Герб города Кирсанова

«Оставьте нас в покое»

vМы уже стали постепенно привыкать к постоянному по¬вышению цен на все и вся. И потому, когда с 1 мая этого го¬да по Тамбовской области удвоились тарифы на услуги свя¬зи, большинство лишь молча вздохнули. Мол, Бог с ним, с этим дополнительным трояком, лишь бы радио да телефон работали. Но вся беда в том. что работа радио и телефонов в нашем городе и районе с каждым днем все хуже и хуже.

Нередко, разговаривая друг с другом о чем-то важном, мы говорим: "Это не телефонный разговор". Согласитесь, выра¬жение в последнее время стало особенно актуально. Нет ни¬какой гарантии, что в наш разговор не "врежется" кто-то тре¬тий или мы не станем невольными свидетелями чужого, ед¬ва набрав первую цифру на диске. Телефонная станция пре¬вратилась в огромное подслушивающее ухо. Я уже не гово¬рю о раздражающей всех путанице из-за плохой работы станции, когда абонент может набрать нужный ему номер лишь посте нескольких попыток.

Нo все это, как говорится, цветочки, ягодки впереди. Ведь в любом из этих случаев телефон все-таки работает, и рано или поздно мы дозваниваемся до нужного человека. Самое страшное, когда радиоточка или телефонный аппарат, став¬шие неотъемлемой частью нашей жизни, вдруг замолкают на недели, а то и месяцы, и мы оказываемся будто оторванными от мира. И вот тогда, после обивания порогов ЭТУСа, после пустых обещаний "завтра" устранить повреждение; люди приходят в редакцию. И таких жалоб к нам на "больную" связь, как письменных, так и устных, более чем достаточно, чтобы редакция попыталась выяснить причину такого, мягко говоря, ненормального положения.

Вот только выдержки из некоторых писем. Письмо JI. А. Цыганковой с улицы Коммунистической, дом № 25., кв. 15, написано на четырех тетрадных страницах. Четким уборис¬тым почерком рассказывает она о своих злоключениях по по¬воду неработающего телефона:

"Впервые у меня перестал говорить телефон зимой, с тех пор служба 08 и В. Ф. Карпенко (бывший начальник Кирса¬новского цеха - прим. авт.) медленно, но довольно успешно выводят мою нервную систему из нормального состояния. Недалек тот день, когда это удастся им окончательно. В тече¬ние полутора месяцев я бессчетное количество раз обраща¬лась на 08, где принимали от меня заявку на исправление те¬лефона. Как правило, проходило дня четыре, а телефон все еще продолжал молчать. Тогда я снова звонила на 08, после чего на другой день или еще несколько где-то что-то исправ¬ляли, но на очень короткое время. Телефон работал от не¬скольких часов до полутора суток. И снова я звонила на 08, и снова многократно все повторялось... Раздражение работниц из технической службы я понимаю - им очень надоела. Мне тоже надоело им звонить... Звонила я и Курносову, началь¬нику ЭТУСа"...

Это письмо, написанное несколько месяцев начал, редак¬ция отправила в ЭТУС для проверки и принятия мер, но ответ все еще не получен. Не удалось и на 09, в справочном бюро, узнать номер телефона Цыганковой. Он там до сих пор не значится.

А вот еще: "Уже год, как провели мне телефон, деньги уп¬латил до конца 1991 года, а он не работает. Случись пожар, неоткуда позвонить в пожарку. Неразрешимая проблема и вызов "скорой помощи". В связи с этим вопрос Курносову: когда же будет работать телефон? И еще, вернут ли мне день¬ги и где их получить?" - пишет инвалид войны Н. В. Крюч¬ков из села Овсяновка.

Неоднократно звонил в редакцию инвалид труда второй группы А. С. Голов, проживающий по улице Ухтомского, дом №33, с жалобой на плохую работу телефона 2-31-25.

- Они ничего не делают. Надоело звонить на 08 и ходить к ним в ЭТУС. Все обещают и никак не ремонтируют, - доно¬сится из трубки его голос, словно из подземелья.

Дважды был в редакции инвалид труда С. К. Чуфистов из колхоза имени Мичурина, у которого с начала текущего года телефон не работает: "Я неоднократно делал заявки в ЭТУС, но все безрезультатно. За телефон плачу ежемесячно я не знаю, почему же мне не могут отремонтировать его?" - по простоте душевной спрашивает он.

Чтобы найти ответ на этот и некоторые другие вопросы, я и отправилась в Кирсановский эксплуатационно-технический узел связи. Здесь уже с утра посетители. Стадия заявок на ус¬транение повреждений по телефону у них позади, и теперь они приходят сюда сами снова и снова, чтобы в очередной раз получить от начальника ЭТУСа И. Я, Курносова или испол¬няющего обязанности начальника цеха 10. П. Зубрева (а до того-В. Ф. Карпенко) очередное обнадеживающее обещание.

