Герб города Кирсанова

Монастыри

Судя по всему монахи появились в уезде вместе с первыми переселенцами. Но об этом есть только свидетельства народных преданий. О селе Иноковке "предание говорит, что когда еще не было жилья на правом берегу р. Вороны был скит"[1]. Аналогичное предание сохранилось в с. Рудовке. Документально засвидетельствовано, что до 1764 года существовала Кирсановская-Воронинская пустынь. Местонахождение ее неизвестно.

Основание первого монастыря связано с именем Марфы Апариной. Ее мать, дворянская вдова, перебралась из г. Саранска в г. Кирсанов в 1780 году. Что было тому причиной неизвестно. Помимо Марфы в семье было два брата и сестра. Уже в раннем возрасте обнаружилась ее склонность к монашеской жизни. Придя в возраст она много путешествовала по святым местам. В одно из своих путешествий она была пострижена тайно в монашество с именем Маргарита. В городе ее очень любили и уважали за ее образ жизни и необчайную доброту. После смерти ее матери к ней в дом, где она жила вместе со своей сестрой Пелагией, собралось несколько девиц, желавших жить отшельнической жизнью. Образовалась богадельня. Существование ее было возможно благодаря Марфе: "общество это не имело собственного значения, а держалось всюду авторитетом своей руководительницы"[2]. Марфа дала богадельне устав (по образцу Саровского), завещала добывать пропитание своим собственным трудом, а также предсказывала, что в Кирсанове будет монастырь. По смерти Марфы в 1800 году, управление должно было перейти к любимой ее ученице Татьяне Пахомовой, однако реально богадельней управляла сестра Марфы Пелагия до своей смерти в 1819 году. Именно она в 1814 году, испросив у горожан место близко от соборной церкви, выделила средства на постройку дома для общины. Она же получила разрешение от епископа Ионы именовать общину богадельней при церкви. По смерти Пелагии сестер было 30. Обеспечивали они себя собственным трудом. Пряли, ткали, красили полотна. Товар сбывали не только в городе, но и за его пределами, даже в иных губерниях (Арзамас, Нижний Новгород).

При Татьяне Пахомовой построили храм. Его постройка связана с именем св. преп. Серафима Саровского, который предсказал и его постройку, и как строить и кто будет основным жертвователем. Храм построили в 1825-1826 гг. на деньги майорши Марии Петровны Колычевой. Назван он был в честь Тихвинской иконы Божией Матери, точная копия которой находилась в храме. При Татьяне же построили колокольню, 13 корпусов для сестер и ограду. Также в 1846 году богадельня получила официальный статус. Теперь она именовалась женской общиной. В год смерти Татьяны, в 1848 году, в общине 180 сестер. А в 1849-м община переименовывается в общежительный монастырь.

Первой игуменьей стала помощница Татьяны Анисия Васильевна Страхова (в монашестве Антонина). Видно, что сохраняется некая традиция - начальницей становится именно близкий к руководительнице человек. При Антонине в 1858 году построили каменную трапезную, в 1866-67 гг. к трапезной пристроили два престола. Деньги на это поступали и от собственных трудов и от жертвователей, и от сборов по сборным книгам. Так, например, в 1853 году три рясофорные послушницы отправились со сборной книгой по городам России для сбора средств на достройку Тихвинской церкви[3].

За два года до своей смерти Антонина ослепла. Монастырь временно перешел под управление казначеи Ангелины. Но ее не все сестры желали. Многие хотели монахиню Асенефу. Возник конфликт, который потребовал вмешательства начальства. В результате назначили Асенефу, но это не погасило конфликта, а еще больше его раздуло. В это время последовала смерть Антонины. Было найдено единственно приемлемое решение - обеих претенденток удалили, а игуменьей назначили в 1879 году монахиню Серафиму - казначею Кадомского женского монастыря. Она обратила особое свое внимание на хозяйственную деятельность монастыря и благотворительную. Увеличила число рукоделий. Открылись: ковровая, башмачная, шерстяная, и шитье шелками. Сестер теперь было 450 (при Антонине 300). В 1885 году открылась церковно-приходская школа, 1888-1889 гг. построен больничный корпус. Умерла Серафима в 1904 году. Новая игуменья Антония (Анна Ивановна Новикова) родом из купеческой семьи г. Козельска. В Кирсановском монастыре с 15 лет. Она особое внимание обратила на монастырскую дачу в с. Кипец. Где навела соответствующий порядок. Умерла в 1910 году. Ее приемница казначея Евгения (А.И. Волосатова) последняя игуменья монастыря.

