Герб города Кирсанова

В биении сердца

"А.Ф.Колос - старший преподаватель, председатель цикловой комиссии теории и конструкции авиационных моторов. Работает в Кирсановском авиатехучилище гражданской авиации с апреля 1968 года. Преподаваемые дисциплины ведет на высоком идейном и методическом уровне. Активный рационализатор... При его непосредственном участии изготовлено тридцать учебно-наглядных пособий, повышающих эффективность учебного процесса. Участник ВДНХ СССР. Член партийного бюро училища..."
(Из служебной характеристики)

Уже давно никто не сомневается, что то, чем занимается Анатолий Федорович, - его призвание. В то же время многие убеждены: доведись ему делать в жизни какое другое дело, был бы и там на своем месте. Потому что есть у Колоса стержень, который не позволяет делать что-либо кое-как. Какое-то время он и занимался другим делом. Хотя с детства мечтал о профессии, связанной с авиацией, родители настояли на сельскохозяйственном техникуме. И по окончании его, до службы в армии Анатолий Федорович был бригадиром колхозной тракторной бригады в родной Винницкой области. А потом - все-таки институт инженеров гражданской авиации в городе Киеве. А по завершении учебы - диплом с отличием и такая же отличная характеристика с указанием помимо всего, что характером уравновешен. В решении вопросов принципиален. Дисциплинирован сам и к товарищам требователен.

Ту давнюю характеристику Колоса в Кирсановском авиатехучилище, куда он приехал сразу по окончании института, знают совсем немногие. Но в рассказах о нем все подчеркивают именно эти человеческие качества Анатолия Федоровича. Непременно упоминают о его бесспорной тактичности, умении понять всякого, в первую очередь тех, с кем работает вместе.

Цикл теории и конструкции авиационных двигателей один из лучших в училище. Его реальным "конкурентом" в борьбе за первенство в социалистическом соревновании бывает, как правило, лишь цикл конструкции самолетов, возглавляемый В.И.Татарниковым. Победу одерживает то один из них, то другой, и оба - в стремлении как можно более усовершенствовать процесс обучения курсантов. Оба достигают этого через внедрение в учебный процесс технических средств и наглядных пособий.

О тех и других не раз упоминала наша газета в рассказах об училище. Но, чтобы представить все воочию, надо непременно побывать в классах. Увидеть, как, подчиняясь движению кнопок на пульте управления, вмонтированном в преподавательский стол, автоматически зашториваются окна, опускается экран, на котором тут же появляется изображение узлов и деталей самолетов, другие иллюстрации к лекции преподавателя.

Некоторое время назад их посылал на экран лишь диапроектор. Теперь то же самое делает еще кодоскоп. При этом с тем преимуществом, что проектирует изображение не с киноленты, а прямо с выполненного от руки чертежа или рисунка, нанесенного обычной пастой на полиэтиленовую пленку форматом немногим более тетрадного листа. Тот рисунок в ходе лекции преподаватель, продолжая сидеть за столом, может дополнить новыми линиями и деталями. И курсанты тут же видят дополнение, помогающее лучше усвоить ход объяснения. А в плане у преподавательского коллектива ввести в учебный процесс видеомагнитофоны. Потому что еще недавнее, казалось, большое достижение - демонстрация учебных программ с помощью училищной телестудии уже не удовлетворяет их.

Каждому ясно, в самолете нет второстепенных узлов и деталей. Но вряд ли кто усомнится, что один из самых ответственных - двигатель. Не зря кто-то из остряков заметил: "Дай мотор воротам, полетят и они". Но мотор - и наиболее сложный узел. И чтобы постигли его конструкцию курсанты, придумывают на цикле А.Ф.Колоса разные приборы, модели, макеты.

Начало действующим электрифицированным макетам положил сам Анатолий Федорович. На них узел в разрезе будто оживает. Пульсируют линии, показывающие движение жидкости. Открываются и закрываются клапаны и заглушки... Один из таких макетов, демонстрирующий работу насоса-регулятора реактивного двигателя, был представлен на ВДНХ СССР и принес А.Ф.Колосу бронзовую медаль. Теперь подобные макеты почти во всех цикловых классах. А в цикловой лаборатории разные сложные приборы и установки, позволяющие изучать и наглядно представлять сложные законы физики. В их числе - установка для замера тяги и расхода топлива реактивными двигателями, установка для определения зависимости между параметрами газа, прибор для балансировки ротора, многие другие с названиями, понятными лишь специалистам.

Все они изготовлены руками преподавателей цикла и курсантов, при самом непосредственном участии Анатолия Федоровича. Все исполнены с большим мастерством, хотя и с применением порой вещей довольно обыденных, например, моторчика с мопеда, медицинского шприца.

Не менее интересен и полезен электронный тренажер по теории двигателя, способный проэкзаменовать курсантов по 120 вопросам. Он изготовлен тоже на месте. А насколько Колоса волнует проблема глубины знаний курсантов, видно из такого факта. Его устройство обратной связи и контроля знаний учащихся тоже демонстрировалось на ВДНХ СССР и тоже отмечено бронзовой медалью. А по линии руководства училища за умелое руководство и активное участие в техническом творчестве и рационализаторской работе Колос поощрялся десятки раз. Всего в его аттестационном листе около сорока пяти поощрений, в том числе несколько за хорошую постановку воспитательной работы. И речь здесь идет о подобной работе не только с курсантами.

