Герб города Кирсанова

Докушников Г.М.

Родные и друзья звали его Ёрой. Так звала его и двоюродная сестра Тоня, ныне Антонина Ивановна Булгакова, о которой недавно наша газета писала как об участнице Великой Отечественной войны. Отец Георгия и мать Тони были родными братом и сестрой. Семьи их, однако, жили в разных городах и потому виделись нечасто. Последний раз Тоня видела Георгия, когда он приезжал из Кирсанова к ним в гости в Саратовскую область. Тоне тогда было лет четырнадцать, Георгию - девятнадцать. И она запомнила его на всю жизнь таким, каким был тогда - хорошим собой, веселым. Запомнила еще, что любил Ёра шутку. Не обижался, когда подшучивали над ним. Как-то, когда Георгий привстал, из-под него незаметно убрали табурет. Не ожидая подвоха, он попытался сесть и под общий хохот плюхнулся на пол. Другие на подобную выходку сильно сердятся. А Георгий смеялся вместе со всеми, хотя не ушибиться не мог.

Его любили в Тониной семье. Особенно Ёра был дружен с одним из Тониных братьев, примерно своим ровесником. Легко находил общий язык с другими ребятами, и когда гостил у родственников, в доме бывало шумно и весело.

В Кирсанове родители Георгия сначала жили на улице Набережной, в доме № 3, потом на улице Красноармейской, 86, откуда Георгия и призвали на военную службу. Был он младшим из троих детей Михаила Афанасьевича и Антонины Ильиничны Докушниковых. К тому же сыном единственным, родившимся после дочерей, Веры и Надежды. И потому любовь родителей, особенно отца, была к нему особенная. Михаилу Афанасьевичу, известному в Кирсанове мастерством жестянщика, хотелось для Ёры судьбы самой счастливой, связанной, ясно, непременно с мирным делом, с мирной жизнью. А служба в армии, на которую Георгия взяли до начала Великой Отечественной войны, не казалась помехой в осуществлении отцовской мечты.

Ёра, кажется, оправдывал надежды родителей. К дурному не тянулся. Труда не боялся. О чем мечтал он сам, двоюродная сестра Тоня не знала. Она продолжала жить на Саратовщине, в Кирсанов приехала лишь после войны и стала жить здесь после замужества. При встрече с дядей поразилась перемене в нем. Первым делом бросились в глаза совершенно белые волосы, тогда как прежде, как и у Георгия, они были темными. Михаил Афанасьевич объяснил перемену коротко:
- Как получили похоронку на Ёру, поседел в одну ночь. Ну и здоровье пошатнулось сразу.

Георгий попал на войну вскоре после ее начала. Тогда, когда наши войска несли особенно большие потери. Теперь Антонина Ивановна искренне жалеет, что не расспрашивала дядю Михаила Афанасьевича о двоюродном брате подробней. Может, потому, что у самой еще саднило от воспоминаний о недавно пережитой войне. Потом Михаила Афанасьевича не стало. Позднее умерла у дочерей в Москве Антонина Ильинична, и Докушниковых не осталось в Кирсанове.

И вот эта фамилия появилась в нашем городе снова - в самом его центре, на одной из гранитных плит у Вечного огня. Антонина Ивановна Булгакова, когда уложили там первую плиту с именами павших на войне, внимательно прочитала все их. Потом побывала у второй, у третьей, уложенных позднее. А на девятой увидела надпись, которую искала: Докушников Г. М. И будто снова увидела Ёру - молодого, красивого, живого. В сердце стукнуло радостно - не забыли его земляки. И сразу подкатила боль: ничего Георгий не успел в жизни, даже жениться, оставить детей. Успел только погибнуть за Отчизну.

9 мая, если позволяет здоровье, Антонина Ивановна непременно приходит на площадь Революции, чтобы вместе со всеми отметить День Победы. Проходит к памятному мемориалу и кладет у одного из пилонов букетик цветов - они ее брату Ёре.
Апрель, 1995 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.