Герб города Кирсанова

Прекрасное в наследство

Уже по рассказу человека, посоветовавшего побывать у Яркиных, сложилось у меня представление об их доме как своеобразном музее. Поэтому еще на чисто вымытом крылечке обратила я внимание на аккуратный рядок обуви. Поднимаясь по ступеням крытой террасы, идя по прихожей, еще одной комнате, с тем же настроением отметила длинные чистые половики - дорожки, расположение комнат на разных уровнях.

Потом я узнала, что такое их расположение вынужденное: пристраивали их к основной коммунальной квартире позднее своими силами и не смогли выдержать первоначальной высоты фундамента и потолков, заложенных еще в давнее время. Поэтому переход из одной комнаты в другую означает подъем еще как бы на одну ступень, и это усиливает впечатление необычности, ожидание чего-то и в самом деле волнительного. Почему-то забывается, что это - обыкновенная квартира обыкновенной кирсановской семьи.

До недавнего времени старшим в ней по возрасту был офицер в отставке Григорий Анисимович Самсыгин, умерший в январе этого года. Теперь в семье осталось пятеро: жена Григория Анисимовича Мария Ивановна, ее взрослая дочь Мария Григорьевна Яркина, муж Марии Григорьевны Валентин Александрович Яркин, их дети-Александр и Володя. Собственно, теперь (и давно уже) это семья Яркиных. Но не назвать в первую очередь покойного Григория Анисимовича никак не могу, так как именно он заложил в семье тяготение к прекрасному. Служа в свое время в армии, подолгу на одном месте не жил. Но, укладывая для переезда багаж, с особой бережностью паковал картины, к которым испытывал большую страсть.

Григорий Анисимович покупал их в магазинах - хорошие репродукции хороших картин известных отечественных и зарубежных художников - "Союз воды и земли" Рубенса, "Девятый вал" Айвазовского, "Последний день Помпеи", "Всадница" Брюллова, "Мадонна" Ричардса, "Утро в сосновом бору" и "Дождь в дубовом лесу" Шишкина, "Неизвестная" Крамского, "Охотники" Перова... Не всегда удавалось бывшему офицеру Самсыгину развешивать их в скромных квартирах и комнатах, в которых приходилось жить. Иной раз и не распаковывал вовсе. Но видел новую понравившуюся картину и опять не удерживался, чтобы не купить ее.

Комната в доме 12 по улице Плехановской, которую предоставил Григорию Анисимовичу тридцать лет назад Кирсановскнй городской Совет, была как бы специально построена для того, чтобы принять сразу все его картины, вправленные в строгие рамы. Они по-домашнему уютно и одновременно по музейному торжественно разместились в верхней части высоченных стен над довольно скромной мебелью, не кричащими коврами.

Часть из них приобретена уже в Кирсанове, и не только Григорием Анисимовичем, а и дочерью и зятем, тоже оказавшимися неравнодушными к миру искусства. Их стараниями домашняя "картинная галерея", как зовут ее сейчас некоторые, дополнена картинами "Всадник в горах" Лагорно, "Ленин в Смольном" Бродского, "Сон невесты" неизвестного художника.

Об этой последней картине особый рассказ. Еще двенадцатилетней девочкой побывала Мария Григорьевна с родителями в доме их знакомых. Там ее поразила картина - спящая невеста, над которой летают крылатые амуры, написанная красками на полотне с большим изяществом и мастерством. Она так запала в душу, что став взрослой Мария Григорьевна снова пошла в тот дом, попросила продать картину. Однако немолодой уже хозяйке та тоже была дорога, и она пообещала уступить ее Марии Григорьевне, когда почувствует себя совсем плохо.

