Герб города Кирсанова

"Прорва бьет тревогу"

Земля - не только покорная нашим капризам кормилица, она еще и место отдыха, источник вдохновения, воспита¬ния, познания мира. Представьте себе поэта или ученого. который никогда не слыхал, как журчат ручьи, поют пти¬цы, не видел, как первый росток проламывает корку земли, не любовался красотой цветка и не замирал, восхищенный, вызолотившим сосновый лес закатным солнцем... Невоз¬можно представить, да и не выйдет из такого человека ни ученого, ни поэта. Ибо матерью удивления и любопытства, пробуждающей в нас творческое начало, является природа. Она есть, говоря словами поэта, "тайник Вселенной", кла¬дезь неизвестного, источник силы, успокаивающий и оздо- равливающий наш дух... Потому все мы, живущие ныне, в ответе за природу перед потомками, перед историей. (И. Лаптев).

Вывозили песок

В редакцию вошли двое: Николай Михайлович Егоркин, председатель комитета по охране природы, и Владимир Ни¬колаевич Назаров, главный лесничий Кирсановского мехлесхоза. Они попросили корреспондента поехать с ними на Про¬рву, чтобы рассказать о творившемся там безобразии, надру¬гательстве над природой.

Выехали. Сразу за железнодорожным переездом дорогу справа подпирают несколько куч старой свалки, в которых пятнами выделяются и новые. Луг блестит половодьем от ре¬ки Вороны. А вообще разлив нынче, небольшой. Пасмурно, и лебедей, которые снова поселились здесь, не видно.

На подходе к сосновому лесу, расположенному на ближ¬нем берегу нашего озера, спасающего всех от жары и поса¬женному руками кирсановских комсомольцев, изрыта площадь. Это в зеленой зоне города устроили, чуть ли ни карьер - место открытой разработки песка. И взято его довольно много.

С нами в машине сидел лесник этого участка, принадле¬жавшего мехлесхозу. А. В. Чистяков. Он рассказал, что брал песок экскаватор и грузил на машины.

На просьбу назвать номера машин, человек, который при¬зван по долгу службы охранять лес, заботиться о нём, отве¬тил:
- Не знаю, не записал.
Думается, ответ не нуждается в комментариях.

Ах, детство красное!

Когда-то любимица - Прорва славилась чудным местом отдыха горожан. Естественный, глубокий, внушительных размеров водоем - подарок природы - многие годы привлекал к себе все население. И стар, и мал с огромным удовольстви¬ем плескались в его прозрачной, словно слеза, воде.

Прорва мне особенно дорога. Припомнилось, как в нача¬ле пятидесятых, будучи младшими школьниками, весь двор ребятишек по пять-шесть человек, почти ежедневно ходили со старшеклассницей Валей Косякиной через луг по тропин¬ке, ведущей от улицы Коммунистической по диагонали к ли¬нии железнодорожного полотна и дальше, перейдя через рельсы, к, заветному озеру. Бывало, загорать начинали, идя по лугу, сняв сарафаны. Так, с картошкой и огурцами в сеточ¬ке да с песнями, незаметно и добирались до пляжа, где купа¬лись и ныряли до вечера, переплывали на тот берег.

Это были беззаботные дни. Под пушистыми, тогда еще маленькими, славными елочками, лежали на горячем янтар¬ном песке, зарываясь в него, а перекусив, снова в воду. Те времена, когда ’’пропадали'' на Прорве, остались давно поза¬ди, промелькнув, как одно доброе мгновение. Давно не была на Прорве по стечению обстоятельств. Все больше отдыхаем и копаемся на дачном участке у Вороны.

Прервались грезы, когда подъехали и остановились у без¬людной Прорвы. Темная, пока неприветливая после весенне¬го разлива вода, не вошла еще в берега. Деревья, как огром¬ные цапли, стоящие на одной ноге, торчали из воды, стараясь освободиться из плена. Да не время еще. Но вода спадает. Мимо на велосипедах проехали два рыбака-любителя с удоч¬ками и сачками.

Безжалостно рубят лес

Вышли из машины, и пошли туда, из-за чего приехали в сосновый лес, окаймляющий берег озера. На ветру кудрявая зелень вершин стройных сосен покачивалась, будто шепча о своей беде, приглашая вглубь. Беззащитные. Они словно ждали помощи. А ведь здоровая сосна выделяет фитонциды, губительно действующие на возбудителей туберкулеза. Она, а также береза, черемуха - лучшие борцы с микробами, пото¬му больным специально рекомендуют посещать сосновый бор. И я в свое время набирала ветки для хвойной ванны, ук¬репляя здоровье одного из сыновей.