Монастырь более чем за 100 лет вырос настолько, что занимал целый квартал. В 1914 году в него входили следующие постройки: Тихвинская церковь с трапезной и подземным храмом, домовая церковь в больничном корпусе, церковная школа, приют, 16 корпусов в которых размещались мастерские и жили насельницы, хозяйственные постройки, скотный и конный двор, гостиница на 45 человек. Монастырь владел землей пожертвованной в разное время и в разных местах: в с. Чутановка, Перевоз, Кипец, д. Беклемищевке и с. Рамза.

Первоначально основой хозяйственной деятельности были различного вида рукоделия. Начинали с прядения полотна и шитья риз. К 1907 году помимо этого были пекарня, золотошвейня, пряли пух и вязали платки, шарфы, рубашки, писали иконы и отдельно убирали их цветами и делали ризы из фольги, шили гладью по полотну, шили белье, простыни и т.д., пряли лен, шили обувь на заказ, ткали ковры[4]. То есть с самого начала хозяйство было устроено так, чтобы главным образом производить на сбыт, а не только собственное обеспечение. Однако к концу века увеличилась конкуренция со стороны товаров, произведенных на фабриках. Поэтому игумении покупают машины и посылают сестер на учебы для совершенствования в рукоделиях.

Монастырь полностью обеспечивал себя и делал вещи на заказ. Специально для этого открыли башмачную, шитье по канве (салфетки), кройки и шитья, принимавшие заказы на модные светские платья по журналам мод того времени. Сестры Калугины (см. приложение) свидетельствуют, что монастырь занимался и ремонтными работами в домах горожан. О качестве производимых вещей мы можем судить по тому, что в 1900 году на Парижской всемирной выставке кустарных изделий несколько шитых золотом шелковых вещей получили "Grand prix".

Земельные богатства собирались постепенно. Первое пожертвование от М.П. Колычевой 100 дес. в с. Чутановка; от казны при с. Перевоз в 1853 году 150 дес.; в 1872 году при д. Беклемищевке 100 дес. от М.Н. Дубровской-Сипягиной в 1885 г. 48,5 дес. при с. Рамза от купчихи А.П. Котельниковой[5]. Вся эта земля сдавалась в аренду крестьянам. А вот главный участок в 650 дес. в с. Кипец сестры обрабатывали сами. Крестьян нанимали только во время жатвы (см. воспоминания Л. Кондаковой). В летнее время здесь работали все способные к труду. Кроме этого было еще 21 дес. мелкого дровяного леса и 109 дес. сенокосов по р. Вороне. Хлеба выращиваемого на этой земле хватало всем. Особой нужды монастырь не терпел. Затруднения возникли в 1891 году, когда несмотря на обработку и удобрение урожай был плохой. Вынуждены были даже закупить 7 вагонов зерна. Но в 1892 году урожай был высокий и положение исправилось. В 1904-1905 гг. в связи с волнениями крестьян возникло еще одно осложнение. "Крестьяне непрестанно грозили уничтожить хутор (в с. Кипец), увозили хлеб, уводили скот и поджигали постройки"[6]. Однако волнения в скором времени утихли.

От разных лиц, в разное время монастырь в виде жертвы получал деньги на вечный вклад. Они к 1914 году составили капитал в 51 924 руб. .85 коп., с которого получали ежегодно проценты. Кроме того получали ежегодно 300 рублей за мельницу, уступленную в 1859 году государству. Общий годовой доход в среднем составлял 18000 руб.[7] Это второе по доходности место среди 12 епархиальных женских монастырей.

