Герб города Кирсанова

Ирония рыбацкого счастья

У многих рыбаков на водоемах, где есть хищная рыба, случался двойной хват, когда на засеченную рыбку при вываживании нападает другая, более крупная. Но мало кто из них не оставался разочарован этим "счастьем". Из-за расположения крючка в "теневой зоне", вероятность засечки хищника в этом случае ничтожно мала. Да и тонкая леска для щуки весом более килограмма не представляет никакой опасности: она перерезает ее зубами при первом движении головой в сторону, унося крючок, а иногда и часть лески с грузилом, доставляя излишние хлопоты... Опытные рыболовы, заранее зная исход, различными способами избегают пагубного хвата острозубой хищницы. Обычно рядом ставят дежурную щучью удочку. Неопытные, поводив щуку, после минутного восторга получают немалое огорчение...

Возможно, читатели встречали рассказы о двойных и даже тройных хватах, закончившихся удачей, где, в основном, речь идет об окунях и щурятах, напавших на мелкую рыбешку. В более крупных масштабах воспринимать это следует как преувеличение начинающих... Лишь небольшие шансы на удачу в подобной ситуации дает щучья удочка с поводком, оснащенным длинным, до 40 сантиметров, стальным тросиком, с крючком-тройником или якорем, при первоначальной засечке небольшого хищника за губу.

Щука через неделю после икрометания бывает настолько агрессивна, что нападает на "своих сестриц", уступающих ей хотя бы на одну треть веса.

Несколько лет назад, когда в реке Вороне еще водились крупные речные хищники, у меня произошел такой случай. Вываживал я довольно большую щуку, может, килограмма на три. К солнцу был обращен спиной, и это позволило мне видеть сквозь метровую толщу воды, как из рядом стоящего камыша выскочила другая огромная щучина, схватила мою засеченную щуку поперек и ушла под лодку. Зная щучьи повадки, я отпустил леску, подождал, когда хищница направит добычу головой себе в пасть и отправится к своему месту обитания. Через минуту щучина потянула леску к закоряженному месту. Допускать в коряги, откуда извлечь ее потом было бы невозможно, не имело смысла, и я начал выбирать леску с неутомленной рыбиной. Уже просматривалось, как из огромной пасти торчал хвост "моей" щуки, и вдруг у самой поверхности воды щучина неожиданно кинулась вперед и сделала крутой поворот в сторону. Я не успел дать послабление - и щучина оставила меня без солидной добычи, обрезав леску 0,8 по грузило.

- Чтоб ты подавилась! - с досадной усмешкой пожелал я ей вслед, прекрасно зная, что через две недели мой крючок со стальным тросиком в ее желудке превратится в ржавчину, не причинив ей вреда.

Более забавная история произошла с моим приятелем.
- Егор опять засек, - сказал кто-то из рыбаков, и все посмотрели в сторону Егора, который удерживал в руках напряженное щучье удилище и с обычным спокойствием подводил очередную щуку к борту лодки. Вдруг удилище неожиданно резко изогнулось, и он невольно отдал его от себя, но этого оказалось мало: леска уходила вглубь, увлекая за собой удилище, и нагрузка на леску, возникшая уже почти вдоль удилища, стала опасной. Егор недовольно крякнул, рука его нехотя опустилась за борт, и он разжал пальцы. Полувековой опыт не подводил: он знал щучьи повадки, знал глубину реки, знал, что делать... Удилище ушло под воду, но метров через десять от лодки комель удилища высунулся из воды и остановился.

Рыбак хладнокровно смотал две другие удочки, отвязал лодку, кормой приблизился к удилищу, взял его и выбрал из воды, одновременно отведя в сторону. Последовал рывок: конец удилища круто изогнулся - и лодка медленно подалась против течения. Пройдя метров двадцать, остановилась. Егор, используя небольшое течение, удерживал удилище напряженным. Подождал, затем, к удивлению наблюдавших, ногтем постучал по удилищу (звук прекрасно передается по натянутой леске), дескать, что ты там остановилась? И последовал рывок. Так он проделал еще раза три - рывки повторялись, увлекая лодку все дальше, но с каждым разом они становились короче: наконец, двинувшись вперед, лодка пошла в сторону и по течению.

Соседствующие рыбаки, оторвавшись от своих поплавков, в напряженной тишине с восхищением наблюдали за Егором. Единоборство продолжалось почти полчаса, и всем не терпелось узнать, чем кончится поединок, что там за хищник?

А старый рыбак Егор невозмутимо держал удилище, не давая ему прогнуться более, чем это было допустимо, и разогнуться, более чем это требовалось. Вот он завел его за плечо - наступил решающий момент! Рыбаки ждали... Вдруг удилище плавно выпрямилось, из воды неожиданно легко, будто сама выпрыгнула килограммовая щучка и повисла на леске. Тишина взорвалась хохотом...

Только Егор обиженно разглядывал насквозь прорезанную зубами щучку и растопыренными пальцами мерил отпечатавшуюся на ней пасть.