Герб города Кирсанова

Вся радость в детях

Считается, что человек не напрасно прожил, если вырас¬тил детей, построил дом и посадил дерево. Всем этим нынче может похвалиться Анна Дмитриевна Казакова. Да, можно добавить, что отработала тридцать лет на фабрике "Победа" без замечаний, хорошо, честно и добросовестно. Это сейчас она, работающая пенсионерка, не нуждается ни в чем, стара¬ется только помочь детям. Прожила же сложную жизнь, в которой, как говорится была и баба, и мужик, тянув упряжку не в паре, одна.

Родилась и выросла Аня в бывшей Верхней Жарковке, жи¬ла там в родительском доме (ныне улица Волгоградская). Ког¬да ей не было и пяти лет, семья потеряла на войне кормильца - Аннушкиного отца. Так и остались в суровые годы в том до¬ме стар и млад: мама, Раиса Мартыновна, Анюта и свекровь, мать погибшего. Все, кто постарше, помнят ту тяжелую жизнь, особенно без главы семейства. Голод и холод ходили по пятам, каждый наперегонки творя свое черное дело.

Ни угля, ни дров в военное и послевоенное время не бы¬ло, а потому Раиса Мартыновна вместе с Анечкой добывали себе топливо. Ходили на железнодорожную станцию Кирса¬нов набрать хоть немного горелого уголька, чтобы согреться. Бывало, с риском для жизни, лезла мать под поезд, наскребая одеревеневшими от мороза пальцами уголь, ведь где тепло, там и жизнь.

А еще ходили в лес, приносили на растопку еловых ши¬шек. Там однажды чуть не заблудились. Да, слава Богу, по¬бродив, перепуганные, среди огромных молчаливых деревь¬ев, вышли с ношей за спиной.

Бывало, животы болели от лебеды да гнилой картошки, которую собирали по огородам. А в это время матери за ра¬боту в колхозе исправно писали палочки-трудодни, на кото¬рые есть было нечего. Много пережили в то время. Подоб¬ных семей сплошь и рядом.

Такая обстановка научила Аннушку стойко преодолевать лишения, терпеть невзгоды, искать и находить выход из со¬здавшегося положения.

После семилетки училась на ткачиху во Владимирской области, затем по направлению отрабатывала три года в Эс¬тонии. Могла б там и остаться, но чужая речь, чужие края, заставили вернуться в родной город на поиски счастья. Дума¬ла девушка, что найдёт его с Сашей Казаковым, потому и вы-шла за него замуж. Пошли дети. Но не разобралась в нем юная душа, не распознала чрезмерно жадного человека. Он же, боясь, что жена истратит деньги, держал их у себя, да и обедать ходил в столовую, считал, что там меню разнообраз¬нее и вкуснее. А вообще, не хочет вспоминать о нем, испор-тившем ей всю жизнь, Анна.

Когда исполнилось старшей дочке Людмиле шесть с поло¬виной, а младшенькой Светлане лишь два с половиной годи¬ка, расстались родители. Уехал муж. Осталась в 27 лет Аню¬та с двумя детьми. И снова Александр, жалея тратить деньги на дочек, уклонялся от алиментов, потому во все стороны летели по почте письма о его розыске. Те 15-20 рублей, кото¬рые иногда получала, здорово помогали семье. Хотя бы оде¬жонку не ахти какую все же смогла купить детишкам.

Настало время, они одна за другой начали учиться. Да вот беда! На ветхом родительском доме развалилась соломенная крыша. Ремонту не подлежал и покосившийся дом. Такое за¬ключение дала комиссия, которую вызвала хозяйка в надеж¬де на помощь. Помнит она с дочками, как в избе гулял холод¬ный ветер, капал дождь в черепушки и чугунки, и стояли на полу лужи, как сидели Люда и Света, грелись на застеленной теплой плите после приготовления на ней обеда...

Тут и решила мать, крепкая духом, не дожидаясь, когда обрушится жилище совсем, собирать деньги на новый дом. Под силу ли одной строительство на небольшую заработную плату на фабрике '’Победа" в пятидесятых годах? Конечно, нет! И вот в семье началась мучительная экономия. От час¬тых недоеданий у нее кружилась голова, ходила кое в чем.

Молодая женщина, по словам других, выглядела, как ста¬рушка, хуже чем сейчас, уже будучи пенсионеркой. Носила одежду тогда 42-44 размера - так была худа. Не хватало хле¬ба и картошки, а хлеб, намазанный кулинарным жиром свер¬ху, почитали за пирожное.