Обитель была известна как один из центров духовной жизни не только епархии, но и далеко за ее пределами. Так оптинский старец Макарий: "знал Тихвинскую обитель как отличающуюся строго-монастырской жизнью"[8] и именно туда благословил А.И. Новикову - будущую игумению Антонию. С конца 80-х гг. XIX века нищие ежедневно получали в монастыре бесплатный стол. В 1873 году открыли приют. В 1904 году в нем 9 человек девочки от 9 до 13 лет (в основном дети-сироты). 4 из крестьян, 4 из мещан, и 1 дочь почетного гражданина[9]. Все они были на полном обеспечении в монастырской же школе (см. воспоминания Л. Кондаковой).

К 1914 году в школе 100 человек. В богадельне, открытой в 80-х гг., пребывали престарелые сестры, также на полном монастырском содержании. Всего в месяц на каждую выделяли 30 рублей. В 1904 году в богадельне 80 сестер[10]. Доступ в монастырь днем всем был свободный. Родственники и даже знакомые могли навещать монашек. Общая трапеза была только для послушниц. Кормили 3-4 раза в день (см. воспоминания Калугиных).

Главная святыня монастыря - Тихвинская икона. На празднование ей стекалось огромное количество людей. Копию иконы выносили на базарную площадь. В этот день открывалась ярмарка, которая так и называлась - Тихвинская.

Об настоятельницах сохранились некоторые сведения. Пахомова была строгой, однако сестры ее любили. Таким же уважением пользовалась и Антонина, и Серафима, и Антония. Были в обители старицы: Евдокия, Варсонофия, Арсения, Тавифа и др. Присутствие таких людей привлекало народ: "Многие приходили сюда ища утешения в скорбях и напастях"[11]. Но современник сетует: "Печально только то, что в последнее время стало мало таких стариц", и добавляет: "хотя религиозно-нравственная жизнь обители и сейчас стоит высоко".

Косвенно Тихвинский монастырь был связан с Оржевским Боголюбовским монастырем. Строительницей которого была монахиня Кирсановского монастыря Аполлинария. Основание Оржевского монастыря связано с именем помещицы Марии Тишениновой. Внезапная смерть ее брата Василия в 1854 году и младшей сестры в 1855 году сделали ее владетельницей небольшой деревни Тишениновки и обширных земельных угодий. В 1859 году она подала прошение в Св. Синод с просьбой об открытии в ее поместье женской общины для чего выделила 200 дес. пахотной земли и 50 дес. леса, господский дом, флигель. Для обеспечения причта она выделила еще 5000 рублей с помещением их в кредит и 176 дес. леса для продажи. Всего земли она давала 707 дес. Предполагалось, что часть временнообязанных крестьян будут платить оброк в пользу монастыря, однако крестьяне в 1862 году проявили недовольство относительно качества отведенной им земли и требовали вернуть им часть земли отданной обители.

Трудно сейчас сказать, что побудило Тишенинову основать монастырь. Без сомнения это и смерть близких людей, и общение с сестрами Кирсановского монастыря, и реформа 1861 года. Ведь она фактически оказалась владелицей огромного поместья и находясь уже в преклонном возрасте решила отдать свое наследство, жертвуя его на благородные цели. Этим объясняется и следующий шаг: продажа 2137 дес. земли купцу В.С. Сосульникову с тем, чтобы он после ее смерти землю отдал монастырю. Он так и поступил в 1866 г. после ее смерти. А в 1864 г. было утверждено название общины Боголюбовско-Тишениновская. Особо было оговорено: "для желающих поступить в общину не из монашествующих или рясофорных какого-либо монастыря, а собственно из лиц не определенных еще указом"[12]. То есть с самого начала монастырь был местом, где могли обрести девицы и вдовы из окрестных селений. В 1866 году в общине 25 человек во главе с начальницей Аполлинарией[13]. В годы ее управления была сооружена домовая церковь в бывшем барском доме, устроена каменная ограда, два корпуса. Умерла Аполлинария в 1879 году, а за 6 лет до ее смерти заложили храм. Построили его полностью к 1881 году. В это время в монастыре 150 человек.

