Герб города Кирсанова

Для своей и общей радости

Те, кто приезжают в Кирсанов со стороны Шиновки, на границе города непременно видят стелу со старинным гербом Кирсанова. Стела установлена не так давно, и мало кто знает, кто чеканил тот герб.

Не знала и я, пока не познакомилась с мастером - бригадиром сборочного участка завода текстильного машиностроения Дмитрием Семеновичем Цыганковым. На предприятии он десятый год. Пришел сюда, имея за плечами политехнический вуз и трехлетний практический стаж по специальности. Был поначалу, как и сейчас, мастером механосборочного участка. Потом занимал разные инженерные должности, в том числе инженера конструкторской группы и инженера по стандартизации. В последнее время возглавлял бюро по стандартизации. Имел за исполнение этих и других обязанностей более десяти трудовых поощрений.

А два месяца назад рабочие одной из бригад сборочного участка попросили Цыганкова возглавить их коллектив, пойти в их бригаду мастером-бригадиром. Сделали это не только по старой памяти о том времени, когда он был мастером участка. А и на основании более свежих постоянных контактов с ним.

Хорошо зная выпускаемое заводом оборудование, как со стороны технологической документации, так и по практическому опыту, Цыганков (как, впрочем, и другие инженеры технического отдела) часто работал непосредственно в производстве. Не только руководил процессом сборки машин, а и лично участвовал в этом процессе, помогая ускорить его. Делал это и тогда, когда речь шла о выпуске угароочищающих машин, которые он вел как инженер-конструктор. И тогда, когда дело касалось оборудования, к которому прямого отношения Цыганков не имел.

Отказывать в том, в чем он может помочь, Дмитрий Семенович нe умеет. По этой причине и в командировки, когда работал в техническом отделе, ездил чаще других. Отлаживать ли на шерстеперерабатывающей фабрике поставленное заводом оборудование, монтировать ли на другом подобном предприятии опытный образец новой машины, изготовленный текстильмашевцами, - ехал, как правило, Цыганков.

Поэтому встретиться с ним все, как правило, не удавалось. А весной этого года взял Дмитрий Семенович двухмесячный отпуск за свой счет. Оформил eго, чтобы ухаживать за тяжелобольной матерью. В очень трудном, безнадежном состоянии привез он ее из больницы. Чтобы не пугать маленького сына, отправил его вместе с женою к ее родителям, которых, к слову, Дмитрий Семенович очень ценит и уважает. Сам же, научившись делать обезболивающие уколы, выполнял все остальное, что необходимо в таких случаях, не отходил от материнской постели. Часть забот брала на себя и жена, приходившая несколько раз в день, - как позволяли работа и время. Он же брал на себя главное - всю моральную и физическую тяжесть по уходу за больной. И хотя была возможность, не передал эту тяжесть никому другому, видя в том первейший сыновний долг.

Есть, пожалуй, необходимость при этом оговориться. Не все безукоризненно гладко было у Цыганкова в личной жизни. Случались ошибки, и вовсе не безобидные. Теперь и сам относится к ним критически. А покончить с ними помогли увлечения - те, ради которых и хотелось встретиться с Дмитрием Семеновичем.

Увлечения у него разные. В том числе аквариумы и фотография, которым Цыганков уделяет немало свободного времени. Еще больше его Дмитрий Семенович тратит, пожалуй, на чеканку, - хотя бы потому, что до нынешнего года вел он в Кирсановском Доме пионеров специальный кружок, на занятиях которого учил детей мастерству чеканки.

Сам Цыганков овладел ей самостоятельно. Научился работать с чеканами, подбирать материал, чернить готовую поделку газовой сажей, покрывать лаком.

Тайну из этих секретов Цыганков не делает. Делится ими со всеми, кто пожелает. Не дорожится и готовыми изделиями - дарит родственникам и знакомым. Исполняет чеканку по заказу. Так, например, как исполнил ее для оформления комнаты отдыха на сборочном участке.

Там в четырех простенках живут своей лесной жизнью вычеканенные на белом металле птицы и звери. Белка, как и положено, грызет орехи. Ястреб с полусложенными и отведенными назад крыльями падает камнем на высмотренную добычу. Куница погналась, было, за уткой и даже ухватила ее. Но та смогла взлететь, оставив на память зверьку - охотнику три своих пера. А тут - глухарь: сидит на ветке, смотрит на окружающих так же внимательно, как и сова с большой картины во всю ширину торцовой стены. Выполнена та картина уже не чеканкой, а резьбой по дереву и исполнена Цыганковым в паре с бригадиром электромонтажников Владимиром Сытиным. Для обоих та резьба - пробная, поэтому не без изъянов, но смотрится в целом хорошо и доставляет, очевидно, как и чеканка, немалую радость рабочим участка. Кстати, сюжет природы при оформлении комнаты отдыха подсказан именно рабочими. Он использован Дмитрием Семеновичем в других чеканных работах, в частности, при исполнении им картин на металле для комнаты быта заготовительного участка. Там Цыганков с большой искусностью изобразил медведя, лося, фазана, стараясь передать и динамику движения, и характерность позы.

О чеканке старинного герба Кирсанова для стелы при въезде в город со стороны Шиновки сказал сам Цыганков. Оказывается, делал его именно он, по специальному и лестному заказу. Чеканил на алюминии, применяя все известные ему приемы и правила художественной чеканки. Испытывая радость от процесса работы и даря ту радость всем кирсановцам.
1 декабря 1987 г.