Герб города Кирсанова

Оживают старые русские мотивы

Началось все с того, что Владимиру Ермошину и Владимиру Загородневу на заводе текстильного машиностроения предложили нарисовать эскиз беседки для заводского сквера. Предложили не случайно. Знали, что оба модельщика не лишены художественного вкуса, оба любят работать с деревом.. Последнее обстоятельство и привело их в литейно-модельный участок, хотя специальности у того и другого совсем не родственны модельному делу. Начинали здесь оба с ученичества. Теперь числятся хорошими мастерами, особенно Владимир Серафимович Загорднев, у которого только непрерывный стаж работы на заводе шесть лет. У Владимира Ивановича почти полтора года.

Эскиз беседки руководителям не просто понравился. Он показал, что Ермошин и Загороднев способны на большее. И, работая, предложили художественно оформить заводскую столовую. Наметок на этот счет никаких не сделали. Единственным условием поставили: исполнить все в основном из подручного материала. Для модельщиков им оказалось, конечно же, дерево, главным образом его отходы от модельного производства - обрезки сосновых, березовых, липовых досок, буковой фанеры. Материал и определил направление предстоящей работы, навел на мысль о старинном русском стиле. Пока сохли доски, Ермошин н Загороднев вынашивали и переносили на бумагу свои задумки об оформлении потолка, стен, окон. Много спорили. Поправляли и дополняли друг друга. Радовались удачным находкам, многие из которых оказались потом не совсем удачными. То излишне сложными, то выпадающими из общего настроя. Ограничивал возможности и инструмент. Сводился он к обычному столярному, резцам разной конфигурации, лобзикам. Из деревообрабатывающего оборудования наибольшее применение нашел токарный станок. И чтобы закончить разговор о средствах исполнения, надо добавить, что еще умельцам потребовались художественные масляные и бронзовая краски, древесный лак и медь для чеканки.

Теперь о том, что получилось, вернее, что получается, так как работа еще не закончена. Столовую уже трудно назвать столовой в привычном виде. Ее хочется назвать палатою - по богатству и стилю украшения. Стены застелены мозаикой из дерева разных пород. На самой просторной основные фрагменты мозаики из правильных светлых шестигранников. Плотно подогнанные между собой, они образуют строгий нарядный узор, сверху обрамленный, как и на других стенах, полосою сере6pистой чеканки. По низу - более темная панель из деревянных "кирпичиков". Она охватывает по периметру все помещение. А на этой стене еще чеканка в нишах окон, которые должны выходить в коридор, но давно заделаны. Теперь в этих нишах, обрамленных точеными балясинами и чудесными резными наличниками, картины, вычеканенные на красно - желтой меди. Они славят богатство русской земли. Особенно хороша картина, названная "Изобилие": облитые солнцем пшеничное поле, подсолнухи и девушка в них. Большую часть противоположной стены занимают настоящие окна. Их проемы украшены тоже балясинами. А от карниза до верхнего оконного переплета свисают, расходясь в стороны, резные деревянные узоры. Простенки между окон забраны искусной "плетенкой" из буковых фанерных лент. А по верху, до серебристой чеканки, те же ровные шестигранники.

На торцовой стене вместо них, точеные, с выемкой круги, пространство между которыми заполнено изящными вогнутыми четырехугольниками. Посередине опять светлая "плетенка". Но она от углов не больше, чем на метр. Остальную площадь стены, а длина ее шесть метров, занимает красочное панно. Оно будто вмонтировано в причудливую резную полуовальную раму с затейливыми вензелями. На панно, вырезанном на плотно подогнанных березовых досках и раскрашенном яркими и свежими масляными красками, на фоне сельского пейзажа сельская молодежь. Девушки в очень нарядных оранжевых лиловых, сиреневых, желтых, красных сарафанах, юбках и кофтах, два парня в таких же красочных русских костюмах с гармошкою и балалайкою в руках. Фигуры, как и лица, выпуклые, очень выразительные, показавшие, что у Ермошина и Загороднева немалые способности еще и художников. Первый из них рисовал и вырезал на панно лица, второй - фигуры, и ни в тех, ни в других нет повторения.

Панно, конечно же, главное украшение столовой. Однако се меньшим искусством оформлена стена с раздаточным окном. Изображенные над ним овощи и фрукты настолько натуральны, что их хочется потрогать. А обрамляющие их венчики и ростки цветов так нежны и изящны, что не верится, что они деревянные.

Уже говорилось: ширина столовой шесть метров. Длина - пятнадцать, высота - не более трех. Каждый сантиметр ее площади потребовал от мастеров художественной отделки, в том числе двери и дверные косяки. А еще больше хлопот (из-за неудобства) доставил потолок. Он тоже задрапирован деревом - по основной площади удлиненными прямоугольниками в хорошем сочетании светлых и менее светлых оттенков. А по краям, отбитым от середины рельефными зубцами, затейливый орнамент, нанесенный черной масляной краской.

Сами мастера, Владимир Загороднев и Владимир Ермошин сейчас не всем довольны. Находят, что можно бы многое сделать лучше. Вынашивают задумки по оформлению других помещений столовой, в частности, коридора. Одновременно переживают за то, что нарядный интерьер столовой пока не гармонирует с интерьером производственных помещений.

Правда, в этом направлении на заводе уже произошел некоторый сдвиг. Заметно похорошели заново отделанные во время ремонта служебные помещения заводоуправления. На механическом участке появилась оригинально оформленная комната отдыха. Оформитель - сменный мастер участка Александр Михайлович Никанкин. Как и Ермошин, он тоже комсомольского возраста (Загороднев чуть постарше). Как и они - художник и резчик по дереву. Вырезанная им на всю стену картина вечерней реки с деревьями и осокой на берегу, с лодкой посередине и с рыбаками будто дышит тишиной и прохладой. Один из работников участка признался, что у него появилась потребность после трудового напряжения хоть минуту постоять у картины, успокоиться и отдохнуть.

Такое же благоприятное чувство вызывают у заводчан цветник в заводском дворе, неподалеку от проходной, старый и молодой скверы у спортивного зала. А вообще же, конечно, и территории, и производственным участкам "Текстильмаша" еще много благоустраиваться, чтобы красивое не было островками. Чтобы оно, старинное и современное, было повсюду, улучшая настроение рабочего человека, поднимая производительность труда.
7 сентября 1984 г.