Герб города Кирсанова

Золотое руно

Всего чабанов на овцеферме колхоза имени Дзержинского четверо. Все вместе, однако, собираются редко, так как кто-нибудь один обязательно на выходном. Остальные трое вместе тоже только с утра. Завезут на баз, где еще с вечера заготовлена солома, силос и овес. Выпустят туда овец. И двое к обеду уйдут домой. А на ферме останется только один чабан, которому дежурить полные сутки.

В тот день, когда состоялся корреспондентский визит на ферму, дежурил Иван Никифорович Матвеев. Занимался неизбежным в эту снежную зиму делом - очищал от снега подход к одним из ворот кошары. Прислушивался к овечьим голосам, доносившимся изнутри помещения, в котором содержатся матки с ягнятами. Поглядывал на открытый баз, где в отдельных загонах стояли, сбившись в кучу, бараны, овечий молодняк, суягные овцы.

На последний загон Иван Никифорович не только посматривал чаще, а и заходил туда не один раз в день - вдруг пришел уже срок появиться на свет еще одному ягненку. Тогда скорее брать его на руки, нести в тепляк.

Впрочем, большей частью окот приходится на ночь, и по этой причине в зимние ночные дежурства чабану порой не удается даже присесть. Если даже благополучен окот, то сколько времени надо, чтобы обработать овцу, остричь шерсть у вымени, подпустить к нему новорожденного, убедиться, что тот сосет. При этом выдержать иной раз немалую борьбу с молодой матерью, не "соглашающейся" ни на стрижку, ни на кормление малыша. Не понимающей того, что чабану надо спешить к другой такой же матке.

На колхозной овцеферме И.Н.Матвеев не очень давно, всего пять лет, хотя в общественном животноводстве, считай, едва ли не всю достаточно долгую трудовую жизнь. Только в колхозе имени Дзержинского пятнадцать лет проработал свинарем. Остальные его напарники - В.М.Верещагин, И.М.Бобров, Н.П.Алаторцев - тоже не потомственные чабаны, но колхозники тоже все со стажем. Как и Матвеев, они начинали колхозную жизнь не в Шиновке. Виктор Михайлович Верещагин приехал сюда лет десять назад, а Иван Михайлович Бобров - всего лишь год. А теперь, как сказали в хозяйстве, составляют совсем неплохой чабанский коллектив.

Старший в том коллективе, не считая заведующей фермой Е.М.Долговой, кстати, тоже недавно поселившейся в Шиновке, Виктор Михайлович Верещагин, человек, по характеристике многих, с обостренным чувством справедливости, абсолютный трезвенник. Еще в той устной характеристике отмечали: спокоен, уравновешен. Если может вспылить, то только из-за чьей-либо несправедливости. Ну а по отношению к работе, как почти все остальные чабаны, и примерно трудолюбив, и примерно добросовестен.
- А главное, - сказал председатель колхоза Б.Е.Коршунов, - Виктор Михайлович умеет смотреть вперед.

Отара на зимнем содержании находится до первой стрижки, то есть до конца мая - начала июня. А потом чабаны гонят ее на пастбище к дальним оврагам. Посменно, сменяя друг друга, пасут там овец до самой осени. Верещагин еще с лета примечает окрестные поля: чем засеяны они, на каком первом начнется уборка. И едва закончится она там, уже просит разрешения загнать овец, чтобы подкормить их пожнивными остатками, так как к той поре пастбищные овраги скудеют почти полностью. И овцы, следуя за ходом уборки, перемещаются по гороховым, ячменным, другим зерновым полям. А у Верещагина, как старшего чабана, в это время к руководителям хозяйства одна просьба: задержаться, на сколько можно, с внесением в почву удобрений.

Впрочем, не меньшее желание как можно лучше заправить овец к очередной зимовке и у остальных чабанов. Потому и ходят они по зеленям с отарой до самого снега. Терпят осенний слякотный неуют и холод.

