Герб города Кирсанова

Ландыши цветут в мае

Они всегда цветут в мае, эти скромные и прекрасные дары весны. Цвели они и тогда, в мае 1942-го. И казались еще прекраснее, потому что в разрывах бомб, чаду и грохоте военного пекла утверждали жизнь. Аня и ее подружки из взвода радистов смотрели на них с нежностью и благодарностью. Особенно те, кто побывал страшной зимой сорок первого под Москвой. Аня Шевякова начинала свой военный путь от Москвы, от героического Нарофоминска. 20 июня 1941 года она танцевала на выпускном школьном вечере, а два месяца спустя уже надела военную шинель и сняла ее только в июне 1945-го. Прошла в ней Смоленщину, Эстонию, Латвию, Литву, Польшу и половину Германии до самого Берлина. В Польше, незадолго до Дня Победы, погиб ее муж Виктор. А спустя несколько месяцев родился Юрка, Юрий, которому в конце шестидесятых годов тоже довелось служить под Нарофоминском, в знаменитой Кантемировской дивизии. И каменщица ПМК-421 Анна Григорьевна Шевякова как никогда боялась тогда, что мир снова взорвется грохотом бомб, и сын повторит ратный путь ее и отца, которого знает он только по фотографии. И работала так, что к медалям "За боевые заслуги", "За взятие Берлина", "За победу над Германией" прибавилась еще одна - "За доблестный труд".

Немногим раньше получил свою трудовую награду, орден "Знак почета" еще один каменщик ПМК-421 - Иван Васильевич Милохин. Он тоже был в войну связистом. Командовал взводом, который держал связь фронта с самой Ставкой. Она то и дело рвалась, эта связь. И ее тут же восстанавливали... В копоти, огне взрывов, лавируя между дымящимися воронками, мчится видавшая виды полуторка. В ее кузове бухта телефонного кабеля и несколько солдат во главе с сержантом Милохиным. Машина идет на полном ходу, разматывая кабель. Но сержанту кажется, что она идет слишком медленно, что прошло уже много времени с тех пор, как разметало связь.

Правда, как всегда, есть запасная линия. Ее прокладывали на дне реки, крепили на высоте, закапывали в землю - под воем пикирующих самолетов, под пулями и снарядами. Но она тоже может быть повреждена, эта запасная линия. Поэтому скорее, скорее найти обрыв, ликвидировать его. Идут бои на Курской дуге, войска ни одной минуты не могут оставаться без связи с Верховным командованием. Они и не оставались без связи. А за восстановление той линии на Курской дуге Милюхину вручили медаль "За отвагу".

Сколько километров кабеля протянул он, пройдя боевой путь от Воронежа до Варшавы? Не по прямой, не под мирным небом - под ревущим, грозящим смертью...

Таково же небо было над Сивашем, когда 1117-й зенитно-артиллерийский полк форсировал его, вышибая немцев из Крыма. Больше двух тонн в каждом орудии. Владимир Парышков и его товарищи несли их через Сиваш на руках, тянули веревками. И тоже, как Милохин, спешили. Спешили перейти на тот берег, закрепиться, прикрыть огнем тех, кто налаживал переправу, кто, не дожидаясь ее, шел по грудь в воде...

А до этого был Севастополь. И также пикировали, сеяли смерть фашистские самолеты. И надо было отогнать их, не дать бросить свой страшный груз на головы наших солдат. А еще раньше был Сталинград, во время боев за который наводчик орудия (позднее командир орудия) Парышков подал заявление о приеме его в партию. В нем он писал: "Буду сражаться за Родину до последней капли крови". К счастью, он остался жив, не был даже ранен, хотя, как свидетельствуют награды, пулям не кланялся. Награды эти - орден Красной Звезды (за Сиваш), две медали "За отвагу", "За оборону Сталинграда", "За взятие Севастополя", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией".

Не знаю, растут ли на Дальнем Востоке ландыши. Наверное, весною там цветут другие цветы. Только старшину торпедного катера Павла Селиванова не радовали они. Там, на Западе, идет небывалая битва с врагом. А он и другие матросы несут свою службу здесь, за тысячи километров от войны. Правда, поздней осенью сорок первого они побывали под Москвой, в составе морской пехоты участвовали в обороне столицы. А едва опасность отодвинулась от нее, их снова отправили на восток, стеречь морские рубежи Родины от все наглеющих японцев. Их час наступил 25 августа 1945 года, когда Шевякова, Милохин и Парышков уже вернулись домой или были на пути к дому.

Под командованием вице-адмирала Андреева они вышли из Совгавани и через несколько часов приняли бой с японцами. Селиванов в нем был ранен в плечо. Но не покинул строя, пошел с бригадой дальше... Он принес домой медаль Нахимова, медали "За победу над Японией", "За победу над Германией". А теперь водит бензовоз, обеспечивая стройки ПМК горючим.

Четыре рабочих Кирсановской механизированной колонны. Четыре участника Великой Отечественной войны, о боевом пути которых можно написать отдельные книги. Можно немало написать и еще об одном бывшем солдате Сергее Коленикине, воинская судьба которого сложилась трагически. В самом начале войны, попав в плен, он прошел через многие ужасы лагерей Кенингсберга, Финляндии, Северной Норвегии. Дважды бежал и дважды был передан фашистам. Его били, истязали, морили голодом.

Но он выжил и работает теперь в ПМК плотником. Строил сахарный, хлебный, консервный, авторемонтный заводы, жилые дома. А глядя на медаль "За победу над Германией", думает лишь об одном: чтоб не повторилось то, что испытал он.

Теперь у них у всех дети. У Селиванова - четыре сына. Трое отслужили в армии, самый младший еще служит. У Анны Шевяковой растет маленькая внучка, Леночка, дочка Юрия. Такая же нежная и хрупкая, как ландыш.

Он цветет в мае, этот подарок весны. В месяце, когда пришла Победа, завоеванная тысячами и тысячами таких советских людей, как Парышков, Селиванов, Шевякова, Коленикин, Милохин.
1976 г.