Герб города Кирсанова

Командир разведвзвода

Шли вторые сутки, а разведгруппа Ильина все не могла взять контрольного пленного, необходимого командованию для выяснения боевой обстановки. Почти вся ночь ушла на переход линии фронта через реку Северный Донец в районе Казачьей Лопани. Под утро, углубившись в расположение немецких войск, обнаружили линию связи с протоптанной рядом тропинкой и весь день просидели в овраге, наблюдая издали, кто и как часто ходит по ней. За все время прошли только двое, утром - со стороны села, вечером - обратно. Очевидно, это были связисты, проверяющие линию связи.

"Языка" решили брать следующим утром. А сейчас ломали голову над тем, как подобраться к тропинке поближе. Рядом с ней ни кустов, ни орудийной воронки. Лишь след разворота танка да бугорки мартовского снега, нанесенного в редкий бурьян. Их и решили использовать. По гусеничному следу, чтобы не оставлять своих следов, подошли к снежному наносу и сделали еще один "бугорок": забросали снегом троих разведчиков в белых маскировочных халатах. Ночью их почти не было видно, но утром наметанный взгляд немцев мог заметить новую деталь в пейзаже.

Надо было обязательно отвлечь их внимание. С этой целью сделали "погремушку". Связали гильзы орудийных снарядов длинной проволокой. Конец ее протянули в овраг и стали ждать фашистов: двое разведчиков у проволоки, а Ильин подальше. Он должен был первым заметить немцев и подать знак своим.

И вот он поднял руку. Разведчики у проволоки дождались, когда немцы приблизились к живому "бугорку" и со всей силой дернули "погремушку". Гильзы загремели. Немцы, схватив автоматы на изготовку, резко повернулись на звук, и все остальное решили те трое. Один из фашистов был тут же убит ударом ножа, а другой, ошеломленный, испуганный, взят в плен.

С выполнения этого задания весной 1943 года для лейтенанта К. В. Ильина и начались боевые действия в разведке. До этого он служил в других частях и назначение командиром разведвзвода тринадцатой гвардейской кавалерийской дивизии встретил с некоторой опаской.

Первая удача окрылила. Потом было много других удач, и Константина Васильевича стали называть везучим. Ему и в самом деле везло. Один раз при взятии очередного "языка" занесенный над Ильиным нож лишь царапнул его по лицу. В другой раз он был одним из двух оставшихся в живых от целого взвода.

Это была самая неудачная разведка. Без таких тоже не обходилось: война есть война. Стояла задача: в конном строю пройти в тыл врага и разведать систему его обороны. Вышли, как обычно, вечером, а ночью под белорусской деревней Снопоты попали под сильный обстрел. Спасаясь от огня, рассыпались. Ильин прорвался-таки к условному месту встречи, весь день ждал связи. К вечеру пришел лишь один коновод. Остальные погибли под обстрелом. При воспоминании об этом у Ильина и теперь ноет сердце.

Разведок, пеших и конных, было много - на белорусской, украинской, польской, румынской, венгерской, чехословацкой земле. В Венгрии его разведвзвод воевал в составе шестого гвардейского кавкорпуса первой механизированной группы генерала Плиева. Осенью 1944 года корпус осуществил прорыв в районе села Хайду-Сабослов. Но идущие следом части не успели войти в него, и корпус оказался отрезанным от своих. Шесть конных разведчиков во главе с Ильиным отправились назад - для связи с отставшими частями и установления времени и места совместных боевых действий. Ночью наткнулись на засаду врага. Потеряв лошадей, продолжали выполнять задачу пешком. Шли остаток ночи и еще одну ночь (день провели в укрытии), а под утро вышли на позиции советских пехотинцев. Разведчиков доставили в штаб дивизии, и уже вечером началось совместное наступление наших войск.

Ильин за успешное выполнение этого ответственного задания получил орден Отечественной войны первой степени. К тому времени у него уже было два ордена Отечественной войны второй степени и орден Красной Звезды.
День Победы застал Константина Васильевича под Прагой.
Май, 1979 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.