В 1886-1892 гг. строят колокольню, 2-х этажный корпус с приютом и школой. В 1899 г. открыли больницу. В последние годы правления игумении Аполлинарии II в среде сестер возникло недовольство, направленное против нее. Во главе недовольных встала казначея Серафима. По этому поводу началось следствие, и длилось оно вплоть до смерти игумении 1902 г. Большую роль в этом конфликте сыграли личные обиды казначеи монахини Феофании, послушницы Елисеевой и др. Другая часть сестер (ок. 60) во главе с монахиней Митрофанией была полностью на стороне игумении. То обстоятельство, что монастырь был по своему составу крестьянский сыграло свою роль. Трудно было себя перевоспитать, отвыкнуть от вольной мирской жизни. Игумении не раз прибегали к крайним мерам. Видно, что Аполлинария неудобна была и для помещиков окрестных сел. Ведь монастырь главный арендатодатель в округе. Твердая политика игумении в этом вопросе, направленная не на пользу помещикам не нравилась им. Не случайно, что в конфликт вмешался местный помещик Герхен. Он заявил, что игумения: "силою своего характера подавляет всех сестер, которые по их выражению боятся ее больше Самого Бога... решительный и гордый нрав ее дает чувствовать себя, даже им живущим вне монастыря"[14].

После смерти игумении, как всегда в таких случаях, начальницей назначили человека со стороны. Ей стала игумения Тулиновского монастыря Агния. Она сразу развернула активную деятельность. В 1904 году закончили роспись маслом собора, вызолотили кресты, отремонтировали трапезную, приют, рукодельный корпус, провели паровое отопление в церковь. К 1914 году монастырь имел следующий вид: монахинь 46, послушниц 194, 8 корпусов (жилье, трапезная, ковровая, рукодельная, портная, белошвейная, живописная)[15].

Рукоделие не было основным источником доходов, как в Кирсановском монастыре. Главный источник - это плата, получаемая он земли сдаваемой в аренду. Земли было много: рядом с монастырем 333 дес., 200 дес. лесу по р. Вороне; 316 дес. при с. Васильевке, 2121 дес. при д. Воронцовке, а также усадьба в г. Кирсанове, подаренная купцом И.А. Городковым. Земли сдавались в аренду крестьянам. Но это было не всегда выгодно, т.к. когда "бывал урожай крестьяне бывали исправными плательщиками"[16], а когда нет, то не платили. Сдача земли посторонним лицам вызывала недовольство крестьян. С другой стороны плата за 1 дес. была у монастыря 4-5 руб., при принятой в округе 10 руб., а у некоторых помещиков 15-20 руб.[17] Такая арендная цена со стороны монастыря не устраивала помещиков. Может быть именно здесь стоит искать причины конфликта Аполлинарии с помещиками.

За все время существования обители не было особых неудовольств со стороны крестьян. Разве только небольшие инциденты, как пожар, происшедший по вине крестьянских мальчиков[18] или распашка в 1892 году двух десятин монастырской земли крестьянином Вяжлинским. Тем не менее монастырское начальство понимало - надо что-то делать. В 1902 году просили разрешить часть земли обрабатывать самим, на что получили дозволение: "Лучше самим обрабатывать, чем терпеть прижимки от арендаторов"[19]. Особого напряжения обстановка достигла в 1905 году. Оржевский монастырь оказался в центре аграрных беспорядков. Но все ужасы погрома не коснулись монастыря. Возникла опасность другого рода. В 1904 году земля была сдана в аренду на 6 лет крестьянам А. Шевцову и И. и М. Соболевым. Они уплатили за первый год, а за второй платить отказались "ввиду угроз со стороны крестьян"[20]. В 1907 г. игуменья вынуждена была апеллировать к начальству: "Монастырь остался без всяких средств к существованию. До сего времени в лавках мы все брали в долг, а ныне вследствие неплатежей, из лавок нам перестали отпускать в долг"[21]. А крестьяне: "с большим вожделением взирают на нашу землю и ждут не дождутся, когда она перейдет в их руки"[22]. Начальство разрешило продать часть земли, что и было осуществлено 26 марта 1907 года. Продали 2121 дес. земли за 308 550 руб. Проценты с этих денег составляли ежегодно 18 500 р.[23] В монастыре была школа-приют. В 1904 году в ней 12 девочек в возрасте от 9 до 12 лет. Из них только две из духовного сословия[24]. Монастырская больница, открывшаяся в 1899 году, принимала больных, в 1904 году было принято 1098 человек и 20 чел. лежало в стационаре. Людей принимал врач, получавший от монастыря жалование 252 р. в год[25]. Монастырь принимал активное участие во всех нуждах общества. В 1877 г. пожертвовали 55 аршин холста, 7 рубашек, 2 простыни и корпии Кирсановскому отделению попечительства о больных и раненых. В голод 1891 года принимают в приют девочку-сироту. Жертвуют на церковь 1-го духовного училища, на миссионерско-псаломщицкую школу, на постройку Ашхабадского собора, на общество слепых[26]. В 1891 г. архиерей: "объявил искреннюю благодарность настоятельнице за ее доброе отношение к детям"[27].

