Герб города Кирсанова

На два шага впереди

Поначалу была мысль озаглавить этот очерк "Рабочая гордость", потом - "Заводская жилка", потом "Хозяин" и "Ответственность". Каждый из предполагаемых заголовков отражал главные черты Петра Николаевича Лосева и потому казался верным. И в самом деле, далеко не каждый из рабочих, в том числе из тех, кого называют рабочей гвардией, относится к своей профессии с такой гордостью, как Петр Николаевич. Не каждый чувствует себя органичной, крайне важной частицей заводского коллектива и заводского производства, его хозяином. И уж вовсе далеко не каждый так искренне болеет за заводские дела, проникнут такой глубокой ответственностью за их успех.

Всему сказанному есть конкретные примеры, в том числе высокой ответственности, какой требует сейчас жизнь от каждого работника независимо от должности. И тут вот подумалось: а ведь Лосев и на этот раз оказался впереди проблемы, как было это уже не однажды.

Уж несколько лет у Петра Николаевича звание "Лучший наставник", подтвержденное специальным дипломом. Но еще до того, как наставничество прочно вошло в производственную жизнь, Лосев привел на завод парнишку, что жил по соседству и рос без отца. В отделе кадров попросил определить его к себе учеником токаря. Отправил в школу рабочей молодежи, не забывая время от времени наведываться туда, чтобы узнать: как его подопечный. К поре срочной армейской службы у Валерия Позднякова были уже и специальность, и среднее образование. Из армии он писал письма Петру Николаевичу, а, отслужив, вернулся на завод, скоро вошел в число передовиков. Теперь он член партии и сам наставник.

Не без участия Лосева оказался на заводе и брат Валерия Юрий, ныне Юрий Павлович, работник отдела снабжения. А вообще через руки Лосева, а вернее через его душу, прошли десятки молодых производственников и не только те, кто официально значились его учениками. Так уж, видно, "устроен" Лосев, что не может пройти мимо того, кто нуждается в помощи или поправке. Ну а уж кого учит, учит не просто азам токарного дела, а большому мастерству и, что особенно важно, высокому рабочему долгу.

Сам Петр Николаевич называет немало имен своих бывших подопечных, достойных, по его мнению, уважения. Среди них и Анатолий Мясников, которому Лосев передал неосвобожденное бригадирство в комсомольско-молодежной бригаде, известной тем, что она первой в Кирсанове перешла работать по единому наряду с коэффициентом трудового участия. На других предприятиях только знакомились или собирались знакомиться с новой формой организации труда. А Лосев, как всегда первый, увидел ее перспективность. И хотя потерял на первых порах в заработке на 30-40 рублей в месяц, еще в 1971 году внедрил ее в своей бригаде. Какой выигрыш дало это коллективу, газета уже писала. Сейчас напомню лишь то, что полтора года назад он был недосягаем в соревновании с родственной бригадой токарей, до тех самых пор, пока та, изучив опыт лосевцев, тоже не перешла на единый наряд. А Петра Николаевича уже волновал успех не одних токарей. Как и другие из механистического участка, он видел, что высокая производительность труда токарей не решает полностью проблему ускорения металлообработки в масштабах участка. И хотя это вовсе не входило в его полномочия, опять опережая время, начал высказывать соображения о создании новой комплексной бригады металлобработчиков, работающей на единый наряд, о включении в нее помимо токарей, фрезеровщиков, сверловщиков, строгальщиков.

С этими соображениями Лосев, к тому времени коммунист и кавалер ордена Трудовой Славы III степени, вышел на партийное бюро завода. Там его предложение признали заслуживающим внимания, но требующим всесторонней подготовки. Лосев же пока сам решил обучиться фрезерному делу и попросился на фрезерный станок. Бригадирство он передал своему заместителю Анатолию Мясникову, сначала, думалось, на время, вышло на постоянно.