Однако детишек не бросила средняя школа №1, в которой они учились. Очень благодарна Анна Дмитриевна Казакова тогдашнему директору школы Анатолию Александровичу- Жданову, обратившему внимание на этих полуголодных, словно прозрачных, школьниц. Помогла школа, так сказать, обула, одела. Сначала теплое пальто выдали Людмиле, потом и Светлане, а там и бесплатные завтраки, и группа продлен¬ного дня для младшей ученицы.

Не бросала и фабрика "Победа". Ежегодно бесплатно де¬вочки отдыхали летом в пионерском лагере, а мама тем вре¬менем копила каждую копеечку, рубль к рублю. Таким обра¬зом, наэкономив, купила финский домик. Через два-три года, снова набрав деньги, поставила дом, развалив старый. Радо¬сти не было конца, ведь появилась крыша над головой. Но стояли сначала, можно сказать, одни стены, затем, снова раз¬жившись, провела отопление, вскоре и газ пришел в их дом. Тогда стройка забрала все силы, ведь в этом деле нужна, как говорится, мужская рука.

Схоронила Анна мать и свекровь. Тяжело, ни поделиться о нужде, ни совет послушать. Куда ни кинь - одна, как перст, с дочками-малолетками. А они подрастали помаленьку. Лю¬да после девятилетнего обучения пошла в Тамбовское педу¬чилище. Трудно тогда было поступить. За плечами остался и пединститут, уже заочно. Светлана училась в культпросветучилище (но сначала пять лет в музыкальной школе, причем пианино брали в прокатном пункте). Сейчас она заочница четвертого курса института культуры.

А для того, чтобы дать дочкам образование, снова пере¬шли на жесткую экономию. Это потом уже они жили в обще¬житии, а сначала была частная квартира, да еще горячее же¬лание, чтобы стали настоящими людьми.

Все задуманное сбылось. Каждая из девушек, выйдя за¬муж, нашла счастье в семье и работе. Ныне у Людмилы Александровны Фатейчевой трое детей. Старший сын Дима учится в 10 классе. Мариночка - второклассница, а Машутке всего три годика. Сама учительствует в той школе, где и училась. С детьми помогает мама, которая живет с ними.

Светлана Александровна Биняева по направлению живет во II Пересыпкино Гавриловского района, работает в сель¬ском Доме культуры. Тоже замужем, воспитывают с мужем девятилетнего Олега и четырехлетнего Вадика.

- Богатая я женщина - своими детьми,- смеется Анна Дмитриевна,- которых, несмотря на огромные трудности и лишения выучила, внуками богата. И зятья ко мне приветли¬вы, не обижают. Материально все живут крепко, да и я тоже хорошо. Ведь получаю пенсию и зарплату. - И с гордостью продолжает:

- 1 сентября у нас был двойной праздник. Дочь Людмила Александровна стала заместителем директора по воспита¬тельной работе. Торжественную линейку вела. Мы все очень волновались, но день прошел успешно. Первый звонок про¬звенел, об этом говорили и по радио. Вся моя радость - де¬ти и внуки. Оставшись без мужа, не спилась, не загуляла, жила только для них. Не сомневаюсь, что и они допокоят мою старость, в дом престарелых не отдадут. Пятеро внучат встречают тепло, младшие чуть с ног не сшибут - бегут на¬встречу. Пока живу с ними, но понимаю, внуки растут, стано¬вится тесно. Да у меня угол на всякий случай свой есть, так что тыл крепкий.

Гляжу на эту работящую пенсионерку (которой никто не даст 57 лет) с красивыми чертами лица и думаю, что при же¬лании смогла бы в свое время устроить личную жизнь.

- Почему, оставшись молодой, не вышли замуж?
- И не пыталась. Не до того было. Приличного платья не носила. У меня другие были задачи, вы их теперь знаете. Вот и остался домашний очаг, созданный ценою сплошных лишений, не согретым мужской заботой, вниманием, лаской, а мать - обделенной. И невольно засомневалась, а может, бы¬ло бы легче прожить вдвоем в новом браке? Тогда, возмож¬но, и жизнь была бы интереснее, содержательнее, без явных мучений. Ведь вдвоем и дело спорится. Хотя, какой муж по¬падется. ..

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.