Герб города Кирсанова

Ленинец
1970 год
(март-апрель)

Орган Кирсановского Горкома КПСС, районного и городского Советов депутатов трудящихся Тамбовской области. Редактор В. Белкин. Тираж 12212. Кирсанов, гортипография.

13.03.1970
№ 41 (6335)

Сессия райсовета

Вчера состоялась седьмая сессия Кирсановского районного Совета депутатов трудящихся.
Сессия рассмотрела следующие вопросы:
Организационные.

Задачи районного и сельских Советов депутатов трудящихся по увеличению производства и государственных закупок свинины и мяса птицы в 1970 году.

Информацию о ходе выполнения мероприятий по критическим замечаниям и предложениям, высказанным на пятой сессии районного Совета.

Сессия освободила депутата Н.В. Базилева от обязанностей председателя и члена исполкома Совета депутатов трудящихся по его просьбе.

Депутат И.М. Селиверов от имени партийной группы районного Совета внес предложение избрать председателем исполкома районного Совета депутатов трудящихся депутата А.А. Харитонова.

Сессия единогласно избирает А.А. Харитонова председателем райисполкома с освобождением его от обязанностей начальника управления сельского хозяйства.

Материалы о работе VII сессии районного Совета депутатов трудящихся будут опубликованы в одном из очередных номеров нашей газеты.

24.03.1970
№ 48 (6342)

Внимание: Паводок

В целях обеспечения нормального пропуска весенних паводковых вод на реках района и города исполкомы районного и городского Советов депутатов трудящихся образовали комиссию. Возложили на нее руководство подготовкой к пропуску весенних паводковых вод в городе и селах района. Возглавляет эту комиссию заместитель председателя исполкома райсовета М.А. Есикова.

Предложено в каждом сельском Совете, колхозе, совхозе, предприятии, учреждении во главе с руководителями создать такие комиссии, а также аварийные бригады для проведения работ по пропуску весенних паводковых вод.

Противопаводковые комиссии и аварийные бригады обязаны:
организовать проверку состояния мостов, трубопроводов, подвальных и полуподвальных помещений, заниженных этажей зданий;
обеспечить полную подготовку к безаварийному пропуску весенних паводковых вод на всех городских и сельских объектах, а также к пропуску ледохода на реках;
до начала паводка организовать очистку ото льда отверстий малых мостов, труб, кюветов, водоотводных каналов;
на всех объектах, находящихся в зоне затопления, создать необходимый запас аварийных материалов (круглый лес, пиломатериалы, камни, песок, глина, хворост, мешки) и спасательные средства;
во время выпадения осадков и разлива рек организовать переправу людей в местах затопления;
на время весеннего паводка обеспечить жильем население, проживающее в зоне возможного затопления;
проверить ход работ по спуску воды из прудов с полным или частичным регулированием стока через водопропуски.

Ответственность за пропуск весенних вод на прудах и подготовку к паводку гидротехнических сооружений и объектов, принадлежащих колхозам, совхозам, предприятиям, а также объектов, находящихся в стадии строительства, возложить на местных руководителей.

Райпотребсоюзу, горторгу (т.т. Гунылину и Кузьмину) необходимо завезти для продажи колхозам, совхозам, организациям мешки, веревки и другие материалы, необходимые для пропуска весенних вод и ледохода, обеспечить население продуктами первой необходимости.

Председатели колхозов, директора совхозов, руководители предприятий и организаций должны выделить по первому требованию районной и противопаводковых комиссий необходимую технику и людей для проведения неотложных мер по пропуску весенних вод и ледоходов.

Исполкомы сельских Советов, районо обязаны обеспечить переправу школьников через затопленные места. По согласованию с райисполкомом и горисполкомом отменять занятия в школах для тех учащихся, которым не может быть обеспечена безопасность передвижения.

3.04.1970
№ 54 (6348)

«Ледоход на реке Вороне»:

Двести лет назад, описывая город Кирсанов, летописец записал, что Ворона вскрывается «в исход марта, в начале апреля». Так происходит и теперь.

