Герб города Кирсанова

Плакал солдат у Рейхстага

Жулидовский тракторист Николай Васильевич Редин в числе мобилизованных на войну считал и колхозные тракторы. Его тракторов мобилизовали два - марки ХТЗ и марки НАТИ. Когда взяли второй трактор, Николай сказал: "Берите и меня...".

К этому времени на войне уже воевали отец Василий Васильевич и старший брат Петр. Николай ушел воевать третьим из семьи Рединых. А следом за ним и четвертый - младший брат Сергей. Дома остались мать и двенадцатилетняя сестричка.

Николай полагал, что ему, трактористу, доверят на войне танк. А его обучили новому делу - делу связиста. И он тянул телефонный кабель с мая 1942 по победный май 1945 года. Тянул его от Воронежа до самого Берлина. Не по прямой, а в сотни раз менявшихся направлениях, которые диктовала фронтовая обстановка. Если сложить все отрезки, то выйдет не одна тысяча километров.

Чаще всего командир отделения связи Редин не знал, кому именно тянет он кабель. В приказе командира роты его будущие телефонные абоненты назывались то соседом справа, то соседом слева, то вовсе условными позывными "Береза", "Копейка", "Рубин"... Вместе с одним или двумя рядовыми Редин в дождь и снег полз к заданной точке со всем военным снаряжением - автоматом, запасными патронами, противогазной сумкой. Тащил на себе 30-килограммовую катушку с кабелем, которая, разматываясь, становилась постепенно легче. Впрочем, Редин, как все связисты, выполняя задание, не думал о физических трудностях. Рядом часто витала смерть. Рвались снаряды, падали бомбы, ждала неосторожного прикосновения мина. А в голове стояло: срочно наладить связь.

Командные пункты и штабы не могли обходиться без нее даже малое время, особенно когда обстановка боя быстро менялась. Но именно тогда и выходили чаще всего из строя кабели, разорванные миной или снарядом. И тогда Редин полз вдоль провода, искал обрыв. Нащупывал его в болотной жиже или ледяной воде.

При форсировании Вислы для налаживания связи с ушедшим вперед подразделением понадобилась лодка для катушек с кабелем и кирпичей, с помощью которых кабель погружали в реку. Лодка стояла у противоположного берега, и пригнать ее отправились Редин и его боевой товарищ. Того скоро унесло быстрое в том месте течение, а Редин добрался до лодки. Пригнал ее и тянул связь через Вислу и дальше при близкой бомбежке, и потом при обстреле из пулемета.

За выполнение того задания Николая Васильевича наградили орденом Славы третьей степени, а спустя малое время - орденом Славы второй степени, за оперативное налаживание связи уже в Берлине. На этот раз Николай Васильевич догадался, что тянет связь штабу командующего Восьмой Гвардейской армии В. И. Чуйкова. Она тоже устанавливалась нелегко - под автоматным обстрелом гитлеровцев, засевших на верхних этажах соседних домов. А уже у поверженного рейхстага Редин плакал: получил известие о гибели отца.

В Жулидовку он вернулся в 1947 году, испытав перед тем редкую радость. В Минске эшелон с демобилизованными из Германии, в котором был Редин, остановился рядом с таким же эшелоном из Польши. Николай Васильевич пошел поискать земляков. Нырнул под вагон и столкнулся лицом к лицу с ... братом Сергеем, воевавшим в танковых частях. Они не виделись с самого 1941 года. Но поговорить толком не смогли: чей-то эшелон тронулся в путь. Лишь в Смоленске, когда поезда сошлись вновь, младшему брату разрешили пересесть в эшелон старшего. И они пришли домой вместе.

Брат Петр, бывший на войне тоже связистом, оказался дома раньше - без ноги, ампутированной после ранения. Николая Васильевича сейчас нет в живых. Он умер 9 мая 1997 года. В День Победы.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.