Герб города Кирсанова

В компании... с осами

Пьянство унижает человека, отнимает у него разум... и в конце концов превращает в животное.

Утром в пьяном угаре дядя Коля замечал в пустых бутыл¬ках из-под "бормотухи” ос. Через горлышко они заползали в бутылку и пили остатки сладковатой липкой жидкости. В бу¬тылках из-под водки или сухого вина они не лезли, а чем сла¬ще вино, тем больше ос. Их набиралось много, там они и умирали, так как вылететь назад уже не могли.

Этих бутылок в углу террасы к концу месяца набиралось много - целая батарея. Когда кончались деньги, хозяин мыл их. Затем нес сдавать в ларек, чтобы на вырученные монеты в очередной раз купить "бормотухи" и вновь забыться пья-ным сном в компании с насекомыми.

С осами дядя Коля давно примирился, уже привык к ним и следил мутным взором, как они жужжат в посуде, как пол¬зут вверх и, не доползая, падают на дно.

Точно так же примирился он с неубранной квартирой, му¬сором на полу, пауками в углах и шлейфами паутины, грязной горкой посуды на столе, костюмом, о цвете которого можно только гадать. Черный? Нет, серый, нет коричневый. В зерка¬ле видел он свое отражение и принимал его за нечесаного не¬знакомца. И хотя ос много погибало, но около террасы они так и летали. Видно, знали - корм здесь всегда найдут.

А ведь у Николая Ивановича были когда-то жена и дочь. И работал он не сторожем, как в последнее время, а мастером на одном из заводов. По родному городу ходил в чистом кос¬тюме, свежей рубашке, ступая твердым шагом.

Николай Иванович был мастер-умелец. Любил свою рабо¬ту. Но кажется ему, что это было давным-давно. Иногда он даже сомневается - была ли у него вообще семья. Или это приснилось? Потому что вдруг- все перевернулось, вверх дном. Началось с рюмки, закончилось разводом с женой. В семье пошли скандалы, драки. Напуганная маленькая Ни¬ночка в страхе пряталась под кровать, а то и выбегала на ули¬цу, чтобы позвать соседей на помощь.

Николай Иванович мог починить велосипед, часы, ра¬диоаппаратуру, давал им вторую жизнь. Соседи несли в ре¬монт все, что ломалось. Денег он не брал, а, починив, к при¬меру, приемник, брал за услуги бутылку водки. И благодар¬ные соседи продолжали спаивать своего добродетеля.

Вот и живет он теперь с осами совсем один. Хотя нет, не один, а в компании. Смотрит на них сквозь стекло бутылки посовевшими глазами. Все никак не сосчитает, сколько их там летает: десять-пятнадцать?

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.