Герб города Кирсанова

...И живут в не скупом на добрые чувства мире

- Есть у нас швеи и хорошие, и работящие, но таких вот, как Аллочка - тихих, скромных, спокойных - вряд ли сразу найдешь, - говорит старший мастер смены АО "Фабрика "Победа” Р.В. Степанникова.

Охотно верю словам, ведь, наверное, есть основание швею пенсионного возраста называть ласково.

А она продолжает:
- 26 лет работает здесь Сосновская. Из небольшой брига¬ды ее вместе с другими перевели в крупную, с числом рабо¬тающих 110 человек. Да все почти они - перешедшие, отли¬чаются скромностью, ладят друг с другом. Вот и Аллочка, если какое неловкое слово скажет, даже вспыхнет, как маков цвет, застесняется. От разгрузки деталей никогда не откажет¬ся, знает, что это зарплата.
- И домик ее на улице Советской ухожен: в зеленый цвет выкрашенный, дворик заасфальтирован, ступеньки чистень¬кие, вымыты, шторочки на окнах белые...
- Я ходила к ней, когда прошлым летом оформлялась на пенсию, - вступила в разговор инспектор по кадрам В.М. Ви¬скова. - Одна подняла на ноги троих детей. Много горя хлеб¬нула, но выдюжила.

Захотелось поближе познакомиться с Аллой Ивановной.
Вот она передо мной. Простая, в ситцевом платье, с открытым русским лицом. Не сложившаяся личная жизнь не сломила ее, как отдельных других, которые, не выдержав жизненных невзгод, сами иной раз сбиваются с правильного пути.

Она же сильная, добрая, поэтому дети не видели ее за сто¬лом с картошкой да домашними соленьями мрачной, раздра¬женной, сердитой. Всегда уравновешена, доброжелательна, искренна. Дочери Вера и Наташа, сын Саша знали, что их любят, пожалеют, скажут теплые слова.

... Но вернемся к тем годам, когда молодая Алла жила пол¬ной семьей. Муж Иван был в ту пору шофером на грузовой машине в автоколонне № 1803, потому перепадавшие магарычи пристрастили его к рюмке. Двенадцать лет, как считает хозяйка, семья не жила, а мучилась. От горьких воспомина-ний слезы застилают глаза.

Бывало, придет с работы, а ребятишки спрашивают: "Мам, какой папа, пьяный?". И тогда, как мышки по норкам, испуганно разбегаются по углам, кто куда. А жена сидит и молчит. Сердечный друг поест картошку, сковородку об пол и давай ругаться, скандалить...

- Сколько терпела, одному Богу известно. Молила муж пришел, поел и уснул. Мне и этого было достаточно. А как нарочно, разбирает спиртное. Не дай Бог лихому лиходею всё это пережить. Уеду в деревню, а он за мной. В ногах валяется, кричит, как плохая баба, что больше не будет. Неделю потерпит, а потом снова за бутылку. Так сходились несколько раз, - с дрожью в голосе выдавливает она.

Но, видно, не суждена была ей счастливая женская доля. Осталась на руках с тремя детьми. Последней, Наташеньке и двух лет не было, как разошлись родители. Купила Алла домик вместе со своею мамой Елизаветой Дмитриевной, переехавшей к ней из деревни. А Наташа так и не знала своего папу. Да и он, проживая в Калаисе, не рвался увидеть деток.

Бывало, окажется сын Саша в Калаисском магазине, где отец работал и спросит его мама, мол, видел отца-то? Да и услышит в ответ как о чужом: "Не знаю, какой-то дядька там ходит".

В тот момент сожмётся материнское сердце в кулак, аж дышать нечем, задрожат губы, и выкатятся непрошеные слезы, которые она постоянно прятала от своих ребятишек. До глубины души обидно станет, что детей своих родных не признавал (кроме выплачиваемых казенных алиментов конечно). Наоборот, спрашивал у старшей Верочки, когда та выучилась и жила у бабушке - отцовой матери, деньги на автобус, до Калаиса ему добраться не на что. А как-то, предложив пачку стирального порошка, когда туго было с моющими средствами, спросил с нее деньги.

Устыдили его окружающие: зачем же с дочери деньги берёшь или не можешь так дать? Наставляли люди добрые на путь истинный: мол, Ваня, чего ты с семьёй-то не живешь? "Не говорите мне больше об этом, теперь ничего не вернёшь", - глухо слышалось в ответ.

Но всему отведено своё время. Умер в прошлом году Иван Андреевич. Узнала об этом Алла Ивановна и, не помня зла, вместо бранных, сердитых пожеланий губы прошептали: "Пусть земля ему будет пухом!". А перед собой снова, и сно¬ва промелькнули на одном дыхании года. Вспомнилось ей, как учила она детей, как переживала лихолетье в одиночест¬ве, посвятив им жизнь, и будто залихорадило всю от нахлы¬нувших с избытком чувств. Тогда Вера училась сначала в Тамбовском педучилище, затем закончила пединститут. Раз в неделю приезжала домой. Отрывая от семьи, мать протягива¬ла ей заветную десятку (на дорогу туда и обратно и на еду). В месяц же от получки в 70 рублей набегала целая сороков¬ка. Было очень тяжело.

Саша учился на водителя в родном городе. Наташе в Са¬ратовском политехническом институте было попроще. Рабо¬тавшие к тому моменту сестра и брат в меру возможностей помогали материально. Ну да всё прожито. Трудности и бе¬ды позади, и словно очнувшись от мыслей, она улыбнулась.

Вот уже доработала до пенсии и видит теперь счастье во внуках, к ней сильно привязанных.

Как-то предстоял ей ремонт в квартире. Так написала Ве¬ра письмо в Ртищево Наташе, которая в декретном отпуске сидит с малышкой, что нужны обои. Зять сразу приехал, привёз их на мотоцикле. За три дня все вместе поклеили стены, покрасили полы. Радуется материнское сердце, теперь и она дождалась помощи.

- А как в праздники, не забывают вас дети? - спрашиваю Аллу Ивановну.

- Все ходят в праздники, и без праздников, - смеётся до¬вольная. - приносят подарки: платье, халат, платок.... Со сно¬хой Таней жили пять лет вместе. Никогда она не покосится, не скажет худого слова. Хороший человек, редко таких най¬дёшь. На день рождения покупала мне халат, сорочку, тюль-паны. А старшая дочь на 8-ое Марта алые розы подарила.

Будто живые излучают они тепло, которого в доме так не хватало в молодости.

Внимание, подарки напоминают ей, что богата детьми и внучатами. Сейчас вся радость - внучата. Маленький Сашок игольницу смастерил, младший Костя - на каникулах. Тот це¬лыми днями у бабули пропадает. Любит семилетний Андрю¬ша и все внучата вкусные, румяные пироги с яблоками, а Са¬шок ещё хрустящие плюшки. Сладкий пряный дух стоит тог¬да во всём доме. Напечёт она их целую гору каждую суббо¬ту, наложит им в сумки: нате, несите домой. И ребятишки рады гостинцам, и бабуля довольна.

Так и живут они в своём небольшом, не скупом на добрые чувства мирке в мире и согласии, во многом согретом теплом души Аллы Ивановны. Мне же вспомнилась поговорка: отца нет - полбеды, а матери нет - настоящая беда. Так оно и есть. С матерью дети не пропали.

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.