В это время с Чутановского моста открывается прекрасная в своем величии картина. Воздух свеж и прозрачен. Легкий ветерок гонит по небу причудливые барашки облаков. Над головой, в голубом просторе, раздаются звонкие переливы жаворонков. Окружающий лес побурел от почек, готов вот-вот распустить нежные листья осины, тополей, берез. На Вороне какая-то неведомая сила подняла и искорежила лед, с глухим стуком потащила вперед под мост. Вода, поднявшись на десятки верст, затопила луга.

Около реки хлопочут девушки с бутылками, склянками, измерительными приборами. Это работницы Кирсановской метеостанции измеряют подъем воды, силу и скорость течения.

Любители природы, туристы называют Ворону любовно рекой «золотых зорь». Так живописны ее берега, заросшие деревьями, в которых утром «застревает» солнце, поют певчие птицы.
Ф. Лапшин,
рабкор.

«Наш город – наш дом»:

С каждым годом молодеет наш город. Строятся новые жилые дома, здания культурно-бытового назначения. Их еще немного, но они уже меняют облик Кирсанова, определяют его будущее лицо. Улицы становятся чище, зеленее.
Тем не менее санитарное состояние города все еще остается неблагополучным.

Как это ни парадоксально, но чем больше мы строим новых домов, промышленных предприятий – тем труднее наводить санитарный порядок. Это потому, что отстает развитие коммунального хозяйства. Контора очистки успевает обслуживать только коммунальные дома, а 70 процентов домовладений частного сектора вообще не очищаются.

Со строительством и реконструкцией промышленных предприятий увеличивается сброс промышленных сточных вод в реку Пурсовку. Из года в год единственную речку, протекающую в черте города, которую при очистке и благоустройстве можно было бы использовать как место отдыха, мы превращаем в сточную канаву.

Не строить многоэтажных жилых домов, не строить и не расширять промышленных предприятий мы не можем, но и мириться с таким нарушением санитарных правил в городе нельзя.

Отсутствие канализации является основным тормозом дальнейшего развития города. Ускорение ее строительства является неотложным делом не только комбината коммунальных предприятий, но и руководителей всех промышленных предприятий города.

Вторая причина загрязнения территории города – отсутствие благоустроенных подъездных путей к местам свалки. Большую часть года к ним невозможно подъехать, а то ведет к образованию незаконных свалок и загрязнению больших территорий города, подлежащих в будущем застройке жилыми домами.

Комбинат коммунальных предприятий не всегда и несвоевременно следит за состоянием подъездных путей и, более того, сам принимает участие в загрязнении города. Только за прошедший месяц санэпидемстанцией трижды накладывались штрафы на работников конторы очистки А.Ф. Рубцова и А.И. Игнатова за сбросы нечистот в запрещенных местах. Участие в этом неблаговидном деле принимает и мясокомбинат. Директор Н.К. Схоменко не контролирует работу своего ассенизационного транспорта.

Улицы – лицо города. И больно видеть, когда отдельные граждане плюют в это лицо. Как иначе можно назвать действия граждан А.Т. Верещагина, проживающего по улице Первомайской, дом № 80, П.С, Яшиной, проживающей по ул. М. Тракт, 24, которые систематически выбрасывают на проезжие части улиц помои и нечистоты.

Только за март санэпидемстнацией составлено более 20 протоколов о подобных нарушениях и дано более 100 предупреждений. Нарушителей порядка мы будем привлекать к строгой ответственности.

Но наряду с административными мерами необходимы и организационные, надо строить помойные ямы и мусорные ящики в частных домовладениях. Комбинату коммунальных предприятий необходимо решить вопрос о создании фондов строительных материалов для этих нужд, а также о выделении ассенизационных средств для очистки частных домовладений, как можно шире распространять и на частный сектор метод контейнерной очистки.

Без очистки частного сектора ни о каком улучшении санитарного состояния города говорить нельзя.

Наш город – наш общий дом, в котором живем мы, в котором жить нашим потомкам. Наша задача – сделать свой дом красивым и благоустроенным.
И. Здоровенко,
и.о. главного врача санэпидемстанции.

