Герб города Кирсанова

Редин П.М.

К началу Великой Отечественной войны Павлу Михайловичу Редину шел сорок третий год. Работал он тогда весовщиком на Кирсановском элеваторе, а перед тем долгое время - экспедитором в железнодорожном магазине. В ту пору как уполномоченный советских органов ездил часто по селам. Бывал и во Второй Иноковке, где и встретил молоденькую учительницу Любовь Федоровну Мызникову, скоро ставшую его женой.

Было это в 1930 году. Через год родилась дочка Нина, еще через восемь лет - дочь Римма. Когда последняя научилась слову "папа", Павла Михайловича взяли на войну. Его призвали в первый же день ее объявления, сначала для работы с призывниками. Но скоро и он зашагал на станцию для отправки на фронт.

Им предстояло грузиться не в Кирсанове. И сбор проходил за пурсовским мостом. Туда и проводила Любовь Федоровна Павла Михайловича. Там и обняла его в последний раз.

Она вернулась в тот же дом на улице Максима Горького, в котором живёт и сейчас. Тогда в нем жили ещё мать Павла Михайловича и его сестра. Дом его был родительский, и он любил возиться по хозяйству. Всё строгал что-то и приколачивал. И не мог предположить, что скоро оторвется от привычных забот.

Война определила Редина в стрелковую роту. Присвоила звание сержанта. А он в письмах домой все тревожился о домашних делах. Все наказывал родным беречь детей.

Любовь Федоровна, как перевелась после замужества в Голынщинскую неполную среднюю школу, так и работала там. В военную пору вместе с другими учителями полола колхозное просо, осыпала картошку. Ездила на лесозаработки - на заготовку дров для школы. Из них получала сколько-то и для себя.

Того топлива явно не хватало. Не хватало продуктов, особенно, хлеба. Хорошо, что младшая дочка была в яслях. Но дома она садилась за стол вместе со всеми. И видя, как съев свою долю, Римма смотрит с вожделением на ее кусок, Любовь Федоровна снова отрезала от него или подвигала полностью. Старшая, Нина, на это всегда выговаривала сестрёнке:
- Мама сама хочет есть, а ты...

К началу войны Нине шёл одиннадцатый год, она рассуждала уже по-взрослому. По-взрослому рассудила она и в самую страшную для семьи пору.

Это было осенью 1943 года. Павел Михайлович после ранения под Сталинградом и долгого лечения в госпитале снова воевал. Писал, как всегда, часто. А с конца лета писем не стало. Вместо них пришло в семью Рединых извещение, что 13 августа он умер от ран, полученных в бою на Харьковском направлении. Похоронен на опушке леса у деревни Старая Лозовая.. Извещение пришло, когда Любови Федоровны не было дома. И родные по совету ее сестры решили утаить от неё недобрую весть. А она ждала писем, волновалась. И гнала от себя мысль воспользоваться советом, который дал муж в одном из фронтовых своих треугольников: "В случае чего обращайся в военкомат...".

Ночью Любовь Фёдоровна слышала, как плачет в постели старшая дочь. Она подходила к ее кровати, и дочь или замирала, или укрывалась с головой. И однажды Нина сказала домашним:
- Чего мы мучаем маму? Все равно ей надо знать правду…

И когда вечером, придя с работы, Любовь Федоровна присела у топившейся голландки и уже привычно печально задумалась, дочь обняла ее за шею. Сказала сквозь слезы:
- У нас папа погиб...

Нина не перестала плакать ночами. Не переставала тосковать по отцу и после. И сердилась на младшую сестренку за то, что она не помнит его.

Любовь Фёдоровна продолжала жить со свекровью, и та через какое-то время начала советовать ей выходить замуж. Она послушалась этого совета, когда свекрови уж не было в живых. И уж со вторым мужем, тоже фронтовиком, решила однажды побывать на месте гибели Павла Михайловича. Они ехали тогда в гости к Нине, жившей на юге страны. На станции “Лозовая” Харьковской области сошли с поезда и нашли ту деревню и ту опушку леса, о которых говорилось в похоронке на Редина. Местные жители указали ни холмики средь ещё не засыпанных воронок от снарядов или бомб. Была осень, и безымянные холмики и воронки были осыпаны опавшими листьями со стоявших неподалеку деревьев.

Могил-бугорков было около пятнадцати. Любовь Федоровна с мужем обошли их все. Посыпали на нескольких пшено, принесённое деревенскими женщинами. Поплакали и поклонились месту, где принял смерть Павел Михайлович Редин. Принял за Родину, которую, как писал в письмах "обязаны все защищать".

Второй муж Любови Федоровны и потом ничем не обидел памяти Павла Михайловича. Постарался и дочкам ее быть настоящим отцом (тем более что общих детей у них с Любовью Федоровной не было). Римма, осиротевшая в четыре года, почти сразу стала звать его папой. А Нина, относясь к отчиму с уважением, зовет его по имени-отчеству. Как и мать, она стала учительницей. Окончила педагогический институт, работает в Луганской области. Награждена знаком "Отличник народного просвещения". У Нины Павловны сын, Александр. У того - свои сыновья, Сергей и Алексей, восьми и четырех лет. Двое сыновей и у Риммы Павловны, которая по окончании института пищевой промышленности живет и работает в Тамбове. У ее Владимира и Николая свои семьи. У Николая пока нет детей. А Владимир уже растит дочку Лизоньку. Так что род Павла Михайловичи Редина продолжается.

Дети его и внуки, бывая в Кирсанове, обязательно приходят к Вечному огню, к одной из гранитных плит, на которой есть и его имя. Чаще других, конечно, бывает у той плиты Любовь Федоровна. С 1962 года она на пенсии. И самые трудные из прожитых ею лет - годы, приходящиеся на Великую Отечественную войну, и самая памятная ее награда - медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".
Январь, 1991 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.