Герб города Кирсанова

Их было тридцать

Михаил Тимофеевич Козлов живет в Большой Увровщине. На Великую Отечественную войну его взяли зимой 1942 года, когда пришла очередь воевать призывникам 1925 года рождения. Козлов, правда, был на год старше, но находился в свой призыв на брони. И потому на войну пошел с семнадцатилетними, которых после недолгого обучения направили в снайперскую роту 472 стрелкового полка 176 стрелковой дивизии.

Их боевой путь начался от Воронежа. Михаил Тимофеевич и теперь помнит, каким трудным и кровопролитным был тот путь. Почти каждый бой приносил потери. Особенно велики они были под Ковелем на Украине. Здесь погибли Вася Спасский из Кирсанова, Коля Шубочкин из колхоза имени Ленина, Ваня Барсуков, Коля Гриднев, Саша Баев из Кобяков, Володя Непрокин из села Терны.

Здесь закончилась война для Леши Булычева, одним из первых награжденного медалью "За отвагу". У него уже было ранение, но к счастью, легкое. Да и друг Алексея Иван Ишин помог быстро добраться до медпункта.

Кирсановцы все крепко дружны между собой. Но у Булычева и Ишина дружба была особенная. Они почти не расставались. В строю стояли рядом. Оба на правом фланге: Булычев - как самый рослый в роте, Ишин - как ротный запевала. Плечом к плечу шли на марше. Старались держаться друг друга в бою.

В бою за Ковель Булычев находился в группе, у которого было особое задание: установить знамя на городском костеле. Выполняли его под сильным обстрелом. Знамя установили. Отличившихся потом наградили, Алексея Булычева медалью "За боевые заслуги". Только в ходе той операции был он тяжело ранен. В строй больше не вернулся.

Ишин дошел до Варшавы, став кавалером ордена Красной Звезды и двух медалей "За отвагу". Вместе с Николаем Дедовым из Первой Иноковки, Петром Саблиным из Двойневки, другими кирсановцами он участвовал в боях за освобождение польской столицы. В одном из них получил ранение, которое, как и Алексея Булычева, сделало негодным к войне. При этом судьба распорядилась так, что госпиталь Ишина оказался в родном Кирсанове, в родной средней школе №1. Палата оказалась бывшим классом Ивана. А кровать его стояла на месте школьной парты.

За освобождение Варшавы воевал и Михаил Козлов, однако, не как боец снайперской роты. С ней он расстался после форсирования реки Западный Буг. Одолевали ее под обстрелом и бомбежкой. Козлов в числе первых переправился на правый берег. Получил за это позднее медаль "За отвагу". В бою же был ранен. После госпиталя Михаила направили в полковую танковую школу, а оттуда в 186 танковый батальон 237-го гвардейского механизированного полка. И уж в его составе и уже механиком-водителем танка Т-34 воевал Козлов в Польше.

При форсировании Вислы случилось так, что орудие на его танке погнулось, и машина оказалась непригодной к боевым действиям. Однако дело ей вскоре нашли - очень важное и очень нелегкое. Состояло оно в том, чтобы помочь занять боевые позиции подошедшим "Катюшам". Те завязли в раскисшей пойме реки Вислы. И танк Михаила Козлова вместе с еще двумя танками всю ночь буксировали грозные орудийные установки. В сложной фронтовой обстановке, под дождем и бомбежками с воздуха они переправили в нужное место и к нужному времени весь дивизион (десять единиц) "Катюш". Как важно это было для успеха военной операции, говорит то, что Михаила Козлова наградили орденом Славы третьей степени.

Это было осенью 1944 года. А весной 1945 года Михаил Тимофеевич и его однополчане-танкисты встречались в восточной Пруссии с союзниками англичанами.

Войну 237 гвардейский механизированный полк закончил в предместье Берлина. Козлов побывал у поверженного рейхстага. Расписался на нем.

Из тех, кто уходил на войну вместе с Михаилом Тимофеевичем, до Берлина дошли Алексей Сухоручкин, Семен Беляев, Василий Закомолдин. До других дальних и ближних городов дошли Алексей Зайцев, Александр Максимов, Андрей Лосев, Петр Ляликов. Вернувшись домой, они убрали подальше свои ордена и медали. Один за другим приступили к мирному труду - в колхозах, на предприятиях, в учреждениях и организациях.

Михаил Тимофеевича демобилизовали в 1947 году. Кроме ордена Славы принес он домой две медали "За отвагу", медали "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина", "За победу над Германией". Сняв военную форму, как и друзья, отдыхал недолго, хотя давали знать о себе фронтовые ранения. Их было два - в руку и голову, да, кроме того, обмораживал ноги. И все-таки, несмотря на инвалидность, на пенсию Михаил Тимофеевич ушел с трудовым стажем в тридцать восемь лет.

Почти все они приходятся на авиационно-техническое училище гражданской авиации и трест "Кирсановмежрайонгаз", в которых Козлов работал слесарем.

Сейчас он едва ли не единственный, кто остался в живых из тридцати однополчан - кирсановцев. Фронтовые раны и увечья многих увели из жизни совсем рано. Остальные продолжали держать между собой связь, радоваться встречам на юбилеях Победы.

Инициаторами их были, как правило, неугомонный бывший ротный запевала Иван Иванович Ишин и правофланговый снайперской роты Алексей Николаевич Булычев, до смертного часа дружившие между собой.

Их теперь нет. Нет других фронтовых друзей Михаила Тимофеевича. Но он помнит их всех. И в день Победы поднимает за них свою стопку.
2002 г.