7.04.1970
№ 56 (6350)

«Дорогой наш человек…»

Цветы на столе
Свой очерк мы начинаем с одного письма. «Здравствуйте, дорогая Вера Константиновна! Разрешите мне поздравить вас с днем Восьмого марта и пожелать большого личного счастья, здоровья, а главное – пожить на радость людям много, много лет. Я никогда не забуду вашу теплую заботу и внимание, когда более шести месяцев находился на лечении в больнице. Извините за беспокойство, но иначе я поступить не мог. Написать Вам подсказывает мое сердце и совесть. Сейчас чувствую себя хорошо. Даже участвую в общественной жизни: оформляю средства наглядной агитации для своего колхоза. Нога не болит. Дожидаюсь мая месяца, чтобы получить свой протез. С искренним уважением ваш бывший больной палаты № 13 Александр Павлович Щепетов. Село Рамза».

На каждый праздник, знаменательную дату в центральную городскую больницу на имя Веры Константиновны Маренковой почтальон приносит десятки писем, поздравительных открыток. Ими забиты оба ящика письменного стола. Стоит в Кирсанове появиться цветам, как весь кабинет благоухает розами, нарциссами, тюльпанами. И неведомо кто их приносит, и неведомо как они туда попадают. А как-то Вера Константиновна заболела и в палату строго-настрого запретили пускать посетителей, но букеты с цветами каким-то образом оказались на ее столике, заполнив комнату запахом улицы, свежим ощущением кипучей жизни. И сейчас на столе в маленькой вазе стоят веточки вербы с бугорками светлых бутончиков, на которые бросает ласковые лучи апрельское солнце. Весна давно хозяйкой ходит по кабинету. И когда Вера Константиновна появляется в нем, кажется, что она сама похожа на весну. Такая же прекрасная и обаятельная. Ее безраздельно любят все: врачи, медицинские сестры, санитарки и просто пациенты. В приемной часто можно услышать страстный монолог заболевшего человека.
- Я хочу к Вере Константиновне. Очень прошу вас, - и умоляюще смотрит в окошечко регистратуры.

Больные верят в нее. Идут, словно к матери, со своими сомнениями, печалями, радостью. И это не потому, что в больнице нет другого хорошего хирурга. Не было такого случая, чтобы Вера Константиновна отказалась выслушать пациента. Независимо от занятости, спустится со второго этажа, где находится I хирургическое отделение, и обязательно поговорит с ним, а если нужно даст не только медицинский, но и житейский совет.

Мы сидим в ее кабинете и через приоткрытую дверь не видим, а слышим, как она идет по длинному больничному коридору. Никого не обойдет. Остановится, расспросит о домашних делах, справится о здоровье домочадцев. В ее голосе о удивление, то сочувствие, то легкий смешок. Вот она распекает нерадивую медсестры:
- Не могу, когда по-казенному относятся к человеку. Подумать только, тяжелобольного положили на жесткую койку. А рядом стоит мягкая кровать. Не догадались. Теперь его придется снова беспокоить.
Вот она появляется и сама. Аккуратная, подтянутая в белой шапочке, из-под которой выбиваются темнорусые волосы, в серых глазах теплота и искорки смеха. По-прежнему добрая Вера Константиновна. В комнату устало заходит главврач Михаил Григорьевич в распахнутом халате, под которым видна потемневшая майка. Увидев женщин, извиняется:
- Простите, я в таком виде.
- Сколько раз вспотели, Михаил Григорьевич? – спрашивает Вера Константиновна.
- Да пришлось.
- Вот вам и аппендицит, легкая операция, - кивает в нашу сторону, - нет легких операций, есть только трудные. А я влюблена в эту профессию, как мальчишка первый раз в девчонку. С каждым годом чувство усиливается и заполняет меня.
Вера Константиновна улыбается. Может, от того, что говорит она сущую правду.

