Герб города Кирсанова

Авторитетный человек

Как правило, в устном рассказе о человеке люди редко упоминают о том, есть у человека авторитет или нет. Отмечают трудолюбие, отзывчивость, скромность, другие положительные или отрицательные качества. А об авторитетности как-то забывают. В рассказах кобяковцев об Иване Гавриловиче Боброве, напротив, преобладало именно это слово: "авторитет", произносимое с той вескостью, которая исключала всякие сомнения в верности его употребления. Вызывала еще большее желание встретиться с Иваном Гавриловичем.

Поначалу это казалось несложным. Человек уже три года на пенсии. Правда, по мере сил помогает родному колхозу "Рассвет". Сейчас, сказали, ремонтирует зерноочистительный агрегат ЗАВ-20. Значит, быть ему, если не на току, так дома, тем более что здоровье у Ивана Гавриловича не из крепких. Уже в этом году перенес еще одну непростую операцию.

Боброва ни на току, ни дома не оказалось. Как выяснилось, уехал в Кирсанов, в ремонтно-техническое предприятие за крайне нужной деталью к автоподъемнику. В объяснении, почему поехал именно он, и прозвучало первый раз слово "авторитет", сказанное в том смысле, что это качество поможет Ивану Гавриловичу решить важную снабженческую проблему.

Визит домой к Бобровым оказался, однако, не напрасным. Жена Ивана Гавриловича, Клавдия Тихоновна, сняла с вешалки парадный пиджак мужа с прикрепленными наградами, в том числе орденом Октябрьской Революции. Выложила на стол наградные документы, старые депутатские удостоверения Ивана Гавриловича. Стала рассказывать о его, на первый взгляд, простой жизни, прошедшей почти полностью в этой вот кобяковской Гордеевке. Отлучался из нее Иван Гаврилович только лишь во время Великой Отечественной войны, к началу которой исполнялось ему шестнадцать лет. К той поре из-за сиротского детства успел он уже пять лет поработать. То рассыльным в колхозном правлении. То плугочистом и даже косцом. Прямо с косовицы ржи и взяли его в августе 1942 года в армию. Направили к восточной границе страны, где через три года принял Бобров участие в короткой войне с Японией.

Домой вернулся в 1947-м, один из двух уцелевших от четырнадцати призванных вместе с Бобровым кобяковских ребят. Сразу сел на эмтээсовский трактор марки ХТЗ. Стал распахивать ставшие целинными из-за военного лихолетья колхозные поля. Спеша возвратить их к жизни, не выходил из-за руля по полусуток и больше. Через три года пересел на трактор НАТИ, потом - на С-80. Добился на последнем такой выработки, что заслужил в награду семидневную поездку на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку.

Потом Бобров был бригадиром тракторной бригады, потом - целых восемнадцать лет - главным инженером колхоза. Несмотря на малую общую грамотность (жизнь не дала возможности учиться) вел работу так, что хозяйство постоянно было показательным по вспашке зяби и уборке сахарной свеклы. На Иване Гавриловиче лежала подготовка сельскохозяйственной техники, и он готовил ее на высоком уровне. Брал, кроме того, на себя организационную сторону многих других колхозных дел - уже как член колхозного правления, которым избирался тридцать один год. То три года подряд занимался сеноуборкой, и хозяйство все те годы не имело нужды в кормах. То столько же лет отвечал за выращивание сахарной свеклы и подсолнечника, и за высокие урожаи тех культур получил санаторную путевку в Сочи... А когда в последние годы перед пенсией Ивана Гавриловича перевели на должность механика по трудоемким процессам, то и тут он сделал для колхоза немало полезного. Не зря и теперь, случись что посложнее с каким механизмом на ферме или еще где, идут за Бобровым.

Обо всем этом рассказала не только Клавдия Тихоновна, видевшая причину трудовых успехов мужа в основном в том, что тот не знал покоя ни днем, ни ночью. Многое добавили другие люди, с какими довелось беседовать в ожидании Ивана Гавриловича. Особенно полезной оказалась встреча с бригадиром Василием Ильичом Висковым, много лет работающим бок о бок с Бобровым, он-то и назвал годы работы Ивана Гавриловича главным инженером самыми плодотворными для колхоза.

- Техника была в таком порядке, что управлялись в срок с работами не только в своем хозяйстве, а и постоянно помогали другим.

А было так, по мнению Вискова, от большой авторитетности Боброва среди окружающих. Механизаторы чтили и уважали его за доскональное знание всех механизмов. За то, что постоянно был рядом и сам брался за то, что труднее, не боясь попотеть и испачкаться. За то, что был прост и человечен со всеми. Ни разу не бросил слова на ветер: коли что пообещал, то непременно сделает.

Последнее ценят в Иване Гавриловиче и остальные колхозники. Вспоминают то время, когда он, как депутат сельского Совета, взялся за прокладку водопровода в поселках Мезевка и Гордеевка. Столкнулся при этом с такими трудностями, что другой бы отступился. А Бобров довел дело до конца, лично вникая во все организационные и снабженческие мелочи. Не уходил с трассы до тех пор, пока в поселки не пришла вода.

Кстати, по тем, да и остальным колхозным водопроводным трассам Иван Гаврилович в случае ремонта и теперь главный консультант. Как случится какая авария или еще что, посылают за ним, чтобы помог разобраться в коммуникациях, а то и лично устранил поломку. Рассказ о выполнении Бобровым того нелегкого депутатского наказа рассказчик, имя которого, к сожалению, не записала, закончил фразой:
- Не уронил тогда свой авторитет Иван Гаврилович.

Не ронял он его, как выяснилось, во многих других ситуациях. Бережет и теперь. Прежде всего - более чем добросовестным отношением к теперешней работе. Иван Гаврилович и в самом деле участвует сейчас в ремонте зерноочистительного агрегата ЗАВ-20. До того с ранней весны помогал готовить посевную технику. Теперь помогает готовить уборочную. Мог бы делать это с пенсионерской неторопливостью. А он на том ремонте главное действующее лицо: и ведущий специалист, и строгий контролер, и основной организатор. Делает, как и в прежние годы, все на совесть, так что у колхозных руководителей за бобровский участок душа не болит.

У него же она продолжает болеть за колхозные дела. Потому нередко берет он слово на партийных собраниях (в партии Бобров свыше тридцати лет). Выступает чаще не с критикой, а с дельными предложениями, исходящими из его богатейшего производственного опыта.

Говоря о принадлежности Ивана Гавриловича к партии, следует добавить: состоят в ней и оба сына Боброва, живущие и работающие в Кирсанове.

Сам он в тот раз вернулся из города довольный. Задачу свою снабженческую выполнил. В рассказе о себе в большие подробности вдаваться не стал. Остановился лишь на главных вехах, к которым отнес награждение его орденом Октябрьской Революции. Было это в пору, когда работал он механиком, но при награждении, считает, учли больше его непосредственно механизаторские заслуги. В первую очередь, те, когда распахивал он, не щадя себя, послевоенную колхозную целину.

Иван Гаврилович заторопился на ток, беспокоясь о том, как там без него идет ремонт сортировки - немолодой, далеко не богатырского сложения человек с большим авторитетом.
28 июля 1987 г.