Старушка сдержала слова, хотя находился человек, который давал за картину немалые деньги. Незадолго до кончины она прислала за Марией Григорьевной, давно уже ставшей Яркиной. Они пошли за картиной вдвоем с мужем Валентином Александровичем, но нашли ее в очень плохом состоянии. Тот, кто ухаживал за старушкой, не был, видно, ценителем прекрасного. Картину небрежно бросили в сарай, и краски на ней потускнели, полотно позеленело от сырости. Старушка, однако, успокоила: картина "выздоровеет", переселившись в хорошие условия. Она взяла с Яркиных сто рублей и опять не обманула. Картина в самом деле полностью восстановилась и уже пять лет украшает едва ли не самый главный простенок в "музейной" комнате Яркиных.

В том простенке стоит огромный, на целых триста литров, аквариум - словно заключенное в стекло сказочное подводное царство. Подсвеченные лампой дневного света, величаво шевеля плавниками и хвостами, проплывают мимо живописных растений полосато-желтые суматранские и огненные барбусы, краснохвостые тетры, голубые гурами, серебристо-темные тернеции, черные с серебряными полосками скалярии. Название рыбок для большинства любителей домашних аквариумов привычное, но, пожалуй, каждого поразят размеры их. Треугольновидные плоские скалярии, например, величиной с хорошую детскую ладошку. И самое интересное то, что выращены они, как и остальные экзотические рыбы, в аквариуме Яркиных ими самими из вымеченной икры. Процесс этот очень длительный, сложный, тонкий, требующий терпения, мастерства, специальных знаний. Удается он очень и очень немногим, можно сказать, лишь одержимым аквариумистам.

Да и просто содержать такой аквариум - целое искусство. Воду для него Яркины привозят или с Вороны (благо, есть своя легковая машина) или собирают во время таяния снега с крыши, причем выбирают такой момент, когда вода стекает по ледяному покрову. Крупный, едва ли не с горошину, песок на дно аквариума Валентин Александрович разыскал на небольшом дальнем озере, чуть ли не день просеивая его, перебирал вручную, тщательно отмывал.

Заботы о рыбном корме вообще повседневные. Покупным Яркины не пользуются. Сами ловят дафний и других мельчайших водных насекомых. Сами заготавливают их и на зиму, насушивая по несколько килограммов, обогащая потом витаминами. А для выкармливания мальков используют почти невидимую дафниевую пыльцу.

Словом, заботы об аквариуме отнимают у Валентина Александровича и Марии Григорьевны уйму времени. Но они о нем не жалеют, испытывая истинную радость от созданной ими же самими красоты. Теперь к ней приобщились и сыновья, девятиклассник Саша и шестиклассник Володя. Тоже увлеклись миром прекрасного. Оба, впрочем, не чураются и спорта, имея за успехи в нем похвальные грамоты. Володя занимается сейчас в секции по борьбе дзюдо.

Вместе с грамотами сыновей Мария Григорьевна подала и почетные грамоты мужа. Валентин Александрович уже более двадцати лет работает на заводе текстильного машиностроения сварщиком. Он ударник коммунистического труда, неоднократный победитель социалистического соревнования. Добивался В. А. Яркин первенства в конкурсе профессионального мастерства электросварщиков ручной сварки. А в прошлом году еще paз подтвердил свое высокое мастерство, завоевав звание лучшего по профессии.

Мария Григорьевна трудовой стаж, необходимый для ухода на пенсию, уже выработала. Но ушла из кинотеатра "Россия", где работала киномехаником, не потому, а из-за болезни отца Григория Анисимовича. Теперь прихварывает мать: тоже сказывается возраст. Но вечером Мария Григорьевна и все ее семейные охотно принимают гостей - ребят и взрослых, которые, прослышав о "картинной галерее" и необычном аквариуме Яркиных, приходят к ним в дом. Подолгу смотрят на необыкновенно красивых рыб, на произведения живописи, уходят, благодарные за возможность прикоснуться душой к прекрасному.

А я помимо этого испытала еще чувство признательности к человеку, которого, к ее сожалению, не знала живым - к Григорию Анисимовичу Самсыгину, оставившему в наследство ближним любовь к красоте.
24 мая 1986 г.