Испытания
Родилась в Лисках Воронежской области, затем родители переехали работать в Кирсанов, и маленький город стал ее второй родиной. Училась в школе № 85. Никаких жизненных планов не было, вперед не загадывала. А окончив школу, поступила в Воронежский медицинский институт. Закончила лечебный факультет. Будущая специальность виделась в роли акушера-гинеколога. На выпускном балу 300 новоиспеченных врачей, серьезных юношей и девушек, пели, мечтали, дурачились. Перед ними, наконец, распахнулись двери в самостоятельную жизнь. До раннего утра стучали каблучки по сонным улицам Воронежа. Никто тогда не думал, что впереди их ждет суровое испытание. Тем летом у Маренковой было два больших события. Получила диплом и влюбилась. Горячо, раз и навсегда, как только может полюбить человек с чистой душой, безмятежным сердцем. Вышла замуж. В начале 1941 года сыграли шумную свадьбу. Все складывалось донельзя благополучно. Удовлетворение своей работой (к тому времени она заведовала больницей в местечке Хлебное Воронежской области), счастливая семейная жизнь. Но в одно летнее утро: война… Черной змеей подкралась она к людям и до боли вонзила ядовитое жало в их жизнь. У Веры Константиновны мирная жизнь рухнула разом. Ее призвали в армию.

С первых дней операции, операции… Глаза раненых, в которых страдание, боль. Руки привыкли к операциям, стали послушными, чуткими, а вот сердце к стону, несчастью человека привыкнуть не могло. И каждый раз, стоя у операционного стола, может, который раз обливаясь потом, внутренне «болела» за раненного, а внешне спокойными, расчетливыми движениями обрабатывала рану. В землянках от близких разрывов снарядов с потолка сыпалась земля. Его обтягивали простынями и боролись за человеческие жизни. По несколько часов не садились, ноги отекали и, чтобы снять сапоги, приходилось разрезать голенища. О себе как-то не думали: слишком велики были чужие страдания и никому в голову не приходилось соизмерять с ними свои. Вера Константиновна помнит глаза раненых: серые, карие, а особенно те, голубые…

В начале сорок второго года на Западном фронте в деревню Вышнево, где располагался третий медсанбат, привезли голубоглазого бойца с тяжелым ранением в живот. Вера Константиновна приступила к срочной операции. В землянке холодина. «Буржуйка», сделанная из железной бочки, еле грела. При слабом свете керосиновой лампы Маренкова склонилась над раненым. Язычок пламени дрожал от взрывов, и по стенке прыгали уродливые тени. Паренек остался жить, спекшимися губами прошептал:
- Спасибо доктор. Будете в Москве, обязательно заходите…
И вдруг налет. В небе завыли немецкие самолеты. Земля закачалась от тяжелых ударов. Бомба угодила в землянку с ранеными. И не стало Сережи Балашова, так звали молоденького бойца. Маренкову тогда контузило.
Затем поступило известие о гибели мужа. Хотелось кричать, рвать на себе волосы, плакать, а сердце одеревенело. Осталась одна 26-летней вдовой. Стала жить для сына. Знакомые советовали:
- Что ты делаешь? Ищи мужа. Грех пропадать в цвете лет.
Ей и в голову не приходила такая мысль, никогда не невестилась. Берегла память о самом светлом, самом дорогом для нее человеке. Трудно было одной, ой, как трудно. Помогла забыться любимая работа – хирургия.

Живу для людей
После войны в Кирсановской райбольнице встретилась с местным хирургом Алексеем Гавриловичем Глазковым. Бок о бок с ним проработала восемнадцать лет. От него унаследовала большие знания, мастерство. На операциях по движению рук, взгляду определяла его мысли, несказанные слова. И как бы ни было трудно, ни разу не пожалела, что выбрала этот тяжелый, но благодарный труд. Работает она увлеченно.

В хирургии без любви делать нечего. Не любишь – уходи. Избирая жизненный путь хирурга, ты должен знать: человек болеет не по расписанию. В любое время дня и ночи за тобой могу приехать. Этой профессии нужны крепкие нервы и железное самообладание. Какой бы трудной операция ни была и какие бы повороты она ни готовила…

Тогда она помогала Алексею Гавриловичу. Была очень редкая операция – удаление почки. Посмотреть на работу хирургов в операционную пришли врачи, медицинские сестры. Поначалу все шло блестяще. Окружающие радовались благополучному концу. И в каком-то мгновении кровь ударила фонтаном в потолок. Все в ужасе бросились к дверям. У операционного стола остались только они – двое. Подвел зажим Федорова. Ни один мускул не шевельнулся на лице Алексея Гавриловича. Мозг в считанные секунды нашел единственное верное решение, не записанное ни в каких книжках, ни в инструкциях. Помог опыт и стальная воля. Молодую мать, у которой было четверо детей, спасли.

