Герб города Кирсанова

Воронеж - Берлин - Япония

Таковы основные этапы военных дорог Сергея Петровича Пахомова, уроженца и нынешнего жителя села Чутановка. Начались те дороги с его явки в Кирсановский райком комсомола в ответ на обращение ЦК ВЛКСМ: "Юноши и девушки, встаньте на защиту Родины!", сделанное в первые дни Великой Отечественной войны. Восемнадцатилетний Сергей Пахомов тогда только закончил среднюю школу № 3. В райком комсомола пошел, не зная, что домой не вернется. И сказав лишь сестре, куда идет. В тот же день, 4 июля 1941 года, в числе других кирсановцев - комсомольцев он уже ехал в солдатской теплушке на фронт.

Их высадили на станции "Починки" Смоленской области. Не обученных, не обмундированных, безоружных - сразу под бомбы, под пулеметные очереди с бреющих немецких самолетов. А через малое время, уже в составе воинской части, отступавшей с боями от Смоленска, они отходили на восток.

В декабре Сергея Петровича ранило. А после медсанбата его направили в Саратовское танковое училище, находившееся тогда в Тамбове. Он проучился лишь восемь месяцев. Враг был уже у Сталинграда. И это обусловило досрочный выпуск младших лейтенантов.

И вот Воронежский фронт. Пахомов - командир артиллерийского огневого взвода (в училище изучали и самоходные артиллерийские установки). При поддержке огнем с бронепоезда, стоявшего на станции "Давыдовка", его взвод не дает противнику овладеть переправой через Дон. Прикрывает следующие одна за другой атаки и контратаки наших пехотинцев, стремящихся на правый берег. Вражеская артиллерия тоже не молчит. Поочередно выводит из строя все три самоходки из взвода Пахомова. Оставшиеся в живых, и сам он тоже, пошли в атаку... Господствующую высоту близ Воронежа они тогда не отдали. А в январе 1943 года передислоцировались в сторону Калача Донского, где нашим войскам предстояло отрезать итальянскую группировку от других немецких армий, наступавших на Сталинград.

Взвод лейтенанта Пахомова находился в передовом отряде войск, решающих эту задачу. Когда цель была достигнута, и другие соединения начали сжимать кольцо окружения немецкой армии фельдмаршала Паулюса, взвод Пахомова в составе своего артполка уже наступал на Харьков. А подойдя к нему, двое суток противостоял орудиям большой группировки венгров, занявшей оборону у Харьковского аэродрома.

Они сломали ту оборону. А накануне восьмого марта недалеко от Полтавы вместе с крупными армейскими соединениями попали в окружение. (Немцы приняли все меры, чтобы выполнить обещание в разбросанных с самолетов листовках "Мы сделаем вам немецкий Сталинград"). С большими потерями пришлось отходить в сторону Белгорода. Без самоходок - их подорвали, чтоб не достались врагу - вышли под Прохоровку на Орловско-Курском направлении. А после пополнения стали готовиться с подошедшими от Сталинграда соединениями к знаменитой танковой битве под Прохоровкой.

Взвод Пахомова определили во второй эшелон. Скоро направили в разведку - добыть "языка". Они добыли двух: немца и власовца, захваченных сонными в одной из деревень. Те сообщили, что ожидается подход большой немецкой танковой колонны.

Через два дня та действительно подошла. И началась лобовая атака танков. Взвод Пахомова еще не получил самоходных артиллерийских установок. В бой он пошел на танковых тягачах с пулеметами. В ходе его уничтожил один вражеский "Фердинанд" с личным составом. А через некоторое время немецкий снаряд угодил в тягач, на котором находился Пахомов. С ранениями и контузией его и боевых друзей вывезли вечером в дивизионный медсанбат. Сергей Петрович при этом все твердил:
- Все равно дойду до Берлина.

Он дошел. После выздоровления воевал на Калининском и Прибалтийском фронтах. После очередного ранения под Витебском - на Третьем Белорусском фронте. Освобождал Вильнюс. Уже командиром роты форсировал Неман в Восточной Пруссии. И при переправе через нее, проходившей при сильнейшем воздушном и наземном налете, вновь был ранен. И хотя после госпиталя в его правой ноге остался кусок металла, Сергей Петрович догнал свою воинскую часть близ Кенигсберга. Отсюда была уже прямая дорога на Берлин.

И вот 30 апреля 1945 года. Рота Пахомова (36 танковой бригады 2 гвардейского танкового корпуса, ставшего вскоре Берлинским), сведенная в общую роту, идет в общую атаку на главный город Неметчины. На танках Т-34 она идет во втором эшелоне, огнем и гусеницами уничтожая мелкие уцелевшие группы врага.

К рейхстагу они не подошли. Автографов на нем не оставили. Но День Победы отпраздновали, как положено.

Однако путь домой Сергею Петровичу еще был заказан. В числе командного состава он направлен в резерв Главнокомандующего страны. Заместителем командира 480 отдельного самоходного батальона едет с ним на Дальний Восток. На зачехленных машинах, установленных на железнодорожных платформах, надпись краской: "Помощь сельхозкомпании". А впереди - война с Японией. Форсирование реки Уссури, горных перевалов Большого и Малого Хингана. Потом Южный Сахалин и Курилы. А после - многолетняя военная служба в разных регионах страны с перерывом на учебу в Казанском филиале бронетанковой академии.

В запас Сергей Петрович Пахомов ушел в звании майора. В начале девяностых годов вновь поселился в родной Чутановке. А когда надевает офицерский китель, то о том, как воевал и служил потом, красноречиво говорят наградные планки двух боевых орденов Отечественной войны первой степени, четырех орденов Красной Звезды, двух медалей "За отвагу", двух медалей "За боевые заслуги", медалей "За оборону Сталинграда", "За взятие Кенигсберга", "За взятие Берлина", "За победу над Германией", "За победу над Японией".

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.