Они и прежде исполняли свое дело с немалой долей ответственности. А с тех пор, как два года назад перешли на коллективный подряд, стали относиться к нему с еще большим вниманием, особенно к такому показателю, как себестоимость продукции. Чтобы снизить ее, пересмотрели свое отношение ко всем видам затрат на содержание животных, в первую очередь, к кормам. Оттого еще больше удлинили пастбищный период. Стали бережнее расходовать сено, овес, силос. По словам заведующей Е.М.Долговой, охотнее применять такие кормовые добавки, как гороховую и ржаную солому, хвойные ветки, рожь, чтобы крепли и овцы, и шерсть на них.

Кстати, шерсть у отары, о которой речь, самая ценная, тонкорунная. О росте ее как раз первейшая забота чабанов. И сводится она не только к полноценному кормлению, а и к соблюдению всех остальных моментов в содержании животных. Кажется, мелочь: вовремя разбить овец по возрастным и половым группам. А за сравнительно несложной этой рабочей операцией разный, дифференцированный уход за поголовьем, а отсюда более интенсивный его рост. Или такое, относящееся, правда, опять к кормлению. Любому животноводу исчерпывающе ясно: корм полнее усваивается тогда, когда дается вовремя. Только к нарушению этой прописной истины почти всегда находятся объективные причины, в зимнее время, например, непогода.

Овцеферме она угрожает не слишком: все корма еще с осени заготовлены почти рядом.

В постоянном распоряжении чабанов и лошадь. И все-таки для большей гарантии на случай сильного снегопада или других непредвиденных обстоятельств сено для ночного кормления овец завозят в кошару с утра. Для решения проблемы потребовались на овчарне всего лишь дополнительные сани. И теперь этот опыт переняли другие фермы колхоза.

Ясно, всех моментов, помогающих шиновским овцеводам добиваться успеха, назвать нельзя. Но подтвердить этот успех некоторыми цифрами и фактами можно. Так, за зимовку скота в 1987 году по результатам Всесоюзного социалистического соревнования овцеферма получила солидную премию. Себестоимость ее продукции за тот год по сравнению с 1985 (когда на ферме еще не было коллективного подряда) снизилась на сорок восемь процентов. Настриг шерсти на одну овцу в 1988 году составил два килограмма 900 граммов при плане два с половиной килограмма. План по приплоду ягнят выполнен полностью, что означает: молодняка получено 402 головы. (Всего животных на овцеферме на конец 1988 года 1298 голов).

Эти цифры не могут не вызывать уважения. Но для справедливого отношения к ним надо добавить такое: овцеферма колхозу имени Дзержинского, одному из самых лучших в районе, приносит убытки. Происходит это и потому, что низки закупочные цены на шерсть, и потому что затраты на ее производство, несмотря на заботы по их снижению со стороны коллектива овцефермы, остаются еще высокими. В частности, для стрижки овец он приглашает людей со стороны, выплачивая за это солидные суммы. Правда, в минувшем году сделали попытку избавиться от этих, расходов, закупив для стрижки специальные машины. Воспользоваться ими, однако, в хозяйстве пока не сумели, и снова стрижку провели наемные стригали. А в результате всех обстоятельств руно в хозяйстве имеют основание называть золотым не только из подражания одному из древнегреческих мифов.

Иван Никифорович Матвеев между тем продолжает свое дежурство. Прошел в помещение, где содержатся матки с уже подросшими ягнятами. По мягкому унавоженному настилу, присыпанному соломой (чтобы было теплее овцам, овчарню не чистят до самого лета), прошел к деревянным поилкам, чтобы проверить, есть ли в них вода. Наливать чабану ее приходится несколько раз в сутки, а делать это вовсе не просто, так как для этого надо протянуть из соседнего помещения прикрепленный там к водопроводному крану многометровый резиновый шланг. Когда придет пора наполнить поилки в других помещениях, в тех, где размещаются еще не окотившиеся овцематки и матки с новорожденными ягнятами, где содержатся бараны и молодняк (все в разных загонах), Иван Никифорович опять возьмется за шланг и опять понесет или потянет его в нужную часть кошары. Попутно будет смотреть, не сломалась ли где перекладина у загона, чтобы, когда выдастся время, поправить ее.

А пока уже пора загонять овец с открытого база в овчарню. Если непогода, то загоняют их пораньше, а то и не выгоняют вовсе. Хотя и тепла на овцах их белая плотная шуба, рисковать ею не стоит.
11 января 1989 г.