Герб города Кирсанова

Расцветет ли «Незабудка»?

Муниципальное предприятие ателье "Незабудка" в неда¬леком прошлом было известно многим. К нему расположен¬ному ранее на улице Советской в четырехэтажном кирпич¬ном здании, когда-то не зарастала "народная тропа”. Позже, в перестроечный период, его перевели в здание бывшего КБО, в помещение трикотажного цеха. Здесь, на первом эта¬же, в центре города и разместились восемь швей и две, за¬кройщицы. Сейчас четверо (остальные в отпуске) исполняют скудное количество заказов.

На ремонте далеко не уедешь

Сюда идут в основном модницы, купившие заграничные (турецкие, итальянские, польские...) платья, блузки и другие вещи. Так как они изготовлены не на заказ, а массовым по¬шивом, то в ателье "Незабудка" их подгоняют но фигуре: где- то выпустят, где-то заберут. Так что, с ремонтом одежды летом побогаче, но выручка от него, как известно, мизерная.

Если раньше кронштейны в закройной валились от полупошитых и готовых изделий, то теперь их пересчитаешь по пальцам. Портнихи Надя Обрядина, Валя Сапунова, Лена Первушина и Таня Самодурова сидят в ожидании, когда вы¬сококвалифицированная закройщица, мастер своего дела Ольга Колотуша обеспечит их работой. А что она им может дать, если сама часто простаивает?

- Стыдно сказать, за последний месяц заработала 50 тысяч рублей. - говорит О. Колотуша.
- А как же вы живете? - не удержалась я.
- Что об этом спрашивать? - С горечью отвечает она. - Разве непонятно? Ведь у меня семья. Надо и накормить, и обуть, и одеть. И живу в многоэтажке - не могу хотя бы кур завести. Хорошо, что муж работает на заводе "Текстильмаш". Получит 200- 300 тысяч рублей, тем и довольствуем-ся. Давно уже обновок не справляли, - досадует она.

О том, как выходят портные из такого трудного положе¬ния, расскажем на примере Нади Обрядиной. Она ввела нас в курс дела.
- Я весной брала очередной отпуск и в кооперативе име¬ни Красной Армии прорвала два гектара сахарной свеклы. За это мне обещали выдать четыре мешка сахара и столько же зерна. А на субботу - воскресенье ездим в село Ульяновку к тетке. Помогаем ей ухаживать за скотом, курами, огородом. От нее и питаемся продуктами. Словом, чтобы жить более- менее сносно, горбатимся, гнем спину.

- Вы, наверное, зарабатываете меньше всех в городе? Мо¬жет попробовали бы себя в предпринимательстве? Вон сколько предпринимателей торгуют на рынке, а вы чем хуже их? Глядишь, и жили бы полегче, - спрашиваю швею.

- Они стали заниматься торговлей давно, сразу, как только началась вся эта пертурбация. Им было легче, а сейчас нуж¬ны финансы для того, чтобы купить сырье, взять лицензию, платить налоги. Где же возьмешь деньги, если заработала 80 тысяч рублей, и то их не всегда нам выдают, - ответила она.

И продолжает:
- Мы знаем некоторых портных, знакомых, которые брали деньги взаймы, а возвращать было нечем: товар "не пошел”, навара нет. Тогда они вынуждены были продать свои хорошие квартиры с удобствами, чтобы вернуть долг. А рассчитав¬шись, купили себе небольшие домишки, чтобы хоть крыша над головой была. Вот и наторговали! Не все могут стать предпринимателями, и мы в том числе. Для того чтобы быть пробивными, предприимчивыми, реагирующими на спрос рынка, нужен талант. К своей работе привыкли. Шьем по 15- 20 и более лет на одном месте и идти некуда, В городе порт¬ных пруд пруди. Куда ни ткни пальцем - в них попадешь. И зачем их профтехучилище столько готовит? Да и безработ¬ным в городском центре занятости давно уже не платят ниче¬го. Вот так и живем, не знаем, куда деться. - закончила груст¬ное повествование Надежда. - Думаем, может, лучше будет.

