Герб города Кирсанова

Солдатская дочь

Письмо пришло неожиданно. "Уважаемая товарищ Персиянова (не знаем, к сожалению, вашего имени, отчества), скоро исполнится 25 лет со дня Победы над фашистской Германией. Освобождая нашу небольшую донскую станицу, пали смертью храбрых воины разведвзвода 112 Башкирской дивизии. Среди них был ваш муж Гаврил Алексеевич Персиянов..."

Юные краеведы средней школы № 2 города Белая Калитва Ростовской области, устанавливая связь с женой Гаврилы Алексеевича, не знали, конечно, о том, что переписываться им придется не с нею самой, а с дочерью Клавой. Нет, нет, Анастасия Николаевна жива. Она просто неграмотна.

Клава писала от имени матери и с ее слов - о довоенной жизни отца. Сама она его совсем не помнит. Когда началась война, ей было всего два года. А когда исполнилось пять, на отца пришла похоронная. Он был, как и Клава, рабочим. Только работал в ремстройуправлении, плотником. Клава же стала швеей и вот уже двенадцать лет трудится на фабрике "Победа".

В письмах ростовским школьникам она почти ничего не писала о себе -только об отце и матери, оставшейся в 1941-ом с шестью малышами на руках. Писать о себе не приходило и в голову. И потому, что краеведы интересовались в основном отцом, и потому, что искренне убеждена: жизнь у нее самая обычная.

Ей не довелось совершить подвига, какой совершил отец. О нем, этом подвиге, Клава узнала из переписки с юными ростовчанами. "Это было 19 января 1943 года, - сообщали ребята, - разведвзвод лейтенанта Атаева получил задание овладеть высотой, с которой был виден весь город, и удерживать ее до прихода наших войск. Взвод, находясь под непрерывным огнем, удерживал высоту два дня. Атаевцы погибли, но высоту не сдали... Лейтенанту Атаеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а все остальные награждены орденом Отечественной войны I степени".

Этот орден отца Клавиной матери прислали совсем недавно, после письма краеведов Кирсановский военкомат запросил военный архив, и слова ростовских школьников подтвердились.

Да, Клаве Персияновой не довелось совершить ратного подвига. Но разве каждодневный ударный труд - не подвиг? А трудится Клава по-ударному. Редко какое торжественное собрание на фабрике обходится без того, чтоб фамилию ее не упомянули в праздничном приказе. Швейное дело она знает хорошо: недаром училась в профтехучилище, да и многолетний трудовой стаж что-нибудь да значит. Главное же, за что ценят Клаву, - это ее удивительная способность оказываться там, где нужнее. В бригаде постоянно не хватает швей, и Персиянова, как правило, берет их нагрузку на себя. Причем не по распоряжению бригадира, по своей доброй воле.

Ее отец был солдатом. Краеведы из Белой Калитвы в очередном письме Анастасии Николаевне писали: "Помните, люди не забыли о вашем муже, который совершил подвиг в Великой Отечественной войне, и отдал жизнь за Родину. Высота, которую отстояли атаевцы и на которой погибли, названа высотой Бессмертия, а в 1967 году на ней открыт обелиск Славы".

Клава видела этот обелиск с множеством фамилий. Правда, пока не воочию, а на фотографии, которую прислали школьники. Фамилий на ней не прочитать, так мала фотография. Но Клава знает, есть там и имя отца...

Ее имя находится в другом списке. Он составлен на фабрике "Победа" по итогам работы за два с половиной года пятилетки и включает имена швей, которые уже выполнили трехлетнюю производственную программу. А в исполкоме Кирсановского городского Совета фамилия Клавдии Гавриловны Персияновой значится в списке депутатов Совета. Депутатом Клава стала в июне нынешнего года, а двумя месяцами раньше ее приняли кандидатом в члены КПСС.

Почти в каждом письме ростовские ребята приглашают Клавину мать, Анастасию Николаевну, к себе в гости. "По вашим письмам мы заочно полюбили Вас... Будем очень рады, если Вы, как обещали, к нам приедете. Мы будем Вас ждать".

Они полюбили Анастасию Николаевну по письмам Клавы. И не могли не полюбить, потому что сама Клава любит мать с редкостной нежностью. Любит за то, что та одна подняла на ноги солдатских сирот. За то, что научила их жить честно. За то, что свято чтит память об отце.

Нынешним летом Клава Персиянова ездила в заграничное путешествие по Болгарии и Румынии. Немало времени провела около памятников советским воинам, отдавших жизнь за освобождение этих стран от фашизма. Они установлены во многих городах и селах братских социалистических стран. И каждый раз, возлагая цветы, Клава вспоминала отца и тот обелиск, который установлен ему и его товарищам на высоте Бессмертия. Они с матерью еще не решили окончательно, но, возможно, будущим летом все-таки съездят к нему. И, может, Клава расскажет ростовским ребятам о себе.

Что ж, ей есть что рассказать, дочери солдата, павшего за счастье и мир на земле, передовику производства, кандидату в члены Коммунистической партии, депутату городского Совета, ударнице коммунистического труда.
26 сентября 1973 г.