Герб города Кирсанова

”... И остаюсь коммунистом”

Евдокию Филипповну Кареву, скромную и отзывчивую, знают в Кирсанове как старого коммуниста. В ее биографии и работа в поле, и учительство, и руководство колхозом, и сельским Советом, профтехшколой (ныне СПТУ-27), и ответственная должность в районном комитете КПСС.

Впервые я познакомилась с директором Каревой в профтехучилище 32 года назад, когда училась там, а затем и работала вместе с ней. Она же рекомендовала меня в то время в партию.

Мы договорились встретиться у нее на квартире. С волнением поднимаюсь по старенькой лестнице. Простенькая обстановка, железная кровать, давно знакомое платье висело на вбитом в стену гвозде и кругом - журналы, газеты. Все говорило о неизбалованной жизнью хозяйке дома.

Вот и сейчас сидит рядом со мной хрупкая на вид и седая, как лунь, 83-летняя женщина - мой учитель и товарищ по партии. Время и болезнь оставили свои следы на ее лице. Морщинки лучами расходятся в стороны. Но глаза все те же серые, взгляд умный, серьезный. Только тихий, мягкий голос стал немного глуше. Она обрадовалась моему приходу. Сказала ей, зачем пришла. Евдокия Филипповна запротестовала:
- Нет, писать нужно о рабочих, кто стоит у станка, а не обе мне.

Не согласна с ней. Не простила бы себе, если бы не рассказала людям о старом большевике. Ведь этим летом исполняется 50 лет, как она стала коммунистом.

Смотрю и думаю: полвека в партии. Чем живет ее душа? Ее громадный жизненный опыт, принципы, моральные и партийные устои, дали повод написать о ней. В трудный, неспокойный 1925-й год, в Вячке, где жила с матерью, вступила она в комсомол и сразу же получила задание. Большая paбота тогда проводилась по всей стране, и юная Евдокия, не задумываясь, разделила ее. Она была и пионервожатой в школе, и женорганизатором в селе, участвовала в ликвидации неграмотности, учила грамоте даже на посиделках. Бывало, соберутся, где девчата - одни вяжут чулки, варежки, другие - прядут пряжу, а Евдокия читает им газеты, рассказывает о Советской власти, о том, как надо жить. Рукодельницы вязали, слушали и спрашивали обо всем.

В 1933 году волевой, энергичной комсомолке предложили быть председателем колхоза имени 13 годовщины Октября в Рамзе. Она согласилась. Хотела проверить свои силы в этом необычном деле. Колхозные дела налаживались хорошо. Уважали колхозники молодую "председательшу". Выполняли все, что говорила. И она, в свою очередь, училась, как работать с людьми. Трудно было ей в тяжелые годы. К людям нужен был особый подход.

Она вспоминает:
- У одного бригадира не шло дело. Я не разобралась и отругала его.

Он мне бросил:
- Уйду.

А я:
- Ну и уходи.

Позже меня начальник политотдела Кирсановской МТС Гусев учил:
- Так нельзя, надо воспитывать людей. Иди и извинись перед ним. И верни его на работу.

Нашла того бригадира и говорю:
- Я была не права. Прошу - прости и вернись. И он при¬шел. А мне урок был на всю жизнь, как надо обращаться с людьми.

Тяжелая ноша висела на ее плечах. Бандиты жгли и рушили все. Подходил праздник Октября. Приехал из милиции Стромов и спрашивает:
- Ну как дела?
- Охраны нет. Боюсь, бандиты сожгут конюшню...

Подумали и решили - выпустить потихоньку на ночь лошадей. Может, их не увидят. Однако обошлось. Утром лошади все пришли на место. А сколько пережито за ночь!

А вот еще. Было в колхозе три фруктовых сада. Приезжает один из руководителей МТС на машине за яблоками. Набрал их.

Карева посылает:
- Иди, выписывай.
Он просит:
- Нет, я так.
- А так, тогда не дам, уезжай.

Старая женщина улыбается:
- Все это происходило на глазах у колхозников и подняло мой авторитет. Видели они, что стараюсь для колхоза. Уже тогда мы боролись с растощиловкой, а у нас в стране и сейчас еще находятся взяточники и казнокрады.

Было и такое. Секретарь райкома "проводил” с работы доярку за обнаруженный непорядок. А она вдова, воспитывала детей.

Пришла к Каревой и плачет:
- Все руки свои изработала на ферме, кто кормить детей будет.
- Иди, работай, - разрешила председатель.
А секретарю сказала:
- Снимать не буду. По одному разу судить нельзя.

Так Евдокия Филипповна сама брала на себя ответственность и проводила свою линию, потому как знала колхоз лучше других.

Председателем колхоза в Рамзе она пробыла три года. Потом по семейным обстоятельствам вернулась в Вячку, где была простой колхозницей, секретарем и председателем сельисполкома. Она пешком ходила по полям и помнила все камни, которые встречались ей.

