Герб города Кирсанова

Флаги под домами

Трудно представить праздничную улицу без красных стягов и транспарантов. В совсем недавние годы красные флаги на Первомай и Октябрьскую развевались едва ли не над каждым вторым-третьим городским или сельским домом. Случалось, вывешивали их по чьему-то указанию. А чаще водружали по собственной доброй воле, выражая этим свою солидарность с идеями и содержанием советского или международного праздника.

Накануне 72-й годовщины Октября захотелось побывать в домах, где не изменили многолетней традиции. Где к приходу и нынешнего праздника снова закрепят флаги у ворот или над крышей. Из городских улиц выбрала три - с названиями, в которых так или иначе виден отсвет давних революционных событий: улицы Красную, Красноармейскую, Советскую. И домов решила взять тоже три, по одному с каждой улицы.

Признаюсь, их хозяева удивились приходу корреспондента. Особенно долго и искренне недоумевала Клавдия Федоровна Казакова из дома 2б по улице Красной.

- Вывешиваем на праздники флаг - что ж тут такого, что писать в газету, - говорила она. - Без флага же просто нельзя ни на Первое, ни на Девятое мая, тем более - на Седьмое ноября.
И, волнуясь и перескакивая с одного на другое, начинает пояснять:
- В семье, в которой я выросла, было пятеро девочек. (Я из сестер самая младшая). Отец, машинист паровоза, был единственным кормильцем. Мне кажется, он всю жизнь проходил в одной шинели. Но и тогда без помощи государства разве мог бы он дать своим пятерым дочерям высшее образование. Да разве только образование дала нам Советская власть? В нашем доме далеко не богатая обстановка (мы никогда за этим не гнались). Нет машины и другого, что есть у других. Но разве я могу сказать, что плохо живу...

Отец Клавдии Федоровны Федор Николаевич Казаков вступил в партию вскоре после Октября. Он боролся за становление и укрепление власти Советов. И первым зародил в душах дочерей, (все они стали членами КПСС), уважение и признательность к этой власти. У Клавдии Федоровны эти чувства укрепил и усилил муж старшей сестры Петр Александрович Зелепухин, которого она считает своим духовным наставником. Он работал в Саратове, руководил совпартшколой и был коммунистом в самом высоком смысле этого слова.

Сама К.Ф.Казакова стала членом КПСС в 1962 году, когда за плечами был Саратовский институт электрификации сельского хозяйства и работа в одном из населенных пунктов Тамбовщины. В Кирсанове она как раз с того 1962 года. Переехала сюда по семейным обстоятельствам. Работала преподавателем в СПТУ №11, позднее вела спецдисциплины в совхозе-техникуме. По собственному признанию, не умела ловчить и замалчивать негативное.

Муж Клавдии Федоровны Алексей Александрович Макаров - ровесник Октябрьской революции, тоже член партии. Он работал в нашем городе на разных руководящих должностях, в том числе долгое время государственным инспектором по закупкам и качеству сельхозпродуктов. На общественных началах был заместителем председателя исполкома райсовета, членом горкома КПСС и членом райисполкома. Тоже из многодетной семьи и тоже считает, что Советская власть дала ему многое. В годы Великой Отечественной он защищал ее завоевания и саму страну от фашизма. Награжден за это орденом Красной Звезды, удостоен медалей "За отвагу", "За победу над Германией", "За взятие Вены", "За освобождение Праги".

Кстати, такое совпадение. В Праге, которую освобождал от немецкой оккупации Алексей Александрович, много лет спустя выпало родиться его внуку, названному тоже Алексеем. (Там, в Праге, нес тогда офицерскую службу муж дочери Казаковой и Макарова). А всего детей у Клавдии Федоровны и Алексея Александровича трое. У всех высшее образование. Двое живут и работают в Кирсанове. Сын - технологом на авторемзаводе, от которого получил трехкомнатную квартиру, дочь - преподавателем в совхозе-техникуме.

В конце беседы речь снова заходит о флаге. И снова волнуется Клавдия Федоровна:
- Как можно отмечать наш главный, Октябрьский, праздник без него?

