Герб города Кирсанова

Постоянство

Как-то довелось мне 6еседовать с одним рабочим из передовой бригады. Сам он, правда, не был передовиком, но смущения от этого испытывал мало. Все нажимал на высокие коллективные результаты, чувствуя себя за ними защищенным и уверенным. Оспаривать гордость рабочего было не просто: тот ведь действительно состоял в передовом коллективе.

О доярке Анне Фоминичне Рожковой было известно сразу: работает она на отстающей ферме, где положительных героев искать не принято. Как ни старайся она, из-за общей неорганизованности, чьих-то упущений большого успеха достигает редко. Иные не выдерживают постоянного клейма отстающих, уходят в другие коллективы, на другую работу. Одна из таких работниц, сменивших производство, объяснила все просто: "И перед детьми неловко, будто ты лодырь какой, и премии никогда не видишь".

Анна Фоминична на молочной ферме Северного отделения совхоза "Иноковский" семнадцать лет. Как пришла сюда в 1969 году, так и работает до сих пор, кажется, единственная с таким большим стажем. Прежние подруги Рожковой далеко не все ушли на пенсию. Кто-то нашел дело полегче, кто-то вовсе выехал из поселка Советский.

А Рожковы в числе тех, кто сохраняет постоянство месту жительства и работе. Правда, муж Анны Фоминичны, Анатолий Александрович, сменил в Северном отделении несколько должностей. Однако вовсе не из-за неусидчивости или неуживчивости, а скорее из-за добросовестности: как коммуниста все посылали на укрепление отстающих звеньев. Был рядовым - назначили бригадиром сначала полеводческой отрасли, потом - животноводческой. После бригадирства на свиноферме, где тоже руководил умело, выдвинули Анатолия Александровича на пост управляющего Северным отделением. Семь лет исполнял эту должность, через какое-то время - еще пять лет, пока совсем не подвело здоровье. Тогда упросил отпустить на трактор, который и водит поныне, - маленький трактор марки Т-16. Подвозит на нем на ферму комбикорма, воду, все другое необходимое.

В тот момент, когда приехала я на молочную ферму, Рожков только что выгрузил у ворот песок и глину для ремонта красного уголка. Снова поехал за каким-то грузом, на этот раз, кажется, для свинарника, где шел большой ремонт.

На коровнике ремонт подходил к концу. Вопреки ожиданию увидеть на отстающей ферме неухоженность и непорядок, та встретила побеленными стенами, теплом, опрятностью. Коровы стояли в чистых стойлах. Доярки заканчивали раздачу кормов.

Работала вилами и Анна Фоминична. Разносила прошлогодний, но неплохо сохранившийся силос по кормушкам. На корма сетовать не стала: в целом рацион неплохой. Насчет же низких надоев согласилась: невысокие, вспомнив, однако, что в 1975 году получала знак победителя социалистического соревнования, примерно в то же время - и звание ударника коммунистического труда.

Присев ненадолго, Рожкова вздохнула: "Сменить бы стадо, побольше б заботиться зооветспециалистам об отелах". В ее группе тридцать одна голова. Едва ли не половина из них старые. Недавно, правда, приняла Анна Фоминична под свою опеку десять молодых телочек. Рожкова уж теперь приучает их к себе, к будущему доению. Погладит, скажет что-нибудь ласковое. Имена им подбирает сама, после того, как присмотрится к характеру. Назовет кого Послушницей, кого Неженкой, а кого и Хмурой. Глядя на телочек, Анна Фоминична вспоминает, как бегала на ферму ее старшая дочь Нина. Помогала доить коров, убирать у них. Делала все так охотно, что кто-то назвал ее шутя зоотехником. В школе, однако, посоветовали девушке идти в пединститут, на физмат. Поехала, втайне, кажется, надеясь, что не сдаст, не поступит. Но сдала, поступила и кончила свой физико-математический. Потом и работала неплохо. А через три года ушла на завод. Вторая дочь тоже стала горожанкой.

Анна Фоминична вроде рада за них: у обеих благоустроенные двухкомнатные квартиры, лад в семьях. Схожесть судеб усиливают одинаковые имена мужей и трехлетних дочек, что вызывает иногда веселую путаницу в семейных рассказах.

Дочери не забывают родной дом. Особенно часто бывает старшая, которая живет в Кирсанове. И Анна Фоминична порой думает: что, если бы не сбили ее тогда пединститутом? Может, и вправду стала бы животноводом, работала в родном селе. Много в нем неустроенности быта, разных других трудностей. Но все это не появилось только что, оно было едва ли не всегда. Но люди извечно жили в селе, храня преданность ему и постоянство, как Анна Фоминична и Анатолий Александрович Рожковы, как другие сельчане, чьим трудом живут село и город, чьим трудом и впредь жить им.

Слов нет, было бы неизмеримо лучше, если бы хозяйство, где трудятся Рожковы, было бы передовым. И все-таки хорошо, что они живут и работают в том хозяйстве. Что живут и работают там другие такие же семьи. Есть они - есть надежда, что хозяйству подниматься и расти.
21 ноября 1987 г.