Внутренняя жизнь обители была устроена сообразно уставу. Всем монахиням давали 8 аршин полотна в год на рубахи, 1 руб. в год на башмаки и 1 фунт керосину в месяц. Те кто был на послушании в хлебной и на скотном дворе полностью получали и обувь и одежду по мере надобности[28]. Главная святыня монастыря Боголюбская икона Божией Матери, подаренная московской купчихой Т.Д. Зотовой в 1864 году. На празднование ей всегда стекалось много народа.

Из личностей, отмеченных высокими духовными дарованиями, можно выделить схимонахиню Дорофею, постриженную в схиму в 1908 году.

Сравнивая два женских монастыря, мы можем заметить некоторую схожесть в их развитии. Однако расположение их, одного в городе, другого в селе, наложило определенный отпечаток на их деятельность. Но без сомнения оба они были духовными центрами уезда.

Третий монастырь, мужской, официально стал действующим с 1890 года. Основал его протоиерей с. Костино-Оделец Борисоглебского уезда Василий Голубев. Повод, послуживший основанию монастыря, крушение царского поезда 17 октября и чудесное спасение царской семьи. Именно в честь покровителя царя монастырь был назван Александро-Невским.

Голубев купил недалеко от с. Оржевка 316 десятин земли. Место выбрано было очень удачно. Здесь находился источник, с давних пор почитаемый народом.

Первый строитель иеромонах Сухумского Драндского монастыря Илларион. При нем и при последующих настоятелях Илларионе II и Пахомии монастырь довольно быстро отстроился[29]. К 1914 году в обители каменная пятиглавая церковь, деревянная часовня, домовая церковь, 4 жилых двухэтажных корпуса, хозяйственные постройки. Основной источник дохода: от земли (пахотной 240 дес.), которую обрабатывали поденщики и приношения людей[30]. Ежегодный доход в среднем составлял 10 000 рублей. В 1891 году в монастыре было 20 человек, к 1914 году их количество увеличилось до 59 (18 монахи).

О значении монастыря говорит тот факт, что он стал местом частых паломничеств. Привлекал источник св. вмч. Варвары, а также само внутреннее устроение монастыря: красивое местоположение, стройные службы, возможность получить совет и утешение. Об этом документы: "Летом приходит большое количество богомольцев с семьями, здесь говеют"[31]. Деятельность во внешнем служении по окормлению паломников для монастыря была главной.