Один из членов цикловой комиссии по теории и конструкции авиадвигателей преподаватель А.В.Рябов так определил атмосферу, в которой трудится коллектив:
- Работается легко. Дышится свободно. Обстановка такая, что не боишься усомниться, оспорить, предложить...

В числе того, в чем усомнились на цикле, было предложение Анатолия Федоровича о внедрении в процесс обучения вычислительной техники. Некоторым преподавателям поначалу показалось, что это будет усложнять преподавание, отвлекать курсантов. Колос, убежденный в ошибочности такого мнения, мог бы прибегнуть к власти руководителя. А он, как всегда, дал возможность коллегам самим вникнуть в суть проблемы, убедиться в необоснованности высказываемых опасений. В результате вычислительная техника стала незаменимым помощником учебного процесса. Взяв на себя трудоемкие, часто сложные обсчеты результатов лабораторных экспериментов, она высвободила время для более плодотворных учебных занятий.

Нет у Колоса стремления "притормозить" чью-либо инициативу. Преподавателю А.В.Рябову пришла мысль использовать в учебных целях интерес курсантов к кроссвордам. Только составлять их по изучаемым темам, касающимся авиадвигателя. Анатолия Федорович задумку одобрил. Теперь технические кроссворды - один из элементов учебного процесса.

С тем же пониманием отнесся он к другому предложению Александра Викторовича Рябова и преподавателя Бориса Степановича Купчика, выступивших с инициативой отказаться от обязательной самоподготовки курсантов в строго определенные часы. Эта обязательность и строгая регламентация занятий играли обратную роль, вызывая у курсантов внутреннее сопротивление. И потому не приносили большой пользы. Колос дал возможность Рябову и Купчику провести в своих учебных группах своеобразный эксперимент. И когда убедился, что предоставление курсантам возможности самим решать вопрос о времени и продолжительности самостоятельных занятий сказалось положительно на знаниях, вышел с ходатайством перед руководством училища. В нем просил исключить обязательные часы самоподготовки из жизни курсантов.

Это ходатайство Колоса состоялось за год-полтора до того, как необходимость демократизации учебного процесса была признана на общегосударственном уровне. Тогда же это показалось преждевременным. А теперь А.Ф.Колосу вместе с преподавателями Б.С.Купчиком и В.Г.Белобородовым предложено участвовать в серьезной научной работе, посвященной влиянию демократизации учебного процесса на качество подготовки специалистов. В той работе будет участвовать и компетентная экспертная группа из Москвы. А результаты экспериментов, обобщения и выводы лягут в основу рекомендаций для других специальных учебных заведений.

Давно одержим Анатолий Федорович Колос и такой идеей: создать учебник по теории авиационных двигателей для учебных заведений гражданской авиации. Таких учебных заведении в стране несколько. Преподавание предмета ведут десятки людей. Изучают его сотни и тысячи курсантов (во все годы обучения}. А учебника, как ни парадоксально, нет. Обучение идет по устаревшим, так называемым "оборонгизовским" изданиям и по конспектам преподавательских лекций. И ошибись в них курсант, пожелай перепроверить или углубить знания - учебника нет.

Анатолий Федорович не раз подавал в нужные инстанции проспект и план своего учебника. И все - без отклика на свою инициативу. С некоторых пор лед тронулся и в этом вопросе. Колос включен в состав группы преподавателей родственного авиатехучилища по составлению учебника "Теория авиационных двигателей". Уже приступил к рукописи. Правда, времени для этого у него очень мало, так как он из числа людей, не ограничивающих свое пребывание на работе определенными часами, и находится там допоздна. Рецензирует методические разработки преподавателей, составляет отчеты, консультирует курсантов. На консультации Анатолий Федорович не жалеет времени (впрочем, как и другие преподаватели). Не жалеет его для бесед с курсантами, не допуская в них ни обидного тона, ни крена в сторону нотаций. Более всего в тех беседах доверительности, житейских примеров. А если уж очень надо пронять молодого человека, то в ход идут такие слова:
- Ты же мужчина. Носишь не юбку, а брюки...

Беседы Анатолия Федоровича обычно доходят. Многие бывшие курсанты поддерживают с ним связь, а при встречах благодарят не только за глубокие знания, а и за жизненные уроки. Тут уместно сказать, что дочери самого Анатолия Федоровича и жены Марии Степановны выросли такими, какими можно гордиться. Одна после школы, законченной с золотой медалью, успешно завершила учебу в Московском институте инженеров гражданской авиации и теперь работает инженером в вычислительном центре. Другая учится на четвертом курсе энергетического института. И надо видеть и слышать, как заботлив и нежен с ними Анатолий Федорович, как внимателен к жене.

С недавних пор на плечи Колоса легла еще одна большая ноша. Коммунисты авиатехучилища избрали его секретарем партийного бюро и уже имеют основание считать, что не ошиблись в выборе. Впрочем, они и не сомневались в этом, как не сомневается никто в училище в том, что Колос осилит любое другое важное дело.

Сам же он, говоря о себе, все время связывает свое имя с именами людей, с которыми живет и трудится бок о бок. Никого не забыл он в рассказе о своей работе - ни тех преподавателей, которые уже упоминались, ни остальных - Зинура Ахмедовича Аймалова, Лидию Андреевну Непрядвину. Отдал должное заведующему лабораторией Николаю Сергеевичу Чернову и лаборантке Людмиле Ивановне Рябовой. Большой знаток сердца воздушного лайнера, он хорошо ведает: успех любого общего дела только в согласном биении людских сердец.
18 августа 1990 г.