Герб города Кирсанова

Мы — интернационалисты

В редакции газеты "Ленинец" обычная деловая обстановка. Но с приходом гостей стены будто раздвинулись и открыли не только просторы Родины, а и дали возможность заглянуть за ее пределы.

Все гости - кирсановцы. Почти все родились и выросли в нашем городе или его окрестностях. Изучая в школе дальние страны, миролюбивую внешнюю политику Советского государства, вряд ли думали, что позднее и сами примут участие в проведении той политики, внесут свою лепту в укрепление новых международных отношений, рожденных новым общественным строем.

политических тем, но чувствовалось, что на Кубе высоко ценят миролюбивую политику нашего государства. Общались мы в основном через переводчика, но уже тогда многие кубинцы изучали русский язык.

- В 1980 году, когда я в последний раз был на Кубе, изучение русского языка для многих командиров производства стало правилом. - Это сказал вступивший в беседу Валерий Митрофанович Воробьев, врач-стоматолог Кирсановской поликлиники. На Кубе он бывал не однажды, главным образом в ее портах, и с каждым приходом туда видел все новые приметы экономических и социальных преобразований в этой молодой социалистической стране.

- Экономическая помощь Кубе со стороны СССР была огромной, - продолжает Валерий Митрофанович. - Советские теплоходы везли туда разное оборудование, инвентарь. Как, впрочем, и в другие страны социалистического содружества.

В.М.Воробьев побывал почти во всех них. В течение нескольких лет (начиная с 1974 года) он работал судовым врачом в Черноморском пароходстве. Сначала, на сухогрузе "Аркадий Гайдар", потом на пассажирском судне "Азербайджан" ходил в восемнадцать стран мира. Бывал в портах социалистических и капиталистических государств. Во многих оказывал медицинскую помощь местным докерам.

- В иностранных портах всегда вызывало удивление, что на советских судах обязательно есть врач. На капиталистических его нет, так как содержание врача стоит дорого и невыгодно владельцам пароходств. В целях экономии, а вернее, извлечения более высоких, доходов они комплектуют команды теплоходов из моряков слаборазвитых стран, которым платят в несколько раз меньше, чем своим.

- Я, конечно, знал, что медицинская помощь во многих зарубежных странах платная. Но что это значит для пациента, особенно остро почувствовал в порту турецкого Стамбула. Во время пребывания на нашем судне турецких официальных лиц с одним из них случился сильный сердечный приступ. Я нашел, что это инфаркт. Оказал первую необходимую помощь и объяснил, что нужна срочная госпитализация. Бывшие с больным деловые люди связались по телефону с ближайшей клиникой и, к моему удивлению, сообщили, что там сейчас двухчасовой обеденный перерыв. Пока он не кончится, за больным никто не приедет. Стали звонить в другие клиники. Наконец, в одной согласились прислать карету "скорой помощи", но потребовали поручительство о платежеспособности больного. А ему было совсем плохо. Я делал все, что мог, чтобы спасти жизнь. И не верил, что в такой ситуации может идти речь об оплате медицинских услуг. Но турки не удивлялись и не возмущались. Начали искать брата больного, чтобы тот дал нужное поручительство... Прошло не менее полутора часов, когда подъехала, наконец, карета "скорой помощи":

Через две недели наше судно снова стояло в Стамбульском порту. На него пришли мой невольный пациент со своим братом. Благодарили меня и всех советских людей за человечность и гуманность. Вспоминали Ленина и Ататюрка, заложивших основу добрососедских отношений первой Страны Советов и Турции. Помню, мне очень понравилось их лаконичное определение социализма. Турки тогда сказали: "Социализм - это забота о человеке".

Очень тронул меня портрет Ленина в одном из пригородов Венеции. Портрет хорошо всем знакомый: Владимир Ильич в кепке, с поднятой рукой. Это был агитплакат итальянской коммунистической партии. Он висел на видном месте и послужил своеобразным паролем дружественных встреч с венецианскими портовиками.

Валерий Митрофанович с большой теплотой рассказывает об этих встречах, о встречах с рабочими людьми в других иностранных портах. Очень волнующей была беседа в одном из испанских портов, где среди грузчиков оказались некогда жившие в Советском Союзе.

...Это было в памятные тридцатые годы, когда СССР оказывал разностороннюю помощь Испанской республике в ее борьбе с фашистской агрессией. Он посылал продовольствие, медикаменты, различные виды вооружения. В составе интернациональных бригад, ставших воплощением антифашистском солидарности десятков стран мира, сражались сотни советских добровольцев - танкистов и летчиков. Спасая своих юных граждан, Испания отправляла их в СССР. Позднее испанские дети, в большинстве сыновья и дочери коммунистов, вернулись на родину. Стали взрослыми. Но сохранили благодарную память о материнской заботе советских людей.
Эту память сохранили и другие народы, каким в разное время в трудный час пришли на помощь друзья из СССР.

- В Польше, например, где я был в конце семидесятых годов, портовики Щецина так и говорили: "Мы помним ваш хлеб 1946-го", - заключает В.М.Воробьев.