Пока еще они никуда не жалуются, то ли надеясь уладить все по-хорошему, то ли не веря, что кто-то может им помочь.

У В. И. Потехиной с улицы Глазкова, 22 радио, по ее сло¬вам, не работает с зимы.

- Давно радио не слушаю. Надоело ходить в ЭТУС. Мас¬тера были, но не сделали. Уж согласна десятку кому-нибудь отдать, лишь бы сделали, - с горечью говорит она.

У П. С. Солопова телефон не работает два месяца. Не в первый раз приходит в ЭТУС и Сайганов. Ему тоже длитель¬ное время не могут отремонтировать телефон, за который он исправно платит деньги.

Нет, я, конечно, не ждала, что в ЭТУСе меня встретят с распростертыми объятиями, хоть и надеялась на какое-то взаимопонимание, на обоюдное стремление разобраться в сложившейся ситуации, на элементарное уважение к коррес¬понденту, наконец. Но такого бурного негодования предста¬вить не могла.

- Вы зачем нас сталкиваете с абонентами? Про радио на¬писали, а люди идут к нам и трясут газетой, - возмущается главный инженер ЭТУСа Г. А. Илларионов.

- Оставьте нас в покое, не нужно нам лишней нервотреп¬ки, - вторит ему инженер Т. В. Зубрева. - Найдите себе дру¬гой объект!

Присутствующие здесь главные специалисты на повышен¬ных тонах говорят о пустых полках в магазинах, об отсутст¬вующей колбасе, о плохом качестве хлеба, питьевой воды, о никудышных дорогах, наверное, видя в этом общем развале оправдание своей тоже никудышней работе. Они твердили о своих проблемах, и ни один не мог сказать, что же делается для того, чтобы выйти из затянувшегося кризиса.

Потом, беседуя с самыми разными людьми, я поняла, что проблем у связистов, действительно, немало. Основными являются нехватка многопарного кабеля, морально и физичес¬ки устаревшая городская АТС, установленная в Доме связи двадцать лет назад. Из-за этой изношенной телефонной стан¬ции и происходит путаница в номерах, вклинивание в разго-вор постороннего абонента. Не хватает квалифицированных монтеров, различных транспортных средств, бензина. Сло¬вом, как и везде. И все-таки никто не мог переубедить меня, что главная причина не в этом. Ведь кто хочет работать - ищет возможность, а не хочет - ищет причину. А заставили укрепиться в таком мнении самые элементарные факты.

Судите сами. В одной из граф отчетности у связистов есть показатель поступивших за квартал заявок на повреждение телефонов по городу и селу. Так вот, за второй квартал эта цифра составила 1293 и 439 заявок соответственно по горо¬ду и селу. То есть, если верить этим данным, в целом ежеме¬сячно в ЭТУС поступило в среднем 576 заявок. Цифра до¬вольно внушительная, но признаков тревоги не было замет¬но. Более того, монтеры, зарплата которых после второго ап¬реля возросла более чем в полтора раза, кроме того, ежеме¬сячно преспокойненько получают сорокапроцентную пре-мию за хорошие показатели в работе. Ну не парадокс ли? А объяснили мне его тем. что иначе, мол, монтеры могут уйти с работы. Вот и замкнулся порочный круг: людям платят не¬заработанные деньги, чтобы они работали, а те не считают нужным напрягаться, так как кругленькую сумму вместе с компенсацией, премией, твердой надбавкой за разъездной характер работы получают в любом случае.

Но это не все. Просматривая журналы учета заявок и предложений, регистрирующие заявки городских и сельских абонентов, которые ведут на городской АТС в службе 08 и на линейном участке, я старалась выяснить следующее. Во-первых, сколько в среднем заявок поступает в ЭТУС ежедневно и, во-вторых, что в основном становится причиной повреж¬дений. На оба вопроса ответа, удовлетворившего бы меня, я не получила. Да иначе и быть не могло. Смотрите сами. В службе 08 на протяжении нескольких последних дней было зарегистрировано oт 18 до 37 заявок от городских абонентов, поступающих ежедневно. На линейном участке заявки от сельских абонентов вообще записывались последние две не¬дели на клочках бумаги. Но предварительно, выборочно, об¬звонив сельские отделения связи, выяснила, что они получа¬ют ежедневно в среднем пять-семь заявок о повреждении те¬лефонов. Плюс несколько десятков хронически неделями и месяцами не работающих телефонов, и самые грубые при¬кидки позволяют подумать о том, что среднестатистические отчетные данные несколько, мягко говоря, занижены. Но точной цифры повреждений, видимо, не знает никто.

