым, был произведен осмотр грибов в магазине, причем оказалось 2 кадушечки грибов с червями, признанных врачом негодными к употреблению. Обе кадушки с грибами весом в 1 п. 20 ф. отобраны у Капцуража и уничтожены, а на него составлен протокол и он привлекается к ответственности.

27 февраля 1914 г. (№ 17)
Дело кирсановского городского головы В.П. Свиридова и братьев Медведевых.

На 22 февраля у городского судьи гор. Кирсанова было назначено к разбору дело кирсановского городского головы Василия Пантелеймоновича Свиридова и кирсановских мещан – братьев Медведевых, по обвинению их в покупке железнодорожного краденого железа, о чем у нас сообщалось своевременно в прошлом году. Вследствие невручения повестки одному из свидетелей указанных Свиридовых, дело отложено.

Ярмарка.
Евдокиевская ярмарка, открытая в Кирсанове только лишь несколько лет тому назад, год от года развивается. Несмотря на то, что ярмарка официально открывается с 1 марта, привод лошадей, и довольно значительный, уже начался и быстро увеличивается. Ярмарка в нынешнем году ожидается оживленная.

Новая чайная.
С 24 февраля на базарной площади в доме Н.М. Сосульникова открылась новая чайная. Помещение для чайной очень удобное, просторное, чистое и светлое. Освещение электрическое.

Витрины для афиш в Кирсанове.
Всех витрин для расклейки афиш в Кирсанове 38. Витрины эти, как «достопримечательность» гор. Кирсанова, должны быть отмечены. Небольшой, невысокий колышек и такой же небольшой треугольничек на нем из тоненьких дощечек сбитый, вот и вся убогонькая витрина кирсановская. Но и этого мало. Недавно на одной из витрин, расположенной на бойком, видном месте при входе в город со станции, треугольник этой убогонькой древней витринки, вероятно, от старости своей и выпадения гвоздей из подгнивших дощечек, опустился к земле и в таком убогом виде пролежал до тех пор, пока не был замечен кому замечать это надлежит. А ведь витрины принадлежат городу и сбор за право афиш с них получается городскою управою если не значительный, то все же порядочный и витрины так же можно было бы содержать также порядочно, а не в таком убогом, нищенском виде.