* * *

Случилось так, что один из крупных токарных станков, расточной, остался временно без токаря. Рабочие этой группы оборудования, хотя и объединены в бригаду, работают каждый по самостоятельному наряду. Той взаимозаменяемости, как в бригадах, обслуживающих малые токарные станки и объединенных благодаря единому наряду кровной заинтересованностью в общем коллективном результате, у них нет. И расточной, крайне необходимый участку, оказался в простое. На него предложили перейти Лосеву, и он отлично справился с задачей. А через какой-то срок подобная ситуация сложилась с другим крупногабаритным станкам, по общему мнению, специального назначения, обрабатывающим исключительно чугунные корпусные детали к насосам. Токарь с него тоже оказался в долгой отлучке, и к станку направили опять Лосева. Так же, казалось, временно. Но надобность в станке увеличилась, и Петр Николаевич остался работать на нем сначала сменщиком вернувшегося токаря, а потом и полным его хозяином. И тут выяснилось, что станок вовсе не узкой специализации, а довольно широкой. Способен обрабатывать не только привычные чугунные детали, а и стальные, особо сложные в металлообработке.

Дело тут, конечно, совсем не в станке или не только в нем. Дело в золотых руках Лосева, а еще более в его обостренном чутье и понимании нужности его работы заводу. Нет, он не всегда охотно и беспрекословно берется за очередное срочное задание. Особенно когда видит, что срочность его от чьей-то недальновидности и неорганизованности, от чьего-то упущения. Сам он свою работу любит подготовить загодя. И не только в смысле подготовки станка и инструмента, а и собственного настроения, осмысливания предстоящего дела. Кажется, суть его одна: вытачивать по чертежу детали из металла. Но речь зачастую идет о такой высокой точности работы, что ее можно назвать ювелирной. И тут нужна предельная собранность, сосредоточенность.
- Отчего бывает брак? - говорит Петр Николаевич. - У одного оттого, что не умеет или не хочет хорошо делать. Озабочен лишь мыслью о заработке, больше сделал - больше получил. Такие брак делают, я считаю, умышленно. Другой его делает невзначай. Отвлекся во время работы, задумался о чем-то постороннем. Хвать - ошибка, брак.

У Лосева его не бывает. Он давно работает с личным клеймом. Один из четверых на заводе удостоен звания отличника качества Министерства легкой и пищевой промышленности, к которому относится предприятие. О завтрашнем деле любит подумать еще сегодня, а то и ранее. И на смену приходит пораньше, чтобы отвлечься от домашнего, чтобы мысли сосредоточить лишь на работе. Такую вот психологическую подготовку он относит к человеческому фактору, и как секретарь партбюро участка уделяет ей большое внимание. В последнее время взял почти в правило заканчивать беседы, что проводит перед сменой на политические или иные темы, словами:
- Ну, а теперь все мысли и внимание только работе.

Потому и не проявляет Лосев энтузиазма от поспешного задания. Но уж, взявшись, сделает все в лучшем виде. Недавно случилась поломка пресса в прессовом участке. К Лосеву пришли уже с заготовкой, а вернее, с куском толстостенной трубы, попросили выточить для пресса втулку. Когда она была готова, выяснилось, что трубу подобрали неудачно, не учли, что на детали должны быть губки. Петр Николаевич остался на вторую смену. Сам подобрал целиковую чугунную болванку, и снова принялся за работу. К десяти вечера была готова новая втулка, на этот раз в полном соответствии с назначением.

* * *

Все, с кем приходилось говорить о Лосеве, отмечали, прежде всего, его неравнодушие к общим результатам работы участка завода. Он никогда не ведет речи о личном заработке, не меряет задание по мерке "А что я получу?". Берется за любое, понимая, что оно нужно производству. Как все большие мастера своего дела, с особым интересом относится к сложным работам, таким, как тот кронштейн, который вытачивал тоже недавно. По ранее составленной технологии тот должен был проходить обработку на двух станках - расточном и сверлильном. Но еще раз вглядываясь в чертеж, один из руководителей участка решил, что, пожалуй, можно изготовить кронштейн на одном станке, если работу поручить такому опытному токарю, как Лосев. Он поделился с ним своими соображениями, и Петр Николаевич сразу уловил очевидную выгоду для производства от объединения рабочих операций. И хотя знал, что дело предстоит непростое, взялся за него охотно и исполнил блестяще.

