Герб города Кирсанова

Третья симфония Чайковского

Михаил Михайлович Бугулов не называет себя ни большим знатоком, ни большим любителем музыки. Он называет себя лишь радиолюбителем. Однако человеку, которому вовсе чужд мир музыкальных звуков, вряд ли под силу одолеть все это хитроумное сплетение проводков, различных деталей, ламп и транзисторов. Одной технической увлеченности здесь мало. Нужно еще очень большое желание услышать музыку, максимально приближенную к ее первооснове, очищенную от постороннего, "металлического" звучания, свойственного всякому обычному радиоприемнику. К тому же звуки всех инструментов, а также голос певца исходят в этих радиоприемниках из одной точки, обедняя и искажая живую суть музыкального произведения. Причина того - одноканальное (монофоническое) воспроизведение звуков, не позволяющее получить истинного представления о пространственном размещении музыкальных инструментов.

В последние годы все чаще стало слышаться слово: стереофония - стереофоническое (минимум как двухканальное) воспроизведение звуков, создающее впечатление пространственного и раздельного звучания отдельных групп инструментов.

Михаил Михайлович "заболел" стереофонией сравнительно недавно - два с половиной года назад. А до того почти всю сознательную жизнь возился с обычными радиоустройствами. Лет шестнадцати смастерил себе первый детекторный приемник и был счастлив в хаосе эфирного треска и шума услышать Москву. Потом он объявил войну этому шуму и треску. Изготавливал все более и более сложные устройства и приспособления, снимающие лишний звуковой фон. В его квартире и сейчас есть двухканальный самодельный приемник, по чистоте звучания намного превосходящий заводских собратьев. Впрочем, немало у Бугулова и покупной радио- и музыкальной аппаратуры, но абсолютно к каждой приложил он свои руки, улучшая и усовершенствуя ее. Хороший помощник ему в этом - знания, полученные на электроотделении Кирсановского совхоза-техникума, и еще больше - почерпнутые в разной специальной технической литературе.

Ее у Михаила Михайловича много - целая полка в квартирной кладовой, оборудованной под рабочую мастерскую. Чего только нет в этой мастерской: коробки с радиодеталями, радио- и электроприборы, инструменты и разные приспособления - сверлить, паять, пилить...

Здесь и мастерил Михаил Михайлович свою стереофоническую установку для воспроизведения стереофонических грамзаписей. Но сначала о граммофонных и магнитофонных записях обычных. Их у Бугулова больше двух сотен. Записей только одного любимого Утесова около ста и столь же любимого Бернеса - сорок. И зря Михаил Михайлович стесняется называть себя любителем музыки. Иначе разве собрал бы он такую богатую коллекцию произведений И. Дунаевского, братьев Покрас... Правда, классическую музыку считал для себя недоступной. Нравились вообще-то произведения Петра Ильича Чайковского, но слушать их опять-таки мешали те пресловутые пороки обычной радиоаппаратуры.

И он взялся за инструменты. Первый вариант стереоустановки он полностью сделал сам. К тому времени в магазинах были уже заводские установки, но хорошие - очень дорогие. Его первая проба была на уровне среднего качества заводских. Для изготовления второй он купил часть стереофонической аппаратуры, но почти все переделал по-своему. Чтобы избавиться от фона переменного тока, отделил проигрыватель от усилителя. Чтоб получить еще более естественное звучание музыки, изменил форму и содержание звуковых колонок с их разделительными фильтрами, дросселями, конденсаторами. А чтоб иметь возможность регулировать окраску звучания в широких пределах, полностью изготовил темброблок - сложнейший радио- и электроприбор. Разместил все это в комнате с учетом законов распространения звука, особенностей устройства слухового аппарата человека, разных радиотехнических требований.

И вот в небольшой квартире Бугуловых снова зазвучала музыка. Но какая! Такую приходится слышать очень редко, в больших концертных залах. Как и там, при непосредственном исполнении, здесь звуки четко делились на нижние и верхние, раздельно слышалось звучание каждого инструмента, и Михаил Михайлович тут же узнавал их.
- Бас-гитара... Кларнет: Ионика: Опять гитара, только соло... А это - саксофон...

Звучали "Полюшко-поле" Книппера, песенка крокодила Гены - Шаинского, разные музыкальные пьесы в исполнении советских инструментальных ансамблей, в том числе Ленинградского, особенно почитаемого М. М. Бугуловым. А потом зазвучала Третья симфония Чайковского. И сразу вытеснила все остальные впечатления. Я не могу похвалиться тем, что очень люблю и хорошо понимаю музыку, особенно классическую, но сейчас - честное слово - я любила и понимала ее. Потому что она слышалась совсем по-иному, чем по обычному радио, обретая почти изначальную чистоту и почти действительную прозрачность.

Почти... Для меня это - лишь уточнение факта. Для Михаила Михайловича Бугулова это - причина новых поисков, технических и творческих. "Почти" его уже не устраивает. Все настойчивее приходит мысль обогнать радиотехническую промышленность, изготовить квадрофоническую (четырехканальную) установку, которая еще больше усилит пространственное, объемное звучание музыки, углубленное и расширенное. Михаил Михайлович сделал к этой "жар-птице" (его собственное выражение) уже первый шаг: изготовил ламповый усилитель, который позволяет получить четырехполосный звук.Ну и в конце вот о чем. М. М. Бугулов - обычный рабочий человек. Много лет работал в автоколонне № 1803 электрослесарем, сейчас трудится здесь же механиком. А радио и стереофония - его увлечение. Так же, как и музыка.
19 июля 1982 г.