Герб города Кирсанова

Автограф Победы

Петр Петрович и Елена Николаевна Севостьяновы живут в поселке Юбилейный Голынщинского сельсовета. Он уроженец села Ульяновка. Работал в Кобяковском зерносовхозе. После срочной службы начал обосновываться в Подмосковье. Отсюда и призвали его незадолго до войны на учебные сборы. Елена Николаевна выросла в детском доме на Белгородчине. После десятилетки уехала в Киев. И для определения дальнейшей судьбы прошла на прием к первому секретарю ЦК КП(б) Украины Н. С. Хрущеву. Тот помог определиться на работу в Киевское артиллерийское училище. А она вскоре добилась зачисления в курсанты, хотя для этого в училище впервые создали учебную группу из пяти девушек. Эти два примера говорят о характере Елены Николаевны, особо проявившемся на войне.

Войну они прошли разными дорогами. Но начали их в один день - 22 июня 1941 года. Правда, Елена Николаевна опередила в этом Петра Петровича на несколько часов.

Многие знают строки из известной песни: "22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война". Петр Петрович узнал о войне именно из этого объявления. Перед тем в составе учебной группы он всю ночь вел поиск условных вражеских десантников в подмосковном лесу. К месту базирования вернулись к утру. А в десять часов поднялись по тревоге. По радио выступал Молотов, говорил о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз.

Курсант Киевского артиллерийского училища Елена Купина к тому времени уже испытала самый первый ужас войны. Немцы и в самом деле начали бомбить Киев в четыре часа утра. Сначала не поверилось, что это война. Но грохот взрывов и заполыхавшие в мирно спящем городе пожары развеяли сомнения. Через малое время училище цепляло свои учебные 76-миллиметровые противотанковые пушки к конной тяге. Грузило на машины имущество и людей А потом, имея уже раненых и убитых, влилось в поток начавших отступление войск. Двинулось к Полтаве, где и включилось в первые серьезные оборонительные бои.

Елена Купина успела закончить лишь первый курс. Но материальную часть 76-миллиметровок успела изучить достаточно хорошо. И потому, что ей было это интересно. И потому, что хотелось доказать, что и девушкам по плечу считавшееся исконно мужским артиллерийское дело. Помогали ей в том ее настойчивость и целеустремленность.

То и другое проявилось в первые дни войны - в ходе начавшегося отступления, когда число раненых стало расти, а автомашины оказались занятыми в основном начальствующим составом. Елена, как и другие курсанты, изучала санинструкторское дело. Уже оказывала помощь раненым и не могла смириться с создавшейся ситуацией. Она потребовала освободить одну из автомашин для раненых. А когда ее слова не приняли всерьез, и машина тронулась дальше, выстрелила по ее колесу. Выскочивший офицер тоже выхватил пистолет, но опустил его перед маленькой щупленькой девушкой. Машина забрала раненых...

Петр Петрович в первые дни и месяцы войны по-прежнему находился в Подмосковье. До глубокой осени 1941 года во взводе войск НКВД помогал осуществлять пропускной режим на шоссе Москва - Саратов. А потом - Центральный фронт, 354 стрелковая дивизия, награжденная в ходе боев орденами Красной Звезды и Суворова, удостоенная имени Калинковича. Севостьянов в полковой пешей разведке. Больше года участвует в рискованных разведывательных операциях, в том числе по захвату вражеских "языков". Взвод Севостьянова их добыл около двадцати пяти. Каждый раз со смертельной опасностью, нередко с потерями. Правда, в рассказе Петра Петровича все выглядит просто:
- Укрылись в бане на берегу речушки. Установили наблюдение за недальней дорогой. Видим: едут две конные повозки с некоторым разрывом друг от друга. На задней два немца. Один правит. Другой играет на губной гармошке. Решили брать их...

Как это делать обговорено и применено на практике разведчиками не однажды: трое нападают, трое страхуют, шестеро прикрывают отход. Так сделали и на этот раз. Правда, один из немцев попытался бежать. Пришлось оглушить прикладом, не рассчитав, однако, удара. В полковой штаб в результате доставили лишь одного "языка". Но, видимо, незряшного, так как разведчиков отметили наградами. Севостьянова - медалью "За отвагу".

Вторую такую медаль он получил при форсировании Одера. Тогда уже позади была Курская дуга, в боях на которой Петр Петрович участвовал в роте автоматчиком 103 стрелкового полка. Позади были белорусские города Минск, Бобруйск, Барановичи. И коварные пинские болота, в которых он тонул в феврале 1944 года и остался жив лишь благодаря фронтовому товариществу. Другой зимой он тонул на польской Висле. И благодарил потом свою лошадь, которая, провалившись под лед, головой вытолкнула его из проруби, и полячку, которая растирала его потом самогоном.

Одер форсировали уже в конце войны. Севостьянов к тому времени состоял в контрразведке. И в боях на немецкой реке выполнял особую задачу. Его внимание привлекло то обстоятельство, что обстрел переправы усиливался, когда к ней стягивалось большое число людей и техники. Подозрение вызвали остатки обрушенного моста: не скрывается ли в них вражеский наводчик? Петр Петрович не ошибся. Мало того, он лично обнаружил наводчика и заставил сдаться вместе с радиостанцией.

Елена Николаевна тем временем воевала на других фронтах в составе 117, 676, 1886 артиллерийских полков. Старший сержант, командир дальнемерного отделения, она участвовала в боях под Воронежем, Сумами, Харьковом, Львовом... Командовала отделением пушек, предназначенных уничтожать вражеские танки. Единственная женщина в отделении, она вела наводку, определяла прицел и давала команду "Огонь!" - так и не подросшая в ходе боев, все такая же тоненькая и на вид слабая. Ей подчинялись мужчины-артиллеристы. И отделение Купиной было лучшим на батарее.

Она немного не дошла до Берлина. Ее батарея попала под сильную бомбежку, во время которой Елену Николаевну очень серьезно контузило. Поначалу она надеялась вернуться в полк, как вернулась после ранения под Сумами.

Тогда ее ранило не в бою, а можно сказать, по причине неизбывного неравнодушия. На нейтральной полосе звал на помощь свой раненый. К нему поочередно пытались подползти двое или трое бойцов. Ни один не вернулся, сраженный немецким снайпером. Четвертой вызвалась ползти Елена Николаевна. Ее не пускали, но удержать не могли. Она добралась до раненого. А когда стала перевязывать, снайпер выцелил ее. Пуля попала в легкое в миллиметре от сердца. Но она нашла силы закончить перевязку. И уже потерявшую сознание, ее и того раненого вытащили на батарею.
В госпитале пулю не рискнули извлечь. И она несла ее у сердца почти до Берлина...
Демобилизовалась Елена Николаевна в июне 1945 года.

Петр Петрович закончил войну в нескольких километрах западнее Берлина, получив за участие в овладении немецкими городами более десятка благодарностей от имени Верховного Главнокомандующего Сталина. Домой его отпустили в 1946 году. А перед тем наградили орденом Красной Звезды за задержание крупного немецкого шпиона.

В Берлине Петр Петрович в победном мае 1945 года все-таки побывал. И даже оставил свой автограф на поверженном рейхстаге. Его стены уже были исписаны надписями и фамилиями советских бойцов-победителей. Петр Петрович тоже подобрал кусок угля. И опершись на одну из статуй у колонн рейхстага, вывел на его стене: "П.Севостьянов..." Знай, что женой его через некоторое время станет девушка, чью грудь украшает медаль "За победу над Германией", Петр Петрович, наверное, написал бы: "П. и Е. Севостьяновы".

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.