Как правило, нет данных и о характере устраненных по¬вреждений. Правда, глядя на незаполненные графы, главный инженер пытался уверить меня, что, возможно, это просто были повреждения на станции, но я так и не уяснила, поче¬му в таких случаях их можно не записывать. Не удалась и по-пытка выяснить, сколь же производительно трудится коллек¬тив ЭТУСа, чтобы не только свести на нет повреждения ра¬дио и телефонов, но создать определенный задел к зиме. Я просила показать что-нибудь, где записано, сколько монтер конкретно устранил повреждений в определенный день, а в ответ слышала рассуждения о том, что все, мол, зависит от сложности повреждений и от чего-то еще.

Когда ходишь по городу, то видишь покосившиеся столбы и провисшие провода и кабели связи, да и наши читатели пи¬шут о, простите за выражение, '’соплях", висящих там и сям. Очевидно, что все эго надо приводить в порядок летом, а мне говорят, о всего трех монтерах, работающих по городу. Но по Кирсановскому цеху; то есть по городу и району, числится 34 электромонтера, и создать из них бригаду но упорядочению, линий связи и радиофикации в городе, вероятно, можно, тем более что, как сказал бывший начальник ЭТУСа В. П. Мосягин, практика такая раньше была. Еще тогда он брал, монте¬ров (где есть по два-три человека) из Хмелинки, Иноковки, Рамзы и "перебрасывал" "их" на горящие точки в городе, а из Умета (там положение было получше) - даже в Гавриловну. Мне говорят о многочисленных повреждениях линий связи посторонними организациями и обещают свозить и показать места таких примеров, но не могут предъявить ни одной до¬кументально оформленной претензии и виновным.

Маленькая деталь. В самый разгар лета, а значит, и по идее - ремонтных работ, начальник ЭТУСа Н. Я. Курносов ушел в отпуск, а заодно отпустил отдыхать и лучшего, как говорят монтера Федорова, может ли читатель представить себе председателя колхоза, который в разгар сева или уборки урожая уходит в отпуск с лучшим механизатором? Нет? Я то¬же. А Николай Яковлевич, видимо, может... Думаю, что ком¬ментарии здесь излишни.

Уверена, работники ЭТУСа не посмеют возразить, что ор¬ганизация труда, учет и контроль последнего находятся на предприятии буквально в зачаточном состоянии, А без всего этою, да еще я при низкой производственной и трудовой дисциплине, хоть завались всеми необходимыми материала¬ми, из кризиса не выйти. Невозможен элементарный анализ ситуации и, как следствие, нереален серьезный план по вы¬ходу из тупика. Убеждав, в этом и положение в Уметском, Инжавинском и Гавриловском цехах, находящихся в зоне об¬служивания ЭТУС. При наличии тех же объективных труд¬ностей (нехватка материалов, транспорта, бензина и г. д.) по¬ложение там тревоги не вызывает.

Согласен с таким выводом и заместитель председателя го¬рисполкома П. И. Стрельцов, по долгу службы и в силу сло¬жившихся обстоятельств курирующий эксплуатационно-тех¬нический узел, связи. Петр Иванович рассказывает о том, что по мере возможности пытался помочь ему материалами. Вот и прошедшей зимой доставал всеми правдами и неправдами провод, три тысячи метров кабеля. А жалоб в горисполком на плохую работу телефонов не убавилось. Приходится ему звонить в ЭТУС и помогать людям. Именно такой звонок и прозвучал в моем присутствии. Пообещали помочь...

Надо сказать, что итоги работы ЭТУСа сказываются в той или иной степени не только на настроении и на нервах або¬нентов, но и на работе районного узла связи (РУСа). Возмож¬но, кто-то думает, что РУС и ЭТУС - одно и то же, но это две самостоятельные, организации, тесно связанные финансовы¬ми отношениями.

Если ЭТУС устанавливает и эксплуатирует радиоточки и телефоны, то РУС, берет за это с абонентов плату. А это зна¬чит, что откажись мы платить деньги за неработающие теле¬фоны или радиоточки - РУС не получит прибыли.

Контрольные сроки, в которые по инструкции должен быть исправлен телефон, колеблются от восьми часов до пя¬ти суток. Если же телефон или радио не работают более пя¬ти дней, ЭТУС обязан выдавать справку, освобождающую абонента от уплаты. Таких справок, по словам главного бух¬галтера РУСа Г. И. . Черновой, за май - июнь было предъяв¬лено пять или шесть.

- Люди в городе очень терпеливые, - говорит она, - но ес¬ли все, кому положено, возьмут соответствующие справки, это может повлиять на нашу прибыль.