Почти то же самое говорит Федор Ломовцев из дома № 41 по улице Красноармейской, человек без большого образования, никогда не занимавший сколько-либо высоких должностей. До войны был колхозником. Пошел воевать на другой же день, как объявили войну. Первый бой принял под Москвой. Потом были Торжок, Ржев, Великие Луки. Под тем последним городом был последний бой рядового пехотинца Ломовцева. Разрывом вражеского снаряда его завалило в окопе, повредило легкие, ноги. Там же потерял глаз.

Вернулся в родной колхоз инвалидом второй группы. Почти сразу переехал в Кирсанов и работал в райпотребсоюзе грузчиком, а последние девятнадцать лет - пенсионер. На пенсии и жена Мария Семеновна. Да и их дочь Клавдия Федоровна Булычева, (она живет отдельно), удостоенная за многолетнюю плодотворную работу на фабрике "Победа" ордена Трудового Красного Знамени, тоже уже на пенсии.

- А без флага на праздник нельзя, - раздумчиво - утвердительно говорит Федор Иванович. - Сам давно сделал его. Вот держак подкрашу, опять прибью над калиткой.

На улице Советской, у многоквартирного дома № 59, флаг постоянно вывешивает житель, председатель уличного домового комитета Казьма Васильевич Буров. Вывешивает не столько по общественной обязанности, сколько тоже из внутренней потребности, разделяемой женой Клавдией Петровной Агеевой. Причину такой потребности Казьма Васильевич определяет коротко:
- Я фронтовик.
А потом из рассказа его и Клавдии Петровны выходит, что на военной службе Буров пробыл почти девять лет. Брали его в 1937 году на срочную. Та подходила уже к концу, когда без десяти минут в пять часов утра 22 июня 1941 года на аэродром в Белоруссии, где служил, начали падать немецкие бомбы.
На войне он был старшим авиационным механиком. И видел еще не одну бомбежку.

Начав путь с Белоруссии, дошел до Чехословакии, продвигаясь с временными боевыми аэродромами, готовя к боям самолеты. Как это делал, говорит медаль "За отвагу".

Вернулся Казьма Васильевич в Кирсанов в конце 1945-го, (вернулись с войны еще два его брага, один - инвалидом второй группы, а третий брат остался лежать на чужой стороне). По возвращении Буров закончил курсы автомехаников и три десятка лет помогал возвращать в строй автомобили в автоколонне № 1803. Был там долго неосвобожденным председателем и постоянно - членом профкома. Избирался депутатом городского Совета, а теперь вот возглавляет уличный комитет, близко принимая к сердцу все, что на пользу его улице, его городу.

Жена, Клавдия Петровна Агеева, тоже из постоянных активных общественников. Отец ее, совхозный кузнец, в 1937 году был необоснованно репрессирован. По приговору чрезвычайной "тройки" был оторван от семьи. Отбывая наказание, строил Комсомольск-на-Амуре. А вернувшись, не затаил обиды на Советскую власть. Не вошла та обида и в сердце Клавдия Петровны, хотя, было, дважды ей отказывали в приеме в партию. Она вступила в нее лишь к 1960 году, когда на отца пришел документ, что реабилитирован. Она работала тогда уже в Кирсановском совхозе-техникуме, преподавала историю. А до этого, приехав в Кирсанов в 1941 году по эвакуации с Украины, была завучем и директором детского дома КИМ, преподавателем истории в педучилище, заканчивая прерванную войной учебу в пединституте заочно.

Работу преподавателя, да еще истории, Агеева не мыслила без общественной деятельности. Она всегда была пропагандистом и агитатором. За эту работу у нее много почетных грамот обкома и горкома КПСС, общества "Знание", в том числе присланных из Москвы. Она и теперь, уже будучи, как и Казьма Васильевич, на пенсии, не оставляет пропагандистской работы.

Октябрьский праздник пришел на улицы города. Как всегда, особый праздничный наряд придают им красные флаги, развевающиеся то тут, то там. Среди тех флагов - и те три, вывешенные на улицах Красной, Красноармейской и Советской людьми, о которых здесь рассказано.
7 ноября 1989 г.