Герб города Кирсанова

Зарегистрировано в государственном реестре изобретений

Стало почти нормой неуважительное отношение к пожилым и старым людям. И не только со стороны молодых, а и зрелых, в том числе руководителей. Со стариками и разговаривают нетерпеливо, и к просьбам относятся пренебрежительно... Думаю, что это в немалой степени оттого, что человек, оставивший по возрасту работу, в глазах окружающих становится просто пенсионером, балластом общества. И никто не вспоминает, что сделал он за свою жизнь полезного. Часто об этом никто, даже соседи не знают. Поэтому надо больше писать о ветеранах, об их жизненном пути. Чтобы молодые знали их заслуги...
Г. Буренкова, г. Кирсанов.

Всеволоду Михайловичу Мильковскому около восьмидесяти. Но лет этих ему не дашь. Хотя и не атлет, но мускулист, подтянут, легок на ногу. А главное - не утратил интереса к жизни во всех ее проявлениях. На столе, как и прежде, помимо "Ленинца", "Правды", "Литературной газеты", бюллетень "Аргументы и факты", журналы "Наука и жизнь", "Техника - молодежи", "Изобретатель и рационализатор". Читая последний, способен по достоинству оценить чью-то хорошую идею и придумку. Порой откровенно восхищается: "Вы вот посмотрите, как это тонко придумано!"

Сам Всеволод Михайлович тоже придумал за свою жизнь немало полезного. На заводе текстильного машиностроения, где двадцать восемь лет проработал он инженером-конструктором, и теперь еще действуют придуманные им механизмы. На литейном участке нынешние заливщики, возможно, и не знают, что конструкция механизированного ковша для разливки чугуна, которым они пользуются, разработана Мильковским. Что ковш этот вытеснил большой ручной с рогачами, которым расплавленный металл вручную опрокидывали над формовкой в земле или над опоками. Делали это вдвоем, а то и втроем, если для отливки требовалось около тонны чугуна. Теперь ковш давно перемещает электротельфер, а поворачивают и наклоняют его к летниковому отверстию штурвалом.

На том же участке еще один плод конструкторского творчества Всеволода Михайловича, позаимствованного по обмену опытом с тамбовского завода, - механическое сито для просева формовочной земли, правда, в последнее время несколько усовершенствованное. На эмаль - прессовом участке, кажется, до сих пор работает станок Мильковского по забортовке крышек к эмалированной посуде. А на механическом участке все еще несет свою службу приспособленный им много лет назад 100-тонный гидравлический пресс для опрессовки обрезиненных отжимных валов.

Сами отжимные валы заняли в биографии Мильковского особое место. А началось с того, что на завод приехал представитель с шерстемоющей фабрики из Ульяновской области. Он попросил изготовить обрезиненные валы к их бельгийской шерстемоечной машине, чтобы избавить фабрику от трудоемкой и дорогостоящей необходимости буквально дважды в неделю менять обмотку из пенькового и шерстяного канатов.

На заводе сразу поняли, что задача нелегкая, так как диаметры отечественного и бельгийского валов разные, соответственно 480 и 340 миллиметров. А потому слой резины на бельгийском вале неизбежно окажется намного тоньше и не сможет выполнять предназначенной роли. Все-таки на заводе предположили, что можно обойтись не слишком сложной технической реконструкцией, поручив ее Мильковскому. А тот на основе инженерных соображений убедился, что простая реконструкция здесь не поможет. И задался идеей разработать принципиально новое сборное покрытие отжимных валов для обрезинивания тонким слоем. Итогом этой работы стало новшество, признанное Комитетом по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР изобретением. В авторском свидетельстве за № 182607, выданном Всеволоду Михайловичу Мильковскому, говорится, что "настоящее свидетельство выдано на изобретение "Сборное покрытие отжимных валов" в соответствии с приложенным описанием по заявке № 657402 с приоритетом от 27 июля 1960 года. Действие авторского свидетельства распространяется на всю территорию Союза ССР". А в техническом описании изобретения излагается его преимущество перед имеющимся покрытием отжимных валов моечных машин, в частности то, что покрытие, предложенное Мильковским, в отличие от известного позволяет получить необходимое уплотнение колец при тонком слое резины и обеспечивает возможность работы при высоком удельном давлении.

