Герб города Кирсанова

Зенитка на крыше

Сейчас Ольга Ивановна Гурова живет в Тоновке. К началу войны она жила в Большой Уваровщине. Работала грузчицей на мельнице нынешнего комбината хлебопродуктов. Осенью 1943 года после ночной смены в числе нескольких молодых работниц ее вызвали в Кирсановский военкомат. Там сказали: "Вы мобилизуетесь на войну".

Четвертый Украинский фронт. Только что освобожденный от немцев и совсем безлюдный город Львов. На крыше одного из пятиэтажных домов зенитный пулемет марки ДШК. В зенитно-пулеметном расчете две девушки - Ольга Гурова и Ольга Коробцева. На них такая же военная одежда, как на мужской половине расчета - шинели, сапоги, брюки, гимнастерки. Такие же суровые военные обязанности, связанные с отражением вражеских воздушных налетов на объекты особой важности.

Большей частью это крупные предприятия, железнодорожные станции. В Харькове, к примеру, то и дело перемещались от вокзала к тракторному заводу и обратно. Вокзала и других станционных зданий в Харькове практически не было. Вместо них громоздились руины. Но станционные пути продолжали принимать воинские эшелоны. Вот их-то и охранял пулеметно-зенитный взвод от бомбардировок с воздуха.

Три ДШК, углубленные на метр в землю - лишь стволы глядят в небо, - стояли вокруг станции так называемым "таганом" в трех разных точках. Почти каждый день вели обстрел вражеских самолетов.

Если говорить точнее, то те налетали, как правило, не днем, а ночью - "Хенкели", "Мессершмитты". Ольга Гурова, как все зенитчики, узнавала их характерный прерывистый гул на большом расстоянии. А когда самолет заходил в зону достигаемости, занимала свое место у пулемета.

Она была заряжающей. Во время обстрела, с мгновенной быстротой вынимала из пулеметного гнезда пустую патронную коробку, вставляя новую, а снятую тут же набивала патронами. И каждый раз очень хотела, чтобы "ее" патроны не только отпугнули немецкий самолет, а и поразили его.

Однажды так и было. Пулеметная очередь, выпущенная их ДШК, прошила брюхо вражеского самолета. Это был как раз "Хенкель", с пугающей наглостью приблизившийся к железнодорожной станции "Харьков". Загоревшись в воздухе, он рухнул в зоне видимости и взорвался. Тогда наградили весь пулеметный расчет: Гурову, входящую в него, медалью "За боевые заслуги". А чаще они просто не подпускали немецких бомбардировщиков к охраняемым объектам.

Делали это в Харькове, Полтаве других городах и населенных пунктах, идя вслед за наступающими войсками. На каждом новом месте рыли просторные ячейки для зенитных пулеметов, для себя - окопы, переходы-траншеи. Строили блиндажи с земляными нарами, с железной печкой зимой. Ложась отдыхать, ставили у нар сапоги, расстилали портянки, чтобы одеться и обуться не более чем за семь секунд. Застегивая шинель на бегу (пилотку рывком из кармана) - на восьмой-девятой секунде уже оказаться у пулемета.

Во Львове пулеметно-зенитный взвод, в составе которого была рядовая Гурова, охранял от налетов железнодорожную станцию, фабрику, сам город. Для обороны его и стоял один из ДШК на крыше пятиэтажного здания. Ствол его, нацеленный ввысь, в любой момент готов послать навстречу вражескому бомбардировщику длинную пулеметную очередь. Чтоб не кончалась она, у зенитного пулемета на крыше заряжающая Ольга Гурова. Она несла свою опасную вахту до самого дня Победы. А потом вернулась в Большую Уваровщину. Стала опять работать на мельнице, а позднее - на сахарном заводе.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.