Герб города Кирсанова

Сила доброго пожелания

Что зло имеет силу, сомнения нет. Многие чувствовали на себе влияние тяжелого слова, дурного взгляда — сглаза, колдовства.., о котором уже пишут без кавычек. Зло отрицательно воздействует на человека, на которого оно направлено. В том, что доброта тоже имеет силу, меня и других убедил случай, происшедший со мной.

Всю неделю свирепствовал ветер с леденящими дождями, несмотря на то, что наступил месяц май. Подходил предел моим физическим возможностям жить в палатке, но свернуться из-за сырых вещей я не мог, и только одна была надежда: месяц май. И я терпеливо ждал солнца.

Волей-неволей приходилось проверять расставленные рыболовные снасти: жерлицы и донки. За несколько часов неуютной ловли мне удавалось поймать всего три-пять живцов. К счастью, живцы в таких погодных условиях живут долго, хотя и теряют резвость.

Несмотря на плащ, я промок до нижнего белья и пошел к лесникам, чтобы просушить одежду. Те расположили меня около горящей печки и пошли хлопотать по хозяйству. Беседу пришлось продолжить с больной старушкой, которая уже с трудом поднималась с постели. Поинтересовавшись, кто я такой, и, как ведется, перебрав всю мою родословную, она установила мое происхождение и сказала, что хорошо знала мою покойную бабушку. После получасовой беседы она посетовала на то, что за последний год с ней мало кто общается. Совсем заскучала. А тут Бог послал такого участливого собеседника! Пожелала мне рыбацкого терпения, доброй погоды и, помолчав, добавила:
— Ничего уже не ем, а ушицы бы съела. Подойди ко мне, мой хороший, благословляю тебя на удачу.

Она привстала с постели и перекрестила меня, приговаривая:
— Храни тебя, Господь! Кузьма, Демьяна, батюшки, помогите ему! А ты, — продолжила она, — занеси мне маленькую рыбку.
— Буду ловить на Ваше счастье, бабушка, — ответил я.

К вечеру порывы ветра стали еще сильней. Намучившись за день, я уснул так крепко, что, проснувшись на рассвете, не сразу сообразил, где нахожусь.

Отчерпав из лодки дождевую воду, я поплыл проверять живцовые снасти. Дождь поутих. Но облака были настолько тяжелыми и черными, что день, казалось, не хотел наступать.

Приблизившись к омуту, я понял, что на его середину мне не выплыть. Ветер дул с Прямицы, взъерошивая волны, и они разбивались о лодку, обдавая меня брызгами. Тогда я стал пробираться краем берега и, описав длинную кривую, подплыл к привязанной за корягу донке с противоположной стороны, что по рыбацким соображениям было выгоднее.

Взяв в руки леску, испытал, как всегда после ночевки, сложные чувства, что ждет: удовлетворение, восторг или разочарование? Сильный порыв ветра прервал мои размышления: лодку ударило о корягу, за которую была привязана донка, и коряга сломалась. К счастью, леска осталась у меня в руке. Лодка ринулась по ветру, и я не вывалился из нее только потому, что успел прижаться ко дну. Через секунду почувствовал, что леска упруго натянулась. Мелькнула мысль: зацеп за подводную корягу. Миллиметровая жилка, обдуваемая ветром, гудела. Держаться за нее становилось больно. Пришлось обернуть леску вокруг рукава. Между тем, боковым зрением заметил, что оказался выше сломанной коряги и двигался против течения и волн. Не поверил. Подумал: от качки закружилась голова. Встряхнул головой, наметил на берегу ориентир и снова убедился, что меня что-то тащит, вопреки стихии. Овладев собой, начал выбирать леску, а точнее продвигаться по ней вперед, держа так, чтобы в случае рывка дать ей скользить. Рывка не было.

Я поднял глаза и в пяти метрах увидел искаженную волнами и преувеличенную преломлением огромную щуку, похожую на водяное чудовище. Будто заметив мой взгляд, рыба резко и круто рванулась вглубь. Я дал отпуск. Через несколько метров леска остановилась. Щука оказалась где-то под лодкой. Это была сложная ситуация: натягивать жилку, касавшуюся борта, опасно обрывом. Переводить леску на противоположный борт — дам отдохнуть щуке. И я подложил под леску свою ладонь. Натянул — последовал очередной сильный рывок. Ладонь обожгло, но об этом думать было некогда: исход дела решали считанные секунды. Надо было выбрать 10—12 метров лески прежде, чем щука соберется с новыми силами. Вот она уже вышла на поверхность, до щуки остается три метра... Неожиданно она бросается к лодке и прижимается к ее дну. Плавно вытягиваю щуку из-под лодки. И вот леска только в левой руке, в правой — багорик. (Пожалуй, для всех рыбаков это самый острый момент вываживания). Прицельный рывок багориком — и чувствуешь тяжесть добычи!

Уже открытой ладонью левой руки, с немалым усилием, помог перевалить тело хищницы через борт. И только когда ее надежно привязал за нижнюю губу, почувствовал в себе дрожь положительного стресса.

Ветер стихал. Уже в спокойных условиях на одной из жерлиц я еще вывадил щуренка. И направился в дом лесника.

Торжествуя свою выстраданную удачу, в первую очередь вспомнил о бабушке с ее добрыми пожеланиями и свое обещание... И еще с порога , ликуя, произнес:
— Бабушка! Есть Бог на свете!

И положил к ее ногам самую большую из пойманных когда-либо щук весом в полпуда, а рядом — 400-граммового щуренка.
Старушка просияла.
— Бог есть для тех, кто в него верит, — мудро улыбнувшись, сказала она. Встала с постели и, словно загипнотизированная самоубеждением, почувствовала себя лучше, взяла маленькую щучку и сама начала готовить уху.
— А эту, — показала она на большую, — Бог послал тебе за добрую душу.

С тех пор я навещал доброжелательную бабушку каждую рыбалку, при[носил ей рыбки. И успех сопутствовал мне. А она еще длительное время находилась в добром здоровье.

Я далеко не суеверный, но после этого случая в моем сознании что-то изменилось... Я поверил, что доброе пожелание имеет силу и к бескорыстному возвращается здоровьем.