Герб города Кирсанова

На войне был дедушка

Этот эпизод о человеке, чью фамилию ношу почти полвека, об Уривском Илье Ивановиче. Его взяли на войну семнадцати лет. Но не зеленым юнцом. Старший в многодетной семье, он с семи лет был опорой матери, младшим братьям и сестренке. (Отец трагически погиб в голодном 1933 году). Рано пошел работать в колхоз. А когда началась война и в колхозе почти не осталось трудоспособных, в пятнадцать лет стал заведовать молочнотоварной фермой.
С этой должности и ушел в 1943 году на фронт.


Сейчас семнадцать лет младшему внуку Ильи Ивановича. Он студент университета. А когда шел ему одиннадцатый год и учился он в шестом классе, то поздравил деда с одним из Дней Победы стихами:

На войне был дедушка.
Он радистом был.
И вполне заслуженно орден получил.
Орден называется "Красная Звезда".
Много ценных сведений передал тогда.
По его шифровкам шли войска вперед,
Ну а раньше деду дали пулемет.
С ним и с автоматом в атаку он ходил.
И в бою тяжелое раненье получил.
Но врачи военные дедушку спасли.
В школу для радистов послать его сочли.
Много и медалей у деда на груди -
Никогда он, значит, не был позади.
Буду я когда-то в армии служить.
Хорошо бы тоже награду заслужить.

Стихи несовершенные, по-детски наивные. Но о фронтовом пути Ильи Ивановича рассказывают верно, и вызывают у того множество воспоминаний.

Поезд, который вез его на фронт, попал под бомбежку под Великими Луками. Из загоревшихся задних вагонов вынесли убитых и раненых. А уцелевшие вагоны пошли дальше.

Высадились из них на Витебщине. Маршевым порядком двинулись к боевым позициям. Шли по лесу километров пятьдесят. С половины пути чуть ли не вдвое "потяжелели" винтовки и боекомплекты к ним. Илья Иванович с товарищем несли попеременно еще ручной пулемет Дегтярева, весу в котором около восьми килограммов, да три пулеметных обоймы килограмма по три в каждой. Да на ремнях, как у всех, по две гранаты.

Под первый обстрел он попал до боя, когда с группой бойцов выполнял приказ: доставить в роту обед с походной кухни. Путь к ней лежал через простреливаемое пространство. Там-то при вспышках осветительных ракет зазвякали по заплечным плоским металлическим термосам пули. Они заставили надолго улечься в раскисший весенний грунт, уткнувшись в спасительные бугорки земли.
Это было апрельской ночью 1944 года. А первый бой был на рассвете наступившего дня.

Илья Иванович участвовал в нем в составе 25-й стрелковой дивизии Первого Прибалтийского фронта. После сильной артподготовки бойцы поднялись в атаку на штурм немецких траншей. С ручным пулеметом он бежал к проходу в проволочном заграждении, заранее сделанном саперами. Тут и там слышались выстрелы. Стрелял и он. И почти не переставал видеть друга, бежавшего чуть в стороне и впереди. Тот бежал в тот же проволочный проход. Но, вдруг отклонившись от него, попал на спутанные ряды колючей проволоки и повис на ней. Еще не понимая, что случилось, Илья Иванович приостановился. Тело друга обмякало, становилось безжизненным. Команда ротного "Вперед!" заставила Илью Ивановича вновь устремиться к немецким траншеям.

Почти безостановочное наступление длилось несколько дней. И было составной частью общей военной операции по ликвидации так называемого Минского котла, в который попали окруженные немецкие войска.

В ходе одного из тех боев и нашел Илью Ивановича минный осколок. Случилось это в болотистой местности, так характерной для Белоруссии. А точнее - на открытом водном пространстве, где негде было укрыться. Он торопился проскочить его. Но не успел. Левая рука вдруг повисла, отяжелела. Под ее тяжестью он присел в воду... и увидал, как она стала окрашиваться кровью.

В свой стрелковый полк он не вернулся. После госпиталя и курсов в учебном радиополку прибыл старшим радиотелеграфистом в 275 отдельный ордена Красного Знамени радиодивизион Второго Белорусского фронта, располагавшийся в предместьях столицы Польши - Варшавы. Вместе с другими радистами стал обеспечивать связь штаба фронта со штабами наступающих войск, которые вели бои за овладение городами Данциг, Гдыня, Кенигсберг.

Радиотелеграфисты почти не покидали радиостанцию. В иные ночи не снимали руки с радиотелеграфного ключа. От них требовалась выдержка, настойчивость, быстрота и точность. За колонками шифровальных цифр они не знали содержания команд и распоряжений. Часто чуть не по часу вызывали на связь неведомую "Сосну" или "Березу", чтобы от имени "Десятого" передать лишь несколько зашифрованных слов. Но там, где принимали их, начиналась перегруппировка сил или поднималась в небо сигнальная ракета - к очередной военной операции.

Особенно напряженно пришлось работать в период боев за Кенигсберг. И когда те успешно завершились, весь боевой состав радиостанции представили к наградам, Илью Ивановича - к ордену Красной Звезды и медали "За взятие Кенигсберга".

Войну он закончил в пятнадцати километрах от Берлина, в немецком городе Нойштрелиц. А потом еще шесть лет находился в составе советских войск в Польше. А, вернувшись на Родину, прибыл с воинской частью в Кирсанов и снова служил до самого расформирования части.

Стихи внука, старательно выведенные и художественно оформленные, Илья Иванович хранит в семейном альбоме, где рядом поздравления с днями и юбилеями Победы от других дорогих ему людей. А на фотографиях в том альбоме он при боевых и трудовых наградах. Кроме названных выше, здесь орден Отечественной войны первой степени, медаль "За боевые заслуги", "За победу над Германией", знак "Отличник аэрофлота". Последним отмечен двадцатипятилетний труд Ильи Ивановича на посту председателя объединенного комитета профсоюза авиаработников в Кирсановском училище гражданской авиации.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.