Интересные данные мы получаем исследуя внутренний состав монастырей в разное время. В 1910 году в Тихвино-Богородицком монастыре 133 монахини. Число их остается неизменным до 1917 года. Как видно (см. таблицу № 8) большая часть уже преклонного возраста. Это подтверждается и данными о времени пострижения в рясофор (самый маленький срок через 5 лет после поступления, самый большой - 20 лет, а в среднем 12-13 лет). Пострижение в монашество самый поздний срок через 50 лет, меньший - 5 лет, а в среднем 20-30 лет. Все это говорит о том, что в монастырь поступали в очень раннем возрасте 12-15 лет. Из монахинь назначали старших в мастерских. Послушание из них в основном несла возрастная группа от 40 до 50 лет, 48 человек по разным причинам вообще его не имели. Именно монахиням поручали также ответственные поручения как сбор подаяний (5 человек), чтение псалтири (10 человек), работа в церкви. Села и города из которых монашествующие были родом расположены в разных районах страны. Но в основном это выходцы из Пензенской, Саратовской губерний, Донской области и собственно самой Тамбовской губернии (Тамбовский, Кирсановский, Козловский, Моршанский, Елатомский, Борисоглебский, Шацкий, Темниковский уезды). Из городов Тамбовской губернии Кирсанов, Козлов, Кадом. Есть представители и из иных городов: Ставрополь, Царицын, Керенск, Сердобск, Балашов, Новохоперск, Аткарск, Богучар. Много из уездов Чембарского Пензенской губернии и Новохоперского. Особенно села Корочан и Рождественское. Из Тамбовских сел большое количество из Кирсановских пригородных слобод (16 чел.), сел Иноковка (5 чел.), Гавриловка (4 чел.) Кирсановского уезда.

Послушниц в монастыре 421 человек. Они разделялись на указных и на испытании. Указных послушниц больше в возрасте от 40 до 50 лет (86 чел.), много и от 30 до 40 лет (58 чел.). Главным образом они крестьянского происхождения. В монастыре провели в среднем 15-20 лет. Грамотность их не очень высока: 115 умеют только читать, 2 неграмотны.

Послушниц на испытании в большей части в возрасте от 20 до 30 лет (120) и от 30 до 40 лет (76), есть и от 15 до 20 (10). Это в подавляющей части крестьяне. но неграмотных среди них нет. Они поступили в монастырь в 1898, 1901 и др. годах. Таким образом мы видим в обители три поколения: старшее, среднее и младшее. Послушниц большая часть, и именно они несли главную тяжесть работ. Из таблицы видно, что больше всего послушниц на общих работах. И работы эти выпадали на долю самых молодых. Но сравнивая долю монахинь, занятых в этом труде по отношению к их общему количеству с такой же пропорцией среди послушниц, мы приходим к выводу, что они примерно в одинаковой степени участвовали в этом труде.

О Боголюбско-Тишениновском монастыре мы узнаем, что всего монахинь 19 человек. Все они, за исключением одной, в возрасте от 50 до 60 лет, не имеющих послушаний не было. По социальному положению 1 духовного звания, 1 дворянка, 3 из мещан, остальные крестьянки. Все грамотны. Вдов двое. Время пострижения в рясофор в среднем 1-3 года, в монашество 14-16 лет.

Послушниц 98. Разделений на указных и безуказных нет. Основная часть в возрасте от 20 до 30 лет (26) и от 30 до 40 лет (29). Из них 4 вдовы, 7 из мещан, остальные крестьянки.

По бывшему месту жительства насельниц мы можем сделать вывод, что об обители в стране еще мало знали, т.к. здесь в основном представители Тамбовской губернии, Пензенской и частю Рязанской. Большое количество из Чембарского уезда Пензенской губернии. Мало из городов.

К 1914 году монастырь сильно вырос. Монахинь 46. Из мещан 5. По возрасту: от 40 до 50 - 19, от 60 до 70 - 27. Из них только 7 не несут никакого послушания. Видимо это связано с тем, что остро не хватало рабочих рук. Однако среди них нет тех, кто был бы на общих работах. Главных образом это мастеровые: пряхи, башмачницы, портные и т.д. Традиционно чтение псалтири (9). Здесь также в послушания старшими назначали монахинь. Необычайно велик срок пострижения в рясофор: самое меньшее через 2 года, большее 21 год, а в среднем 9-16 лет. Соответственно и пострижение в монашество в среднем через 16-25 лет. Стоит заметить также, что из 46 монахинь 2 вдовы.

Из 29 рясофорных послушниц по указу 23 крестьянки и по одной из купцов, дворян и мещан. Основной возраст от 40 до 50 лет (18).

Из 126 рясофорных послушниц без указа 118 крестьян. Мало вдов - 4. Основная масса в возрасте от 20 до 30 лет (57) и от 30 до 40 лет (48). На испытании находилось 36. Все из крестьян. Вдовы две. Старых среди них 60-их всего одна. Остальные от 20 до 15 лет, младше 20 лет - 20. Как среди них распределялось послушание видно из таблицы.

