Герб города Кирсанова

Вдова героя

"Тамбовская обл., гор. Кирсанов, ул. Пурсовская, №11. Тов. Черепневой Тамаре Петровне. Командование в/части 45076 с чувством гордости в условиях Великой Отечественной войны поздравляет Вас с присвоением Вашему мужу Черепневу Сергею Михайловичу звания Героя Советского Союза... Ваш муж в борьбе с немецкими захватчиками показывает исключительные образцы мужества и отваги... Пожелаем Вам долгой счастливой жизни и плодотворной работы. Гвардии майор Селезнев. 20 сентября 1943 года".

"Тамбовская область, город Кирсанов, Пурсовская, 11. Лушниковой-Черепневой Тамаре Петровне. Извещение. Ваш муж Герой Советского Союза гвардии капитан Черепнев Сергей Михайлович в бою за Социалистическую Родину, верный военной присяге, не возвратился с боевого задания 14 июня 1944 года".

Их соединила война. Было это летом 1942 года. До того Тамара Лушникова закончила Кирсановскую железнодорожную школу и с отличием - краткосрочные курсы учителей. Три года учительствовала в воронежской глубинке. А в 1940 году стала студенткой Тамбовского педагогического института (факультет иностранных языков, отделение немецкого языка). Когда Тамара сдавала экзамены за первый курс, началась война.

Весть о ней, как и по всей стране, пришла в Тамбов в воскресенье, 22 июня 1941 года. В понедельник студенты в институт не попали. У его ворот на улице Набережной стоял часовой, а в здании развертывали госпиталь.

Экзамены они сдавали в других учебных заведениях. А спустя день-другой товарный поезд уже вез их под Брянск. Они обрывали там берега какой-то реки, рыли окопы и противотанковые рвы - в городской одежде и обуви, не успевшие, как Тамара Лушникова, съездить перед отправкой домой переодеться.

Между тем начались дожди, приближались холода. Главное же, все ближе ухало за лесом. А однажды у противотанкового рва их обстрелял из пулемета немецкий самолет.

Когда после немалых злоключений Тамара вернулась домой в Кирсанов, об учебе в институте не шло речи. Она пошла в райком комсомола. И его секретари Клава Гостева и Зоя Юрина предложили Тамаре возглавить районный комитет по физкультуре и спорту. Став его председателем, Лушникова освоила пишущую машинку. И когда у расположенной неподалеку воинской части появилась надобность в машинистке, то в райкоме комсомола порекомендовали Лушникову.

Воинская часть оказалась летной. В ее четвертом гвардейском авиаполку тяжелых бомбардировщиков дальнего действия и воевал уже больше года штурман второй эскадрильи Сергей Черепнев. Выпускник Мелитопольского военного авиационного училища, он воевал так, что к лету 1942 года уже получил орден Ленина и орден боевого Красного Знамени.

Его первого из летного состава и увидала на Кирсановском аэродроме Тамара Лушникова. Вместе с летчиком он выходил из только что приземлившейся летной громадины - четырехмоторного бомбардировщика ТБ-3. Тамара сразу узнала: именно эти ребята приходили к ней однажды в комитет по физкультуре и спорту, просили разрешить заниматься в городском спортивном зале.

Бомбардировщик, приняв груз от батальона аэродромного обслуживания (на Кирсановском аэродроме располагался БАО № 705), направился в полк, доставив в его штаб и Тамару Лушникову. Между ней и Сергеем Черепневым почти сразу возникла симпатия, которая скоро переросла в более сильное чувство.

Четвертый авиаполк базировался в разных населенных пунктах Тамбовщины. Тамара Петровна помнит села Екатериновку, Васильевку. А брак они зарегистрировали, как сказано в свидетельстве, в Никифоровском ЗАГСе Дмитриевского сельсовета. Но виделись по-прежнему урывками, в часы и минуты, свободные для Сергея от боевых вылетов.