Но вот когда построили рядом с Прорвой базу "Агропромхимии", то ядовитые удобрения, сжигая живой лес на пути, потекли в хрусталь озера, приводя его к гибели.

Позже комитет по охране природы совместно с бывшими горрзйисполкомами добился, чтобы это гиблое место переве¬ли на станцию Иноковка, и аммиака здесь не стало. Удобре¬ния, которые хранятся в складах в соответствии с требовани¬ями, ущерб природе нынче не наносят. Однако издали под открытым небом увидели непонятную серую массу, подума¬ли - удобрение. Но, как пояснил заведующий складом "Агропромхимии" Петр Васильевич Сальников, это соль, ее берут колхозы.

А вот и то, что дало повод к волнению. Рядом со склада¬ми, в лесу у Прорвы, самовольно порубили живые сосны. Известно, что на том месте, где раньше весело зеленели гус¬тые деревья, сравнительно недавно широкой полосой, при¬мерно метров в двадцать, стоял мёртвый лес, который усы¬хал на корню от химии. Страшное зрелище, от которого сжи¬малось сердце. С прекращением завоза сжиженного аммиака и аммиачной воды, с ликвидацией аммиачных складов мехлесхоз провел санитарную рубку ослабленною, сухостойно¬го, больного леса и вывез деревья, которые, как гордые лю¬ди, умирали стоя. Много тогда возмущений это вызвало у ме¬стных жителей, портилась и вода озера. Но вот нынешней весной, да и зимой тоже, нашлись предприимчивые люди, усугубившие положение - попилили вручную пилой, а то и повырубали топором здоровые, но тонкие сосны диаметром в пять-восемь-двенадцать сантиметров. Кому они понадоби¬лись? На строительство не годны.

- Спилили 164 зеленые сосны. Я как увидел, у меня воло¬сы дыбом встали. Ведь после химии лес отдыхает, природа восстанавливается. Деревья стали набирать силу, а варвар¬ская рука уничтожила их. Смотрите, сколько спиленных со¬сен валяется. Для этого много ума не надо, а чтобы вырас¬тить, потребуется 50-70 лет, - с сожалением качает головой главный лесничий.

- Владимир Николаевич, а ведь у нас лесник здесь есть, как же он допустил такое? - спрашиваю его.

- Да, наша вина, безусловно, есть. Лесник не усмотрел, допустил самовольную порубку. И хотя семь кубов леса - не велика потеря, но тревожит сам факт вырубок. Лес мы, конеч¬но, бережем. В праздники, по выходным дням дежурим здесь, так как эта зона, да вот еще на консервном заводе по¬жароопасные участки, напряженные. - говорит В Н. Назаров.

К слову оказать, проходя по лесу, встретили несколько со¬сен с обгоревшей корой внизу. Хорошо, что вовремя потушен огонь, и он не распространился дальше, иначе смола горит, как свеча. Однако в раны на стволе проникают бактерии, грибки и разрушают деревья. Следы посещения нынешней весной леса на машинах уже видны. Попадались нам кирпи¬чи, где готовили на костре шашлык.

- Сейчас пока сырость, разрешаем въезд в лес, а будет су¬хо - отдыхающим нельзя разводить огонь, тогда запрещаем и входить в лес, так как незатушенная спичка, окурок сигаре¬ты приводят к пожару лесных массивов, - поясняет главный лесничий.

Ничего вразумительного о порубке леса не мог сказать лесник А. В. Чистяков, даже назвать срок, когда спилили. Го¬ворил о том, что не может уследить. Так как порубщики при¬ходят в любое время и даже ночью.

- Придется мне целую неделю с топором в руках убирать брошенные, загубленные деревья и сучья, - взял на себя ини¬циативу лесник.

Нашли и завскладом "Агропромхимии" Н. В. Сальникова и попросили высказать свое мнение о самовольной выруб¬ке.

Он не обрадовал:
- Сейчас воруют всё. Я вижу, машины везут отсюда лес, а не знаю, выписан он или нет. Наша организация тут не при¬частна. Мы не рубили.
- Это враги природы повалили лес, - заключил Н. М. Егоркин.

Кроме "Агропромхимии", в этом районе находятся база "Агроснаба" и ДСПМК, ходит население, да рука и нога не положены, а лесник не видел, так что обвинять нельзя.

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.