Так же как в Тихвинском здесь 23 вида послушаний. Но какие-то есть здесь и нет там (лесничий, а нет сборщиков). Очень мало тех, кто не имел послушаний. Черные работы поручали самым молодым. На клиросе пели совсем юные. Таблица еще раз подтверждает крестьянский состав насельниц монастыря.

Сравнивая данные 1914 года с 1889 годом приходим к выводу, что обитель теперь была более известна. Здесь представители почти всех уездов Тамбовской губернии. Велико представительство Чембарского, Новохоперского уездов. Есть из Московской, Саратовской губерний, Области Войска Донского, Тульской, Владимирской и даже из Томской. Главным образом это жители сельской местности. В Тихвинском монастыре процент городских был больше.[32]

Александро-Невский мужской монастырь несколько отличается от обоих женских. Всего монахов на 1914 год 17. Из них 13 крестьян и по двое из мещан и духовного звания. Почти половина неграмотны (7).

Монастырь многонационален: 2 мордвина, 1 еврей, 1 украинец. По возрасту больше от 30 до 40 лет (8) и от 60 до 70 лет (5). Не имеющих послушаний нет.

Видов послушаний немного: пчельник, портной, ктитор, сторож, сборщик, расходчик. Особый вид - на усмотрение настоятеля.

Срок пострижения в рясофор 1-5 лет. В монашество 2-5 лет. Все монахи поступили в 90-х годах.

Среди послушников по указы 1 украинец, один грамотен, другой нет. Послушания у них по усмотрению настоятеля.

На испытании находилось 15 человек. Из них 4 в возрасте от 15 лет, 4 от 40 до 50. Неграмотны - 11 человек. В черных работах - 5, трое на клиросе, три конюха. Есть плотник, пастух, просфорник, хлебник.

Насельники его из Самарской, Черниговской, Курской, Воронежской и Пензенской губерний. Из Тамбовской - Кирсановский, Моршанский и Шацкий уезды. Все из сельской местности.

Отличие от 2-ух женских по национальному составу и по низкому уровню грамотности.

v © Левин О.Ю.

Примечания

[1] ТЕВ, 1916, № 13, с. 442.

[2] Сладкопевцев И. Жизнеописание Марфы Апариной. М., 1861, с. 41.

[3] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1302, л. 538.

[4] ТЕВ, 1907, № 1, с. 25-28.

[5] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 2208, л. 422-424.

[6] ТЕВ, 1910, № 31, с. 1094-1098.

[7] ТЕВ, 1916, № 41, с. 835.

[8] ТЕВ, 1910, № 31, с. 1094-1098.

[9] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1967, л. 32.

[10] Там же, л. 36.

[11] ТЕВ, 1907, № 4, с. 147.

[12] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 219, л. 33-34.

[13] Там же, л. 24-27.

[14] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1955, л. 97-134.

[15] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 2212, л. 1-4.

[16] ГАТО, ф. 211, д. 1, л. 32.

[17] ГАТО, ф. 181, оп. 1, л. 97.

[18] ГАТО, ф. 211, оп. 1, д. 1, л. 45.

[19] ГАТО, ф. 211, оп. 1, д. 5, л. 29.

[20] Там же, л. 99.

[21] ГАТО, ф. 211, оп. 1, д. 1, л. 20.

[22] Там же, л. 20.

[23] Архангельский В. Боголюбовский-Тишениновский общежиительный женский монастырь. Т., 1909, с. 20.

[24] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1967, л. 22.

[25] Там же, л. 42.

[26] ГАТО, ф. 211, оп. 1, д. 5, л. 9.

[27] ГАТО, ф. 211, оп. 1, д. 4, л. 146.

[28] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1955, л. 101.

[29] Архангельский В. Новый Александро-Невский общежительный мужской монастырь. 1891, с. 4.

[30] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 2212, л. 21-23.

[31] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1955, л. 804-815.

[32] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 2123, л. 1-100.