Как проходили те вылеты, Тамара Петровна знала хорошо. Потому что ее рабочее место находилось у радиорубки. И она слышала, как с бортов бомбардировщиков шли сообщения: "Цель найдена", "Приступаю к выполнению задания", "Отбомбился", "Возвращаюсь на базу"...

Разумеется, она более всего следила за радиодонесениями с ТБ-3, на борту которого летал штурман второй эскадрильи капитан Черепнев. А будучи дома (она жила недалеко от аэродрома), Тамара Петровна все прислушивалась к гулу возвращающихся самолетов. Мысленно считала, сколько вернулось.

За два дня до нового, 1943 года она не досчиталась одного. Не чуя ног, помчалась к радиорубке.
— Кто не вернулся?
— Лабуткин...

Это был командир самолета Сергея, а значит, не вернулся и он. Два дня и ночь Тамара Петровна провела в слезах. А тридцать первого стало известно, что бомбардировщик Лабуткина, возвращаясь с боевого задания из-под Сталинграда, попал в обледенение и сделал вынужденную посадку под Балашовом.

Совсем не вернулся ТБ-3 Лабуткина летом 1944 года. Тамара Петровна к тому времени стала матерью и жила с дочкой в родном Кирсанове. Сергей Михайлович, насколько позволяли обстоятельства, навещал семью. Последний раз приезжал в Кирсанов уже со Звездой Героя, двумя орденами Ленина и орденом Отечественной войны первой степени, добавившемуся к ордену Красного Знамени. Шестимесячная Наташа (Сергей звал ее Лялей) тянулась ручонками к блестевшим на отцовской груди наградам. А Тамара Петровна повела мужа на танцы и по праву гордилась им, мужественным и редкостно красивым.

Чаще же Сергей Михайлович писал. Те письма, теплые и нежные, Тамара Петровна хранит и теперь, хранит и многочисленные фотографии. В том числе ту, на которой гвардии капитан Черепнев заснят перед гвардейским знаменем полка "В честь совершенных им 200 успешно выполненных ночных боевых вылетов на разгром немецких оккупантов". А также ту, которую прислали Тамаре Петровне из белорусского села Высочаны. На ней запечатлена скромная сельская школа с памятной доской на фасаде, на которой указано, что здесь учился Герой Советского Союза Черепнев Сергей Михайлович и что школа теперь носит его имя.

Среди фотографий снимки и вырезки из газет. Среди них с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1943 года "О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому составу авиации дальнего действия Красной Армии. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и геройство". В поалфавитном списке награжденных фамилия Черепнева двадцатая (всего их 22). Золотую Звезду Героя и орден Ленина получил он сам. И погиб с ними спустя меньше года. А красную книгу - Грамоту о присвоении Сергею Михайловичу звания Героя Президиум Верховного Совета СССР выслал уже после войны Тамаре Петровне. И она трепетно бережет ее, как самое ценное, что есть у нее.

Она долго не верила в гибель мужа. И потому, что тот сам говорил, что не может погибнуть. И потому, что вселила надежду жена командира полка, написавшая Тамаре Петровне, что в часть вернулся числившийся погибшим летчик. Он находился у партизан, и те рассказывали, что ранее у них был тоже летчик, по описанию похожий на Сергея.
Позднее она узнала: его самолет сбили под Витебском. И Сергей сгорел вместе с экипажем.

Тамара Петровна после войны закончила с отличием юридическую школу, позднее заочно - юридический институт. Работала народной судьей в Сосновском районе и очень долго в Кирсанове. Создав новую семью, оставила себе фамилию Черепнева.

Жизнь у дочери Натальи (выпускницы-медалистки Кирсановской средней школы № 3), к сожалению, оказалась не слишком счастливой и не слишком долгой.

Младшей школьницей трагически погибла и ее дочь Ирина - внучка Черепневых. Обе они похоронены на кирсановском кладбище.

Два года назад Тамара Петровна овдовела другой раз. И единственная ее опора в жизни теперь сын от второго брака - Вячеслав Арсентьевич Шамов.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.