Герб города Кирсанова

Маша — Мария Герасимовна

Сомнения пришли позже. Вначале была радость. Она держала лист бумаги и, волнуясь, читала: "Дорогая Мария Герасимовна Пустовалова. По согласованию с Советским Комитетом ветеранов войны Совет ветеранов 4-ой гвардейской танковой армии проводит первый после войны Всесоюзный сбор ветеранов армии по войсковым соединениям и частям, посвященный XXV съезду КПСС. Совет ветеранов приглашает Вас..."

Первой мыслью было: ехать. Мысль эта не проходила весь месяц, отведенный на сборы. Мария Герасимовна снова и снова пересматривала свои фронтовые фотографии. Вот она, совсем молоденькая девушка, в форме сержанта связи. Снимок сделан 30 апреля 1945 года, почти в конце войны. Значит, ей было тогда 23 года, а за плечами тысячекилометровый боевой путь от брянских лесов до Берлина.

Она попросилась в армию добровольно, оставив учительство в одной из школ Рассказовского района. С большой настойчивостью занималась в полковой школе связистов - телеграфистов, мечтая о скором направлении на фронт. А ее, как одну из лучших, оставили в том же полку учить других. Она провела несколько выпусков, добилась отправки в Москву, считая, что оттуда легче попасть в действующую армию. А ее опять несколько месяцев держали в резерве ГУСКА (Главного управления связи Красной Армии).

Только осенью 1943 года попала она на I Украинский фронт, влилась в состав 152 отдельного батальона связи 4-й гвардейской танковой армии.

Батальон тогда еще не был ни гвардейским, ни орденоносным. Это позднее, пройдя с боями до Берлина и Праги, он стал называться гвардейским Пражским орденов Богдана Хмельницкого, Александра Невского и Красной Звезды. Значит, в том и ее, Марии Герасимовны, пусть малая, но заслуга. Не зря выстукивала она на своем аппарате Морзе шифрованные телеграммы в штаб армии, принимала такие же шифровки отряда для штаба дивизии. Сколько раз она делала это под обстрелом, находясь вне укрытия.

Особенно отчетливо запомнилась ей самая первая связь. Эго был один из первых дней на передовой. Она совсем еще не знала, как вести себя при артиллерийском налете и, оглушенная взрывами, прыгнула в ячейку зенитной батареи. Хорошо, что рядом оказалась Надя Кочнева, тоже связистка, но уже побывавшая во фронтовых переделках. Она схватила Марию Герасимовну за рукав и буквально вытащила из ячейки. Девушки бросились к небольшому земляному валу, едва легли за него, как прямое попадание снаряда смяло зенитную батарею и ту земляную щель, откуда только что выскочила Мария Герасимовна.

Впрочем, тогда ее звали Машей, Машенькой. Вот она сфотографирована вместе с той самой Надей Кочневой, с которой больше не разлучалась. Они потерялись уже после войны, и только несколько лет назад Мария Герасимовна разыскала ее через соответствующие органы в Ленинграде. Они стали переписываться, встретились. А теперь ей предстоит встреча с другими друзьями. Много ли их осталось? Прошел ведь 31 год. А те, кто остались, узнают ли в Марии Герасимовне ту юную Машу, и узнает ли сама она кого-либо? Чем ближе подъезжала она к Москве, тем больше одолевали ее сомнения. Ей совсем стало плохо, когда в переполненном военными ветеранами вестибюле гостиницы "Россия" она не отыскала ни одного знакомого лица. Зато утром, идя на условленное место сбора, она сразу узнала троих однополчан. И те сразу же узнали ее, и с этой минуты она снова стала Машей, Машенькой, веселой и общительной военной телеграфисткой.

Их оказалось более пятидесяти человек, хорошо знакомых, близких и родных гвардейцев 152 отдельного батальона связи. Конечно же, время порядком изменило их - побелило волосы, подпортило выправку, наделило морщинками. Но это были они, ее боевые друзья: стрелок-радист Миша Ломанов, начальник Центральной телеграфной станции Игорь Дуров, телеграфист Петя Солонин, радистки Сима Аксенова, Тоня Заковрягина, Марина Жбанникова... И чем больше они были вместе, тем больше становились прежними, будто исчезали и седина, и морщинки. И совсем помолодели, подтянулись и посуровели по-военному на встрече с боевыми знаменами, которая проходила в Центральном Доме Советской Армии. А на другой день, 9 мая, вместе со многими сотнями других ветеранов они возлагали цветы на могилу Неизвестного Солдата, посетили Мавзолей В.И.Ленина, а в 12 часов собрались на торжественный обед в ресторане "Прага".

Прага. Это название воскресило в памяти столицу Чехословакии, в освобождении которой довелось участвовать Марии Герасимовне и ее боевым друзьям. Они отправились туда из дымящегося Берлина 2 Мая и до сих пор помнят ликующих пражан, их крики "Надзар!", пожатие рук. Мария Герасимовна ехала в машине, которая то и дело оказывалась в "плену" у чехов. Все хотели дотронуться до советских бойцов, одарить их улыбкой. Особенно трогательное внимание оказывали девушкам - воинам. У Марии Герасимовны долго потом побаливала рука оттого, что ее не хотели отпускать даже тогда, когда трогалась машина, а потом десятки других рук ловили опять ее руку и опять трясли и жали... Об этой ликующей Праге тоже говорил выступивший на торжественном обеде гвардии генерал-майор танковых войск, ныне председатель Совета ветеранов 4-ой гвардейской танковой армии А.К.Ярков. Но больше он говорил о боевом пути собравшихся ветеранов, и они опять мысленно представляли его.

После Победы они вернулись к своим делам и на груди у многих рядом с боевыми появились трудовые награды. У Марии Герасимовны к медалям "За взятие Берлина", "За освобождение Праги", "За Победу над Германией" прибавилась медаль "За доблестный труд". Прибавились и юбилейные медали - к 20-летию и 30-летию Победы в Великой Отечественной войне. А теперь появился Знак "Ветеран 4-ой гвардейской танковой армии", врученный на встрече ветеранов 9 мая 1976 года.

Этот Знак ребята из второго класса средней школы № 3 города Кирсанова, в которой учительствует М.Г.Пустовалова, еще не видели. Мария Герасимовна оденет его, когда из Москвы придут памятные фотографии, и она принесет их на октябрятский сбор и расскажет о встрече с однополчанами. Надо ли говорить, что ребята будут еще больше гордиться ею, своей учительницей, хотя и сейчас они имеют право на это. Уже восемь лет Мария Герасимовна работает без второгодников, она - секретарь партийной организации школы, награждена Почетной грамотой министерства просвещения РСФСР.
18 июня 1976 г.