Это авторское свидетельство на изобретение было для Всеволода Михайловича вторым по счету. Первое он получил еще в 1949 году, когда работал на железной дороге дефектоскопистом.

Было это также в Кирсанове, куда Мильковский приехал после демобилизации из армии, а еще точнее, после выписки из госпиталя, где лечился от последнего фронтового ранения. Всех ранений у Всеволода Михайловича было три, и каждое после недолгого пребывания на передовой. Сам Всеволод Михайлович о своем участии в Великой Отечественной войне говорит в свойственной ему иронической манере:
- Двадцать шесть дней был в артиллерии номерным расчета, восемь - в пехоте стрелком и пулеметчиком, шесть - в минометной роте. А между "побывками" на войне - месяцы в госпиталях. Ранения все пришлись на левую сторону: то в левое плечо, то в шею, то опять в левую руку и левую ногу.

На войну Мильковского призвали в июле 1941 года. До этого он успел закончить Брянский машиностроительный институт, поработать конструктором на двух крупных заводах. В Кирсанов после госпиталя приехал потому, что сюда эвакуировались в войну родители. Работая дефектоскопистом на железной дороге, узнал о конкурсе, объявленным управлением Московско-Рязанской железной дороги на решение проблемы по автоматическому включению одного или группы насосов (в зависимости от расхода воды) в железнодорожных водокачках. Всеволод Михайлович включился в конкурс и придумал предложение, признанное изобретением. В авторском свидетельстве за № 96829 сказано, что "предметом изобретения является устройство для автоматического управления синхронным двигателем насоса при помощи релейно-контактной схемы, управляемой в зависимости от уровня жидкости в резервуаре при помощи реле давления".

А в 1957 году Комитет по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР выдал Мильковскому еще одно, третье, авторское свидетельство и тоже на изобретение, На этот раз оно не было связано с производством. Просто Всеволоду Михайловичу, уже работавшему на заводе "Текстильмаш", вспомнилось несовершенство пособия, с помощью которого еще в институте знакомили студентов с законами вращения. И он изобрел "Учебный прибор для демонстрации сохранения осевого кинетического момента вращающейся системы" (авторское свидетельство № 110957). И позже ездил в Московский машиностроительный институт с той целью, чтобы посмотреть, как действует этот прибор, изготовленный, к сожалению, в единственном экземпляре.

Как нелегок путь изобретения до внедрения, большинство людей знают лишь из печати. Всеволод Михайлович узнал это на практике, и знание это не способствовало подлинной активности его инженерной мысли. Но он наносил на ватман новые чертежные линии, которые оборачивались решением той или иной производственной задачи. А для отдыха и разминки ума решал математические головоломки, не принимая на веру ни подсказок, ни ответов. А по поводу одной якобы неразрешимой задачи о построении отрезка, длина которой выражается числом "Пи" с наперед заданной точностью, вступил в спор с маститыми математиками.

Мильковский работал на заводе текстильного машиностроения с 1952 по1980 год, в том числе двенадцать лет после оформления на пенсию. Живет теперь он один. Восемь лет назад потерял жену, недавно лишился старшего сына. Младший, окончив факультет военных дирижеров при Московской консерватории имени Чайковского, служит в Чехословакии. Его Всеволод Михайлович навещал дважды, и его рассказы о поездке туда лишены обывательских оценок.

Ну а быт его скромен и прост. Главное украшение квартиры - комнатные цветы, за которыми Всеволод Михайлович ухаживает сам. Из разнообразных увлечений - и наблюдение за небосводом, и постоянные прогулки на природу, на дачу. Зная о них, коллеги по работе подарили Всеволоду Михайловичу при уходе на пенсию велосипед (по его желанию без моторчика, чтобы не сидеть, по его выражению, мешком, а работать ногами). А из самых больших ценностей у Всеволода Михайловича - книжный шкаф со справочной и иной литературой. На нижней полке лежат наиболее важные для Всеволода Михайловича чертежи, а в папке для документов - авторские свидетельства на его изобретения, в конце которых неизменные строки: "Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Союза ССР. Действие изобретений распространяется на всю территорию Союза ССР".
30 сентября 1989 г.