Живут на давальческом сырье

После таких печальных разговоров мы побеседовали с за¬ведующей ателье Тамарой Васильевной Хорохориной.
- Тамара Васильевна, раз так, то нужно ли вообще быто¬вое обслуживание?
- Несомненно, нужно. Люди обращаются к нам. Конечно, заказов мало, в основном несут ремонт. Обычно его мы дегт¬ем в течение дня, а небольшой - за час - два.
- Есть ли сырье на заказы?

У нас его немного осталось с прошлого года, потому не¬дорогое. Ткани плательные, брючные. Купить же еще мате¬риал не можем по простой причине - нет средств. В основ¬ном живем, а точнее существуем, на давальческом сырье. Шьем из ткани заказчика пальто, куртки, кожаные изделия...

Пока убытки и задолженность

- Каково же ваше экономическое положение?
- Если сравнивать с прошлым годом, то несколько лучше. Как только можно, вылезаем из долгов. И они убавились, не¬смотря на то, что заказов шьем в полтора раза меньше.
Например, убыток от реализации за I полугодие 1996 года составил 8,4 миллиона рублей, а этого года поменьше - 4,9 миллиона. Задолженность в бюджет но налогам в 1 полуго¬дии прошлого года была 8,4 миллиона рублей, нынче - 5,1 миллиона. Задолженность но фондам вместе с пеней тоже ни¬же, а по платежам в пенсионный фонд ее совсем нет. Убытки в прошлом году были пять миллионов рублей. У нас растут долги по зарплате. Портные не получали денег еще за фев¬раль. Однако при необходимости выписываем работникам понемногу. Да и зарплата-то у нас мизерная. Среднемесячная за 1 полугодие этого года составила всего 80 тысяч рублей. Что на них сделаешь? Ничего, - рассуждает заведующая.
- В последнее время нам немного помогла городская адми¬нистрация за что мы благодарны главе администрации Юрию Архиповичу Батурову. Для ателье выделили линолеум на пол, а то ходили спотыкались о старые дыры. Его постели¬ли сами. Очень довольны. Еще нас освободили от уплаты за аренду здания и от местных налогов. Стараемся экономить на всем. Так, не держим в штате наладчика швейного оборудова¬ния. Мелкие поломки машин портнихи устраняют сами, а при необходимости приглашаем наладчика за небольшую плату.

- Швей в городе много. Они ваши конкуренты?
- Да, платье, халаты, куртки, брюки можно купить или по¬шить везде. Число работающих дома портных растет как грибы. И если в ателье 35 процентов от стоимости заказа на¬числяют исполнительнице, то, конечно, шьющие на дому мо¬гут позволить себе сшить дешевле, чем в ателье. Ведь за ра¬боту им идут все сто процентов стоимости пошива. В накла¬де они не останутся, и заказчице меньше денег платить. Но у нас гарантия пошива, а у частника ее нет.

- А в село вы ездите, обслуживаете селян?
- Как и раньше, ездим вместе с муниципальным предпри¬ятием "Разнобыт". Например, в Подвигаловку, Соколово, 1 и 2 Иноковки, но заказов очень мало. Приняв их, через неделю везем на примерки, а еще через неделю - готовые куртки, платья. Бабули, которым шьем куртки, довольны.

Выход один - переход на самоокупаемость
- И что же нужно делать, чтобы, как говорится, поправить "бытовку"?
- Об этом всегда болит голова и не только у меня. Недав¬но состоялась сессия городского Совета, где решалось, ка¬ким образом поправить положение в системе бытового об¬служивания. Для чего наработаны мероприятия. Среди них: планируется открыть новые виды услуг, поднять цену на из¬делия до самоокупаемости.

Известно, что качество - всегда один из резервов эффек¬тивности любого производства. Над этим постоянно работа¬ем, стараемся угодить всем. Планируем приобрести трико¬тажную машину, чтобы оказывать услуги по изготовлению трикотажных изделий. Конечно, нужно и сырье, а для него финансы. Все вместе даст возможность достичь самоокупае¬мости. а в конечном счете - возрождения системы бытового обслуживания.

- Успехов вам в деле обслуживания населения. Надеемся, что этот сервис поднимется на нужную высоту.

Мы рассказали о бедственном положении только одного звена в системе бытового обслуживания. В подобном - и дру¬гие ее подразделения. Эта служба необходима, нельзя допус¬тить, чтобы она ушла на дно. словно тонущий корабль. А для этого нужны более радикальные меры.

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.