И только после операций в тело приходила тупая усталость, наваливалось то многочасовое напряжение, которого на просто не замечала. Домой приходила поздно. Горящий огонек в окне согревал материнское сердце. Сын ен ложился спать, терпеливо ждал ее:
- Мам, опять ты поздно.
Она целовала его.
- Умница моя, ты все прекрасно понимаешь. Я живу для людей и для тебя…

Назавтра снова приходила поздно вечером. В своем доме была гостьей. Даже родственники обижались на нее, вот, мол, не заходит. Теперь сын Костя вырос, закончил техникум, работает мастером на стройке от Тамбовского СМУ. Пошел по своей тропинке в жизни. Никогда не травмировал ее плохим поведением, понимал с полуслова – настоящая награда матери за ее трудные годы.

В первом хирургическом отделении под началом Веры Константиновны работают два молодых хирурга. Радуется – способные. Помогает им проникнуть в тайны искусства врачевания, учит гражданскому долгу. Любой хирург может стать врачом-педиатром. Но педиатр хирургом – далеко не каждый. Она доверяет своим ученикам, часто ассистирует им, но следит за каждым движением рук. В любую минуту Вера Константиновна придет к ним на помощь.

Как-то ночью привезли больного. Дежурный хирург определил: аппендицит. Началась операция и выяснилось совсем другое. Послали за Верой Константиновной. Она явилась тут же. Будто не спала. Сон ее чуткий и беспокойный. Иногда не успеет дойти до дома, как вслед летит «скорая»: человек в опасности. И опять долги часы напряжения воли…

После работы Вера Константиновна шла не спеша. Теплый летний день клонился к вечеру. Огромное красное солнце медленно уползало за линию горизонта, окрасив небосвод в пурпурный цвет. Тихая улочка пахла деревьями, цветами. Только вошла в комнату. Как под окном засигналила машина..

Больного переехал трактор и вид у него был ужасный. В нем еле теплилась жизнь. Несколько раз пульс еле прощупывался и операция прерывалась. Делали уколы и снова Вера Константиновна склонялась над операционным столом, делая почти невозможное. Только после трех часов беспрерывной утомительной работы она вздохнула с облегчением, глубоко, свободно.

И таких операций у нее были тысячи. Каждому человеку она отдавала частицу своего щедрого сердца. Кроме обязательных обходов больных, она за день десяток с лишним раз пройдет все палаты. Не уйдет домой до тех пор, пока не удостоверится, что все в порядке. В ведении Веры Константиновны 39 медицинских сестер, санитарок, 60 больных. И никогда, никто от нее не слышал грубого слова.

У нее в кабинете, на столе лежит книга А.А, Вишневского – дневник хирурга. Специальной литературы читает много. Но ей не чужда лирика Пушкина, Есенина, в которой богатство и доброта души русского народа, любовь к необъятной России, ее природе.

Семидесятый год, год ленинского юбилея, для Веры Константиновны Маренковой – главного хирурга района будет памятен еще двумя значительными событиями. 26 мая тридцатилетие ее работы, а в июне поедет в Воронеж на встречу с однокурсниками, выпускниками 40-го года.

Сейчас с пятнадцатью из них, оставшихся в живых, переписывается. Письма идут отовсюду. Пишут друзья, знакомые, бывшие больные, пишут люди, для которых она стала дорогим и незабываемым человеком. В городе и районе Веру Константиновну знает малый и старый. В каждом доме она желанный гость. Люди не забывают добро, сделанное ею, и помнят его. И когда она идет по улице, с ней здороваются все. Мальчишки хором, дружно, их отцы по-мужски, сдержанно, а матери кладут ей земной материнский поклон.
А. Одноколкин,
наш корр.