О том. что абоненты отказываются платить, говорит и начальник Уваровщинского отделения связи Т. Е. Кувардина, где долгое время уже поврежден кабель. Так, житель Тоновки Маркидонов не платит за молчащий телефон с октября прошлого года. Справку же, как выяснилось, ему пообещали выдать, лишь, когда телефон будет исправлен.

И еще об одном разговоре не могу умолчать. В стремле¬нии выслушать самые разные стороны я позвонила в Там¬бовское производственно - техническое управление связи на¬чальницу - службы электросвязи Л.В. Ходорскому. Скажу, что он был далеко не в восторге от моего намерения написать в газете о состоянии связи в нашем городе и районе, хотя и признал, что столь тяжелое положение сложилось только в Кирсановском цехе. Он тоже говорил об объективных труд¬ностях, о причинах, по которым, по его мнению, не следует писать статью, обещал приехать сам и во всем разобраться. Но не это встревожило.

С моим утверждением, что повышение тарифов на услу¬ги связи неизменно должно сопровождаться улучшением ка¬честв работы средств связи, Анатолий Владимирович катего¬рически не согласился. Смысл его слов таков: повысилась стоимость оборудования, материалов, значительно подня-лись цены в магазинах на товары и т. д., а зарплата связистов осталась на прежнем уровне. Новые тарифы привели все это в соответствие, но улучшение качества работы при этом не предусматривается. Вот так. Не возражая против вышеизло¬женного, я не смогла понять только одного. Почему мы обя¬заны вкладывать свои далеко не лишние деньги в улучшение благосостояния связистов (которые, как и все, получают компенсацию), ничего не требуя взамен? VI не произошло ли у них некоторого уродливого смешения понятия о том, что первично и что вторично: мы для работников связи или они все-таки для нас?

И последнее. Чтобы внести полную ясность, хочу сказать некоторым специалистам ЭТУСа, что не несу в душе обиду за столь резкое по отношению ко мне как к корреспонденту раздражение. Они защищали честь мундира, и их, в общем- то, можно понять. Древние говорили: "Юпитер, ты сердишь¬ся, значит, ты не прав". И связисты знали, что были не правы и были не сдержанны, скорее всего, думаю, от собственного бессилия что-либо изменить в ближайшее время.

И все-таки... И все- таки не забыть мне плачущую ста¬ренькую женщину Л. Ф. Родичеву с улицы Коммунистичес¬кой, встреченную в монтерской у Ю. П. Зубрева:

- Шестой раз прихожу. - с отчаянием говорила она. - "Ско¬рую" неоткуда вызвать. Телефон 2-22-41 не работает, а я сле¬пая и сердечница. Обещают - придем, придем, а он уж боль¬ше двух недель молчит. И живу-то я недалеко - за квартал от конторы!

И пока такие, как она, стоят в унизительной для человече¬ского достоинства роли просителей под дверьми кабинетов, не будет связистам покоя.

Когда статья уже была готова к печати, редакция получи¬ла письмо от инвалида войны второй группы Н. Ф. Владими¬рова с улицы Красноармейской, дом № 4. кв. 4. В нем пишет, что "телефон 2-37-43 перестал работать с 28 июня, на 08 от¬вечают, что заявка принята, монтеры работают на линии. Од¬нако телефон все молчит. Мне 82 года, живу рядом с район¬ным узлом связи. И ходить-то недалеко, а устал".

В тот же день к нам пришли еще двое жителей села Калаис: инвалид войны второй группы Н. С. Лысых и участник войны К. Е. Щекочихин. В один голос возмущались они тем, что их телефоны 95-2-85 и 95-2-28 не работают со дня выбо¬ров Президента России. Деньги за услуги связи они платят регулярно, а Константин Ефимович заплатил даже до конца этого года. "Будить их надо, а то они спят, - так отзывается о связистах Николай Степанович. Чуть ли не каждый день де¬лали мужчины заявки и, не видя другого выхода, приехали сами в ЭТУС. Инженер производственно-технического отде¬ла сказал им, что в Калаисе каждый день работают монтеры.

- Да, они провели два новых телефона - Щербакову и Но¬викову, а старые не ремонтируют. Мы пойдем жаловаться в редакцию, - пообещал Н. С. Лысых. В ответ услышал:
- А то, что в магазинах полки, пустые, вы тоже пойдете с жалобой в редакцию?

Знакомая песня, ее я уже слышала в ЭТУСе. Кроме того, наши посетители рассказали о том, что месяца полтора назад видели напротив продовольственного магазина и первого до¬ма села Калаис, как пришла машина с ЭТУСа, вырыла две траншеи по три метра, монтеры вырезали часть кабеля, и концы, вместо того, чтобы заделать капитально, соединили между собой кое-как, да так и оставили. В таком виде они и торчат до сих пор.

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.