Герб города Кирсанова

Если оглянуться назад

Мне давно хотелось написать об этом человеке, но никак не удавалось обстоятельно поговорить с ним. Михаила Петровича всегда ждали неотложные дела. Он извинительно разводил руками: побеседуем в другой раз. Но и в другой раз бывал занят ничуть не меньше, и разговор наш все откладывался.

И вот мы сидим в его стареньком доме на улице Буденновской города Кирсанова, и мне удивительно видеть, что Михаил Петрович никуда не спешит. Он еще и сам не привык к своему положению пенсионера и откровенно рад поговорить о заводе, которому без остатка отдавал себя долгие годы. Демидов помнит "Текстильмаш" (тогда литейно-механический завод) со времен первой пятилетки. Причем помнит в деталях: какие были производственные площади, где и какое оборудование стояло, как шаг за шагом росло предприятие...

Есть люди, чьи биографии так тесно связаны с историей страны, что на примере их жизни можно в какой-то мере проследить эту историю. Поэтому, слушая рассказ Михаила Петровича о годах первых пятилеток, я несколько раз ловила себя на мысли, что думаю не о маленьком заводе в крошечном городке на Тамбовщине, а обо всей нашей огромной стране. Конечно, масштабы очень разные, но суть была одна: создавалась отечественная промышленность, рождалась большая индустрия, на необходимость которой указывал Ильич еще в первые годы Советской власти.

- К 1939 году наш завод почти полностью специализировался на выпуске запасных частей для текстильной промышленности. Поставлял их на Украину, в Среднюю Азию, Ставрополье... Я к этому времени работал уже распредмастером. Как и все, радовался малейшему успеху завода, его росту. Только...

Только скоро Михаилу Петровичу пришлось расстаться с производством. В Европе немцы начали свой военный марш на Восток. Они еще прямо не угрожали советской земле, но наше правительство решило укрепить свои западные границы, обезопасить от захвата Западную Украину и Белоруссию. В составе гаубичного полка Михаил Демидов зашагал по белорусской земле, запоминая названия освобожденных городов: Мир, Столбцы, Слоним, Барановичи, Ружана, Пружана... А потом подняли голову белофинны - и Демидова перебросили на Карельский перешеек, через несколько месяцев - на турецкую границу. А еще через сколько-то времени он оказался опять на родном заводе.

Судьба человека. Жизнь человека. Как тесно они бывают связаны с судьбой и жизнью Родины. В 1941-м они хотели одного: мирно трудиться. Но:
- Но поработать мне тогда не пришлось.- Михаил Петрович на минуту замолкает, как бы не желая вспоминать самое трудное. Потом продолжает:
- В апреле 1941 года - за два месяца до начала Великой Отечественной - я уже строил оборонные рубежи в Литовской ССР.

Тут и застала его война. Вместе с тысячами бойцов испил он горькую чашу отступления, ленинградской блокады, радость прорыва ее и последующего изгнания немецких фашистов с советской земли. Боевой путь Демидова - это славный путь Второй мотоштурмовой бригады, обросшей в горниле войны высокими воинскими званиями Гвардейской Новгородской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова. Путь от младшего воентехника до гвардии капитана, удостоенного многих боевых наград. Путь, о котором можно написать большую хорошую книгу.

Но есть в военной биографии кирсановского воина один эпизод, который показался мне символичным. По горящему Кенигсбергу мчатся два бензовоза, укрытые мокрым брезентом. Они то и дело ныряют в огненные смерчи. Кажется, упади на брезент хоть одна пылающая головня, и бензовозы взорвутся. Но они мчатся дальше, и в кабине одного из них рядом с шофером, - М. П. Демидов. Через несколько минут он докладывает о выполнении боевого задания: горючее для дальнейшего продвижения живой силы и техники доставлено. А мне видится: это не бензовозы, а наша Отчизна прорвалась через огненное кольцо, и не Михаил Петрович, а весь народ рапортует о выполнении боевого задания...

Когда в конце беседы я спросила Михаила Петровича, какой период он считает самым памятным в своей жизни, то почти не сомневалась, что услышу в ответ: период войны. А он сказал:
- Когда после войны восстанавливали завод.

В этих словах был глубокий смысл. Период войны был хотя и трудным, но не самым главным в жизни советских людей. Самое главное для них - мирное строительство, созидание. Дело, которому отдана хоть частица сердца. А Михаил Петрович отдавал родному заводу не частицу, а все сердце. И тогда, когда будучи директором, восстанавливал, расширял и строил завод. И тогда, когда уже в качестве начальника ведущего цеха после жестокого инфаркта работал над выполнением производственных программ пятилеток шестидесятых годов.

Он готов говорить о "Текстильмаше", поставляющем теперь сложное текстильное оборудование во все концы нашей страны и за границу, долго и подробно. И с большим почтением кладет рядом с орденами Красной Звезды и боевыми медалями трудовой орден "Знак Почета" и многочисленные Почетные грамоты за успехи в труде на различных этапах своей жизни.

- Никогда не думал о наградах. А сейчас, когда пришло время оглянуться назад, смотрю на них и прикидываю: а ведь не зря я живу на свете...

Да, он не зря жил и живет на свете, этот человек, чья биография так сходна с биографией нашей страны. Человек, который вступил в ряды Коммунистической партии Советского Союза в дни самых трудных испытаний на верность Родине - в дни смертельной битвы с врагом.

Из старых, очень скромно обставленных комнат низкого домика на улице Буденновской я уносила не только записи в своем корреспондентском блокноте, но чувство какой-то душевной соприкосновенности со многими страницами истории страны Советов.
Май 1970 г.