Нынешняя работница Кирсановской конторы общественного питания Людмила Кондратьевна Готовец жила в Польше тоже в семидесятых годах, а точнее с 1973 по 1978. Она работала там в одном из медицинских учреждений. На встрече в редакции "Ленинца" вспоминала:
- Меня очень удивило то, что поляки знают много советских песен. Особенно любили они петь нашу "Катюшу". И вообще относились к советским людям дружественно. Конечно, случалось встречать и настроенных недоброжелательно. Но таких было совсем немного, большинство относилось настороженно к немцам из Западной Германии. Это ведь на польской земле находились два самых страшных концентрационных лагеря, построенных фашистами в годы Великой Отечественной войны, - Освенцим и Майданек. Мне довелось побывать на экскурсии в Освенциме, ставшем теперь страшным музеем. Кроме слова "ужасно!" я ничего не могу сказать о нем. Особенно потрясли детские деревянные башмаки, которые стояли неподалеку от крематория в одном ряду с большими башмаками...

Еще удивила в Польше большая доля частного сектора в народном хозяйстве. После наших колхозов было странно видеть небольшие участки земли, которые обрабатывали их владельцы своими силами. Были другие стороны жизни, которые не вязались с моим представлением о социализме. Но в целом Польша жила, на мой взгляд, нормальной жизнью. Большинство поляков поддерживали политику экономического сотрудничества с социалистическими странами, в том числе, с Советским Союзом.
К этой стране у нас было и осталось чувство доброжелательности.

Рассказы следующих участников встречи в редакции еще о двух странах социалистического содружества Венгрии и ГДР. Воспоминаниями о Венгрии делится работница аптеки № 12 Надежда Степановна Очкасова. Правда, она была там давно, в годы Великой Отечественной войны: в составе 374 зенитно-артиллерийского полка противовоздушной обороны она воевала под Сталинградом, на Курской дуге. Участвовала в освобождении Украины. Вместе со своим полком пересекла границы СССР и вступила на землю Румынии, потом Венгрии.

- Запомнились волнующие встречи советских бойцов в этих странах. В Будапешт в марте 1945 года мы входили буквально по цветам. Нас целовали и обнимали, говорили какие-то приветствия. Был настоящий праздник народного ликования, избавления от немецких захватчиков.

Советские бойцы в ту пору мало говорили о своем интернациональном долге освобождения других народов от насильственных режимов. Они просто выполняли этот долг. Были интернационалистами на деле, то есть думали, по выражению Ленина, "не о своей только нации, а выше ее ставили интересы всех". А Надежда Степановна продолжала:
- Позднее я прочитала, что при освобождении Венгрии погибло сто сорок тысяч советских воинов. Те потери переносились тогда особенно больно, потому что до Дня Победы оставалось совсем немного... Не пощадила война и венгров. Будапешт стоял сильно разрушенный. Наши солдаты сразу принялись разбирать завалы на улицах, помогать восстанавливать электро- и водоснабжение.

Надежда Степановна выполняла в те дни работу не только важную, но и интересную. Была машинисткой в корреспондентском пункте TACC. Печатала материалы советских корреспондентов, которые публиковались потом на страницах советских газет, передавались по радио. В них сквозила радость близкого окончания войны, наступления мира. Домой Очкасова вернулась с медалью "За боевые заслуги". Позднее к ней прибавилась медаль "За победу над фашистской Германией". Надежда Степановна больше не бывала в Венгрии. Но, читая об ее успехах в социалистическом строительстве, чувствует себя причастной к ним. Ведь новая жизнь венгров началась с тех трудных и радостных дней 1945 года.

Тогда же началась новая жизнь немцев из Германской Демократической Республики. Ирина Ивановна Колмыкова, директор Дома пионеров, пришедшая в редакцию, отношения к тем дням не имеет. Она родилась гораздо позднее, о войне знает лишь по кино и рассказам отца. В ГДР жила с октября 1977 по октябрь 1982 года. Но разговор об этой стране начинает с деталей, которые служат продолжением событий военной поры.

- В ГДР много памятников советским бойцам, павшим в борьбе с фашизмом. Около них всегда лежат цветы. Цветы лежат и на могилах у дорог и просто в поле. Не знаю, кто приносит их сюда, но думаю, что это благодарная дань нынешних немцев тем, кто ценой своей жизни освободил их от фашистской чумы.

Работая учительницей, я выезжала в летние школьные лагеря, беседовала с немецкими детьми. Они много знают о войне, правильно оценивают ее события. Знают главные вехи нашей истории, хотят побывать в Ленинграде, Москве. Некоторые неплохо знают русский язык. На общественных началах я была председателем женсовета по месту жительства в ГДР. В связи с этим часто общалась с немецкими женщинами из общества германо-советской дружбы. В частности, мы вместе праздновали 8 Марта. Как-то довелось побывать на их торжествах, посвященных 9 Мая. Немки искренне высказывались за укрепление мира, признавали большую заслугу в этом СССР. Ирина Ивановна приводит другие примеры дружественных отношений двух стран. В каждом, так или иначе, подтверждается мысль о том, что уважение национальной независимости ГДР, дружественная помощь в построении общества, свободного от идей национализма и шовинизма, - одно из наиболее ярких проявлений подлинного гуманизма советского народа, его принципа интернационализма.

Несколько часов длится беседа за "круглым столом" "Ленинца". Рассказывая о разных странах, подчеркивая те или иные их достижения и успехи, гости редакции неизменно связывали их с ленинской интернациональной политикой нашего государства. А в завершение говорили о своей большой тоске по Родине, которую испытывали, находясь вдали от нее. Наиболее ярко сказал об этом Олег Александрович Орлов:
- Красива страна Куба. И природа яркая, экзотическая, и люди хорошие. А сказали б, что останусь там навсегда, пожалуй, не выдержал, не захотел бы жить вовсе.
И за словами этими, будто обобщая все, встал советский человек - интернационалист и патриот.
3 декабря 1982 г.