Герб города Кирсанова

Медаль вручили на свадьбе

Осенью 1941 года Михаил Демин должен был пойти в десятый класс. Летом началась война, и он пошел работать в колхоз. Участвовал в полевых работах. Позднее стал машинистом мельницы. Освоиться на ней помог отец Дмитрий Васильевич, которого скоро взяли на фронт. А спустя малое время прислали извещение, что погиб под Харьковом. Михаил похоронку от матери утаил, чтобы подольше не знала горькой правды. А в августе 1942 года пошел и сам на войну.

Прежде, правда, была учеба. То в полковой школе младших командиров, то в пулеметно-минометном училище в Саратовской области. Военная обстановка не дала Михаилу Дмитриевичу закончить ни то, ни другое. Фронты требовали пополнения, в том числе тот, где готовилось сражение на Курской дуге.

Из училища их выпустили через полгода, в звании сержантов. На станции "Пугачев" встретили духовым оркестром. В речах - напутствиях призывали наступать и побеждать, забыв слово "отступление". А в лесу близ станции "Хреновая" Воронежской области определили в 154 стрелковый полк, вышедший из-под Сталинграда для пополнения. Сержанта Демина назначили командиром стрелкового отделения.

Скоро полк пешим порядком и в строгой секретности двинулся на запад. Шли скрытно, исключительно ночами, в стороне от населенных пунктов. Михаил Дмитриевич почти за месяц продвижения дважды лишь издали увидел приметы жилья - крыло мельницы да край деревенской крыши. Ни названия деревень, ни того, где находятся они, как и абсолютное большинство полковых бойцов, не знал. Хотя догадывался, что направляются они к месту предстоящего большого сражения.

Отделение Демина входило в состав первого взвода первой роты и само по порядковому номеру было первым. И шло, как правило, в головной группе. Было оно на первой линии и тогда, когда полк пришел, наконец, к месту боевых действий. Те долго носили оборонительный характер. Потом перешли в контратаки и атаки. В ходе их 154 стрелковый полк, ставший 292-м, получил звание Гвардейского. И его бойцы хорошо знали, что воюют на Орловско-Курской дуге, в направлении города Обоянь.

Между тем шла подготовка к более широкому наступлению. В частности, была предпринята операция по взрыву плотины в тылу немецких войск. Участвовали в ней двадцать четыре добровольца - саперы и бойцы охранения, в числе которых был и Михаил Демин. Короткой дождливой летней ночью без документов и с автоматами, они пробрались к реке. И хотя немцы постоянно навешивали осветительные ракеты, задание выполнили - взорвали плотину. Хлынувшая свободно вода, как и было предусмотрено, разъединила вражеские войсковые соединения.

Это помогло успеху начавшегося в ту ночь наступления. Всех участников боевой операции представили к наградам. Но это было позднее. Утром же после операции они оказались в смертельной опасности. Ранний летний рассвет демаскировал их. Немцы засекли подрывников. Долго держали под непрерывным пулеметным обстрелом. А когда удалось все-таки вырваться, то пришлось сменить направление отхода. В результате оказались на минном поле.

Не все вышли с него. Михаил Дмитриевич, оказывая помощь одному из подорвавшихся, не подозревал, что сам находится рядом со смертью. Уже окончив перевязку, увидел, что топчется почти вплотную к мине.

Немцы продолжали оказывать сопротивление. Пятого июля они пошли в наступление. Под прикрытием артиллерии двинули большое число танков. Отделение гвардии сержанта Демина опять было среди бойцов передней линии обороны. Несмотря на большие потери, они держали ее, пока не вступили в бой наши танки и наша артиллерия.

25 июля 1943 года Михаил Дмитриевич принял участие в последнем своем бою. Насколько был важен он, говорит такое. Перед началом его пехотинцев построили колонной по одному вдоль длинного ряда артиллерийских орудий. Те дали залп над их головами, как бы символизируя надежную поддержку. И 292 гвардейский стрелковый полк пошел в наступление. С ходу, однако, вражеские позиции одолеть не смог. Пришлось всю ночь провести в обороне, а утром отражать вражескую атаку. И лишь отбили ее, сами пошли в контратаку - на немецкие позиции посередине крутого склона.

Отделение гвардии сержанта Демина опять было среди идущих впереди. И Михаил Дмитриевич еще издали увидел шевельнувшегося на склоне немца. Тот как бы обозначил вражеские траншеи. И Демин кинулся вперед, но пробежал не больше метров тридцати. Автоматная очередь заставила упасть на дно балки. Пули еще некоторое время цокали у самого лица. А когда враг перенес огонь на другой сектор, Демин вновь устремился к той немецкой траншее и обнаружил-таки того немца. И опередил его выстрел. И уже на убитом задержал взгляд, мысленно отметив, что тот был высоким и здоровым. И тут же он увидел другого немца, но безоружного. Тот показывал знаками, что сдается в плен. Демин передал его одному из бойцов. А сам устремился вперед, уже понимая, что наступление удалось.

В ходе его он стрелял потом из станкового пулемета. Но досадует и теперь, что стрелял неудачно. А вскоре был ранен сам. Трассирующие пули поразили живот и правую ногу. С поля боя ему помогли выбраться танкист, спасшийся из горящего танка, и пэтэеровец. Они притащили Михаила Дмитриевича, уже потерявшего сознание, в балку, и он пролежал там на солнцепеке много часов.

Из госпиталя Демин вышел через семь месяцев. Служил в запасном стрелковом полку. Участвовал в подготовке маршевых рот. Демобилизовался весной 1947 года. Закончил Чакинский сельскохозяйственный техникум, потом заочно Великолукский сельскохозяйственный институт. Много лет работал главным агрономом в Кирсановском управлении сельского хозяйства. За высокие урожаи зерновых культур награжден значком "Отличник социалистического соревнования сельского хозяйства РСФСР", медалью "За трудовое отличие". А при уходе на пенсию - медалью "Ветеран труда".

С одной из боевых наград Михаила Дмитриевича вышла особая история. После войны домой он вернулся с медалью "За победу над Германией". Знал, что представлен еще к медали "За отвагу" - за участие в подрыве плотины в немецком тылу. Но искать ее не стал, да и забыл о том со временем. И вдруг медаль нашлась. Да еще в какой день! Представитель сельсовета вручил ее Михаилу Дмитриевичу прямо на свадьбе его с Тамарой Харитоновной в 1952 году. И это дало обоим повод шутить, что медалью "За отвагу" гвардии старший сержант Демин награжден за отважность, проявленную при женитьбе.

А позднее случилось не менее волнительное. Уже работая главным агрономом, встретил в Кобяках того пэтэеровца, который вместе с танкистом вынес его, раненого, с поля боя. Тот первый узнал Демина, напомнил подробности давнего. А Михаил Дмитриевич все удивлялся, что спаситель его оказался близким земляком. К сожалению, сейчас точную фамилию его он вспомнить не смог. Знает только, что работал тогда тот фронтовик в колхозе "Рассвет" учетчиком в тракторной бригаде.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.