Герб города Кирсанова

На кукарачу

Лещ вел себя капризно. Поплавок мучительно долго дрожал, потом немного приподнимался и останавливался под углом 45 градусов, не ложась и не погружаясь. Ни выдержка, ни интуиция не помогали: рыба не засекалась или сходила. Черви были хорошие, разные. На пареную пшеницу и горох клева не было вовсе.

Безразлично глядя то на поплавок, то по сторонам, я увидел, как из пакета с привадой выполз большой черный таракан-кукарача, видимо, забравшийся туда еще ночью.

В бесклевье меня не раз выручали эксперименты. А тут представилась такая возможность. Пренебрегая отвратительным видом таракана, я схватил его и снова посадил в пакет, завернув край.

Свободной была удочка для ловли красноперки по "окнам" с длинным и очень жидким удилищем, оснащенная леской 0,15 и крючком №2,5. Осторожно поддев таракана под "крылышки", забросил удочку.

Подъем у меня в тот день был затемно, от неинтересной рыбалки клонило ко сну. Я сел на дно лодки, оперся спиной о лавочку и задремал. Встрепенулся от звука погружающегося в воду удилища (он был не громче жужжания шмеля, но сон мгновенно слетел) и схватил его. Более половины уже было под водой. Стараясь изменить траекторию движения рыбы в выгодном мне направлении, я управлял ею почти одним комлем удилища. С большим опасением за прочность лески повернул рыбу назад. По еле уловимым признакам понял, что это лещ.

Вываживание леща с глубины требует особой осторожности. Однако если будет допущена медлительность, то его организм успеет перестроиться на пониженное давление, и на поверхности он останется здоровым и сильным.

Недостаточно прочная леска вынуждала меня вываживать крайне медленно, и получилось то, чего я боялся: лещ, уже упавший на бок, не доходя до поверхности считанные сантиметры, встал спиной вверх и, круто развернувшись, пошел вглубь. Такой сюрприз леща обычно кончается обрывом лески, но очень эластичное удилище не дало оборвать ее. Придерживаемый леской, лещ энергично пошел по широкому кругу вполводы. Я снова начал выводить леща на поверхность, но понял, что дать глотнуть ему воздуха, чтобы он опьянел от кислорода и потерял активность, мне не удастся... И действительно, когда лещ был уже в трех метрах от лодки, а я опустил подсачок в воду, леска лопнула. Удилище спружинило, я, как загипнотизированный, замер в прежней позе, а лещ по инерции, плашмя, медленно проскользил еще метр и оказался над подсачком. Осторожно подняв подсачок с лещом, я перенес его в лодку и только тогда расслабился. Лещ забился, а у меня в радостном возбуждении задрожали конечности, и я еще долго не мог овладеть собой...

Лещ весил один килограмм 800 граммов. Бывали у меня уловы и значительно больше, но какие незабываемые впечатления оставил мне этот случай!