Герб города Кирсанова

Отец Антоний

Родился в селе Гусевка Кирсановского уезда. Родителей его звали Григорий и Акилина. Были у него сестры Евдокия и Анна, один брат (предположительно отец Петр Котельников, о котором речь пойдет ниже). Жил отец Антоний в километре от села Гусевка (в сторону Куровщины), где у него в овраге была своя "келья". Там он вел подвижнический образ жизни: жил в землянке, подушкой ему служил пенек. Со всей округи к нему ходили за духовным окормлением монахини и благочестивые миряне. До ареста руководил целыми общинками монахинь. Сестер одной из таких общинок отец Антоний благословил читать "неусыпаемую" Псалтырь.

Отец Антоний. Фото начала XX в.
Отец Антоний. Фото начала XX в.

Однажды днем, во время молитвы (двери кельи были закрыты), сестры услышали сзади топот, но чтения не прервали. Краешком глаза одна из них увидела у вошедшего под полой длинной одежды черные сапоги. Искушение продолжалось недолго. Спустя некоторое время пришел отец Антоний. "У вас сейчас "гости" были?" - спрашивает. "Да". "Так вот, знайте, это к вам полуденный бес приходил".

Отец Антоний был строгий. Говорил не тихо, "со звоном", складно и сердечно. "Как­то пришел к нам, - вспоминала в 1997 году покойная матушка Параскева из села Булгакова, - и говорит: "Ну как вы там спасаетесь?" А я и не знаю, как сказать. Он говорит: "Ходишь в церковь? Ты ж на краю бездны стоишь". Мы тогда перестали в церковь ходить. Ведь тогда какие батюшки были... То красные, то белые, то "живцы". Вот я, грешная, и не стала ходить. А с тех пор, как он сказал, стала в церковь ходить, на клиросе петь. Он меня благословил: "Сшей себе платье и расшей грудь белыми нитками и колпак надень, так и ходи". Как же я так уберусь­то? Я кричу (плачу. - примеч. авт.). Так же я убирать себя не могу. А он: "Ну как хочешь". И вот я с этим вопросом по старцам хожу. Помню, пришла к Прохору Моршанскому, рассказала ему. Он мне объяснил: "Это он дал притчу тебе. Не нитками грудь расшивать, а верой, чтобы тебя далеко видели - вон кто идет" - "Мы как­то пришли постом - у них редька, - продолжает вспоминать об отце Антонии матушка Параскева. - Мы ему говорим: "Покушайте с нами". А он: "Кушайте, кушайте, во славу Божию!" А сам не ест. К нему возили бесноватых. Везут от церкви, а больной кричит: "А! Опять меня к этому". И зачинает его бить, никак не удержишь. Первый раз отца Антония забрали в 1932-1933 годы. Потом отпустили. После то брали, то отпускали. Много он претерпел. Сажали его в холодную воду, в тюрьме он и преставился" [9].

"Отца Антония еще до войны посадили в тюрьму, - вспоминает монахиня Анисия из села Бондари. - У него была чудотворная икона Божией Матери "Споручница грешных". Он изгонял бесов. Как приложит эту икону, так они кричали на все голоса, выходили. Он умер в заключении. Там была в это время одна монахиня - Ксения. Она была свидетельница его кончины. Хотела сходить пополоскать белье, а он ей: "Скорее, только туда и оттуда". Она пришла, а он уже отходит. А на небе колокола бьют, звон. "Что это?" - спрашивают. "Отец Антоний умер", - отвечают" [10].

Примечания

9. Воспоминания записаны 5 июля 1997 года в селе Булгаково Гавриловского района Тамбовской области.
10. Воспоминания записаны летом 1998 года в селе Бондари Рассказовского района.

© Левин О.Ю., Просветов Р.Ю.
Кирсанов православный.