Герб города Кирсанова

Марьины "блины"

Сейчас Мария Степановна Редина живет в Кирсанове. Во время же войны жила в Сурках, поселке Кончаки. Фамилию носила родительскую: Хорохорина. Лет ей к концу войны не было и двадцати.

Сначала Мария работала в поле. Делала все, что делали женщины в пору летней и осенней страды. А через некоторое время ее девичьим рукам, как другим таким же в Сурках, нашлось иное дело. Близ села Хмелинка начали строить дорогу - широкую, с высоким насыпным полотном, как полагает Мария Степановна, какого-то военного назначения. (Фронт тогда приближался к Тамбовщине).

На эту стройку и стали возить из Сурков молодых женщин и девчат. Увозили их на неделю, до замены. Давали дома отдохнуть и везли обратно. Все дни они носили на носилках землю. Брали ее в стороне от дороги, ссыпали на дорожное полотно. Оно постепенно поднималось, ширилось, тянулось в длину - на километр, другой...

Мария Хорохорина носила носилки с подружкой Марией Баевой. Уставали обе и не ведали, что скоро им предстоит дело не менее тяжелое и тоже не девичье.

В 1944 году сельсовет направил обеих Марий в Котовск на пороховой завод. В призаводском ФЗО их учили всего две недели. А потом они стали участвовать в изготовлении зарядов для огнестрельного оружия, применяемого на фронте.

Мария поначалу все удивлялась разнообразию пороха - от мелкозернистого разной формы до палковидного длиною больше валенка. Из последнего делали заряды для артиллерийских орудий. Хорохорина в том не участвовала, но вместе с Баевой переносила их на своих руках предостаточно.

Большая часть зарядов Баевой называлась "блинными". Они готовили для них бессчетное количество мешочков с оружейным порохом, разных по величине и очень точных по весу. "Блины" те тоже шли на фронт в качестве боепитания и адресовались, ясно, врагам. И, ясно, не для обеденного меню.

Впрочем пороховой завод вскоре после Дня Победы стал делать настоящий продукт питания - вермишель. А Хорохорину перевели на один из Тамбовских заводов, где она стала токарем. Изготавливала уже совсем мирную продукцию - поршни к тракторам, освоив их обработку на всех двадцати одном станке.

Ушла Мария Степановна с завода не по своему желанию - из-за заболевания глаза. Может, оно и привело ее впоследствии к инвалидности по зрению.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.