Герб города Кирсанова

Мамина радуга

Поездка в Первую Иноковку была ради Валентины Ивановны Ильиной, а если точнее, то ради ее дорожек - половичков. Не приобретенных - купленных в магазине, а вытканных самой. Хотелось посмотреть и на эти половички, и на стан, на котором ткут их, и наконец, познакомиться с Валентиной Ивановной, не забывшей русского старинного ремесла - творчества.

Из-за того, что мастерство это старинное, и сама Валентина Ивановна представлялась более чем пожилой. А она оказалась еще и предпенсионного возраста. Причем даже не того, с которого уходят на заслуженный отдых абсолютное большинство женщин, а льготного, положенного многодетным матерям.

Ильина тоже из числа многодетных. А из шести ее дочерей и сыновей четверо уже выпорхнули из родного гнезда, а еще два сына живут пока с отцом - матерью.

Младший из них, шестилетний Сережа, и откликнулся, кажется, первым на стук, больше других обрадовался новым гостям. Новым - потому что у Ильиных были уже гости, дорогие и желанные: старшая дочь Ольга с собственной младшей дочкой, годовалой Танюшкой.

Самой Ольге, хотя она и старшая среди сестер и братьев, лет совсем немного - всего двадцать пять. После школы поехала в Москву. Закончила там строительное профтехучилище и работает теперь в столице штукатуром. Там же, в столице, и тоже в строительной организации работает сварщиком брат Игорь, ныне уже семейный человек. Сестры Надежда и Люба, закончившие среднюю школу одна с золотой медалью, другая с похвальной грамотой, самостоятельную жизнь начинали тоже в Москве - с учебы в топографическом техникуме. Теперь Надежда, обзаведшаяся своей семьей, трудится в Прибалтике, еще не замужняя Люба - в Подмосковье. А дома, с родителями, девятиклассник Николай и пока дошкольник Сережа. За парту ему на следующий год, но уже теперь Сергей читает почти совсем свободно, а считает "хоть до миллиона".

Сережа охотно и с достоинством продемонстрировал и счет, и чтение. Потом с загоревшимися глазами побежал смотреть то, ради чего приехал корреспондент, мамины дорожки.

В зале, очень светлом и очень чистом и оттого, наверное, особенно нарядном и радостном, лежали, однако, пока бабушкины дорожки, сотканные руками давно покойной матери Валентины Ивановны Ефимии Ионовны. В годы молодости той ткачество было делом обычным. Не оставляла она его еще и в наше время, пока муж одной из дочерей, жалеючи тещу ("Хватит ткать, пусть отдыхает"), не изрубил ткацкий стан топором.

Тогда, когда случилось это, о стане не очень тужили. Да и Ефимии Ионовны вскоре не стало. Но прошло какое-то время, и Валентине Ивановне захотелось вспомнить материно мастерство. Выткать правда, не бельевую ткань и не полотенца, которые расшитые узорами и поныне хранятся у нее. Захотелось выткать половые дорожки, чтобы жили долго, как материны, чтобы были дочкам на память.

Сначала приготовила нитки: простые, хлопчатобумажные, но крепкие - для основы, шерстяные, домашнего прядения - для узоров. Покрасила их в яркие, сочные цвета, такие, что не линяют, и не выцветают долго-предолго. Нашла ткацкий стан, благо, сохранились еще кое у кого из сельчан. Села за работу.

Было это до того, как родился Сережа, и, видать, зимней порою, когда свободного времени у Валентины Ивановны больше. Летом она в числе других свекловичниц на колхозных свекловичных полях да на домашнем большом огороде, где, впрочем, и дети помогали немало. Слишком большой строгости к ним Валентина Ивановна с мужем вроде не применяли, а от работы те не отлынивали. И не только в огороде, а и вообще по хозяйству и дому.

Насчет чистоты, какой дышит весь дом Ильиных, к детям, по словам Валентины Ивановны, тоже не было особых претензий. Сызмальства разувались только на крылечке. Без особых напоминаний поддерживали давно заведенный и давно устоявшийся домашний порядок. Потому видать сохранили во многом былую привлекательность старые бабушкины половые дорожки, те, которые и поныне украшают зал.

Валентина Ивановна смотрит на них с немалой любовью. Но кладет рядом свою, до поры припрятанную, и в комнате загорается не то радуга, не то перо сказочной жар-птицы. Густо-васильковый, алый, изумрудно-зеленый, золотисто - желтый, бордовый, черный цвета, сотканные в удивительной красоты узор, так и притягивают взгляд. А по краям орнамента бежит таких же сочных свежих красок нарядная кайма. На дорожку, кажется, невозможно наступить, только глядеть, любоваться. Впрочем, эта дорожка еще не закончена, хотя и начата давно. Законченная же взята у Ильиной именно для смотрин - для выставки народного творчества, состоявшейся больше года назад в Кирсановском краеведческом музее. Попросил для нее у Валентины Ивановны заведующий Иноковским клубом Виктор Михайлович Михалев. Попросил, конечно, не напрасно, да вот беда, дорожка - краса домой к Ильиной все еще не вернулась. По слухам, будто отослали ее на выставку в область, а оттуда в Москву. Только у Валентины Ивановны ни документов на то, ни адреса нет. Потому переживает очень за свое рукоделие: цело ли, не потерялось ли, когда и в каком виде вернется. Ведь делалось в подарок одной из дочерей. Чтоб лежала у нее на полу, как лежит на полу у Валентины Ивановны материно рукоделие.

Дольше всех любовался маминой дорожкой Сережа. То гладил узор, то вымерял что-то. При нем Валентина Ивановна, кажется, за стан еще не садилась. Дел, как сказала, и без того хватает. В хозяйстве корова, теленок, коза, куры. Сейчас, когда старшие дети разъехались, почти все на ней. Конечно, помогает и муж, Виктор Васильевич, колхозный токарь, человек тоже рукодельный и домовитый. И в доме, и во дворе многое сделано его руками, в том числе водяное отопление и баня, пока еще не достроенная. Баня не такая, какие были раньше приняты в селах, а с ванной и канализацией, как бы на городской манер. За городскими удобствами и поехали в дальние края дети Ильиных. Валентина Ивановна в том их не осуждает. Пусть хоть они не знают забот о топливе, которое с каждым годом заготавливать все труднее. Пусть хоть их дети ходят в детский сад и школу, где занятия идут раздельно по классам. А она, Валентина Ивановна, потому и сидит с Сережей дома, что некуда девать его. Детский сад, правда, было построили, да скоро закрыли: не набралось на него ребятишек. И первоклассников вместе с Сережей будет на следующий год только четверо. Значит, заниматься им вместе с второклассниками.

Валентина Ивановна на отъезд детей не сетовала. Хотя, слушая ее, невольно думаешь: останься три дочери и сын ее в родном селе, уже на четыре молодые семьи прибавилось бы в нем. Прибавилось, соответственно и детей, которых с каждым годом в селе все меньше.

Правда, еще могут остаться здесь Николай и Сергей, и кто-нибудь из них, возможно, будет жить в этом вот уютном и светлом доме, где так к месту эта вот дивная рукотворная радуга, на которую Сережа все никак не может насмотреться.
12 марта 1988 г.