Порою и в роли, казалось бы, простого станочника он умеет опять заглянуть вперед. Какое-то время назад тормозные колодки для одной из машин, выпускаемых заводом, ставились без дополнительной обработки. С повышением требований к качеству их решили обрабатывать. Но технология дополнительной операции еще не была разработана, и колодки лежали без движения на участке. Не один Лосев видел их. Но именно он подошел к мастеру, сказал:
- Видать, обработки ждут. Давайте сделаю, а то как бы не задержали сборку.
И, конечно, сделал.

Кстати, отчет того мастера, А.С.Медведева (к слову, неплохого специалиста и руководителя) Н.П.Лосев, как секретарь партбюро участка, вынес как-то на повестку дня партийного собрания. Польза от него, по признанию самого Анатолия Семеновича, была немалая, как немалой бывает она и от таких, например, неофициальных замечаний Лосева руководителям участка:
- Надо бы порядок вот там навести. А то работе помеха и культуре производства минус.

Мнение и слова Петра Николаевича всегда имеют вес, так как всегда проникнуты заботой об интересах производства. Сейчас он все чаще думает о том, какой большой выигрыш механическому участку может дать перевод бригады токарей с больших станков на оправдавшую себя работу по единому наряду. Он видит в нем один из главных резервов решения участком злободневной проблемы ускорения. Видит сложности вопроса, но убежден: перестройка оправдает себя и ростом производительности труда, и ростом коэффициента сменности в использовании оборудования. Он опять смотрит вперед, хотя, что говорить, кому-кому, а уж Лосеву работать по самостоятельному наряду, безусловно, выгоднее.

Он, пожалуй, едва ли не более всех на первых порах снова потеряет в личном заработке. Но тревога его о другом: - Поверите, больно смотреть на пустующие станки во вторую смену. Днем они работают, а вечером стоят: нет токарей-сменщиков. А ведь они могут работать, и вовсе не за счет дополнительных рабочих, а за счет перемен в организации труда. Эти перемены не все хотят и не все понимают, что выгода от них производству явная.

* * *

Чувство личной выгоды, уже говорилось, менее всего свойственно Лосеву. Оно, видать, не привито ему с детства, большую часть которого ему посчастливилось прожить с кавалером ордена Ленина Иваном Васильевичем Буровым, получившим свою большую награду за многолетнюю работу на железнодорожном транспорте путевым рабочим. Петру Николаевичу он приходился отчимом, но из тех, кого называют отцами, и много передал ему от высокого звания человека труда. На завод названному сыну посоветовал пойти тоже он, предвидя, что из того получится хороший рабочий. Ивана Васильевича уже нет в живых. На смерть его, соседний парнишка, кстати, работник завода "Текстильмаш" Игорь Поздняков, написал взволнованное стихотворение, начинающееся словами "Он был душой всего двора, да и не только двора..." Стихотворение, как и орден Ленина И.В.Бурова, хранится у Лосевых - у Петра Николаевича и жены его Нины Васильевны, работающей на заводе контролером ОТК. Лежит оно у них не в дальнем углу, а на самой виду, вместе с трудовыми наградами Петра Николаевича, в числе которых теперь его собственный орден Ленина, полученный совеем недавно.

Сам Лосев считает эту награду значительно выше его трудового и общественного вклада в развитие и успехи производства. Однако секретарь партийного бюро завода Н.В.Ларин на этот счет другого мнения. Причем к главной общественной заслуге Лосева он относит все растущую гражданскую зрелость Петра Николаевича, позволяющую ему постоянно быть на два шага впереди многих важных производственных задач и проблем.
8 августа 1986 г.