В то время в стране проходила чистка партии, и прием в нее был закрыт, а в 1938 году, как только стали принимать представитель райкома партии и предложил Каревой вступить в ряды ВКП(б).

- Ни в чем тогда не было сомнений, - говорит Евдокия Филипповна. - Партия для меня - высший идеал, светлая цель. С тех пор я член КПСС и всегда стараюсь стоять на ленинских позициях.

Евдокия Филипповна рассказывает дальше:
- Помню, в Вячке мне доверили выпускать стенгазету. Ее мы назвали тогда "Вперед к коммунизму". Привлекла писать и учетчицу Карпушину, и председателя колхоза Кубарева, и других. Мы писали о том, как идет сев, уборка, побуждали людей работать лучше. В горячие дни посевной и уборочной компании газету выпускали ежедневно, а потом один раз в неделю. Все привыкли к газете и ждали ее.

- Кровать моя стояла дома у окна, продолжает вспоминать Евдокия Филипповна. - Бывало вечером слышу стук в окно, выгляну, а это женщины кричат: "Евдокия Филипповна, про¬пиши про того-то". И называют фамилию. "Он хомут изорвал или лошадь загнал".

И что главное, руководство всегда поддерживало. Заметки обсуждались.

Вместе с другими она полола просо, подсолнечник, вязала снопы. Поэтому видела, кто как работает, кто впереди, а кто отстает.

Писала Е.Ф. Карева и в районную газету "Кирсановская комунна" об успехах своего колхоза.

И вот однажды приехали к ней два человека. Один из peдакции, второй из газеты "Правда". Просмотрели стенные газеты, отобрали лучшие, а ее пригласили на ВСХВ в Москву. Побывала и там.

Она бережно достает из папки пожелтевшую от времени бумагу, которую хранит до сих пор. Читаю:"Свидетельство. Карева Евдокия Филипповна, редактор газеты "Вперед к коммунизму" колхоза "Серп и Молот", является участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в 1940 году. Кирсановский район Тамбовская область".

А в годы войны (в 1942) Евдокия Филипповна была при¬глашена заведовать организационным отделом райкома КПСС, где она проработала 15 лет. Об этом периоде Л.K. Нефедова, которая тогда работала с ней, говорит так:
- Я давно знаю Кареву как очень требовательного, очень честного человека, преданного партии до мозга костей. В то время Евдокия Филипповна работала день и ночь, вся отдавалась работе, как того требовала обстановка. Она пользовалась большим авторитетом. Народ видел это и шел к ней. Простая и близкая к людям, она всегда помогала тем, кому особенно было трудно.

Отдел, руководимый ею, готовил не только вопросы по приему в партию и исключению из нее. Подготовка конференций, пленумов, работа с первичными партийными opганизациями - все касалось ее. К тому же "не вылазила" из сел. В общем, это настоящий коммунист. Да и сестра ее, и брат - тоже состоят в партии.

Последние десять лет ее трудовой деятельности пришлись на профтехшколу, которая незадолго перед тем opганизовалась. Учились в основном дети из детского дома и сироты. За их воспитание отвечал весь коллектив. Знали, кто как живет, чем дышит. Вспоминает директор Машу Незабудкину, Ларису Андрееву и других девчат, с которыми пришлось повозиться. Из стен профтехшколы в то время вышла не одна сотня высококвалифицированных молодых рабочих. Многие из них продолжили образование, не порывали связь с профтехшколой, писали теплые письма.

О Е.Ф. Каревой остались и у меня светлые воспоминания как о честном, принципиальном коммунисте, требовательном педагоге-воспитателе. Она старалась вложить детдомовским детям свою душу, заменить им родителей.

Евдокия Филипповна давно уже персональная пенсионерка, но, несмотря на возраст, не отрывается от общественных дел. Ее приглашают на собрания в СПТУ-27 и краеведческий музей. Там она снова и снова рассказывает подросткам о комсомольцах 20-х годов, о становлении Советской власти на селе, о нравственности. Не уклоняется и от острых вопросов, не умалчивает того, что в партию пролезли отдельные карьеристы и хапуги, которые живут ради своей наживы, и, что они достойны осуждения, чтобы не срамили партию в целом.

- Чего мы хотим? - говорит она. - Счастья и мира, социальной справедливости. Да и как же жить без них? А это и есть партийные идеи, на которых выросло большинство людей. И чтобы партии вернуть прежние, пошатнувшиеся теперь позиции в душе народа, надо соединить слово и дело. А историческую правду нужно знать всем, - считает она. - Это наш фундамент, на котором мы строим общество.

Новое не испугало ее. Карева приняла перемены. Значит коммунист она не только по партийному билету.

Долгим был наш разговор с Евдокией Филипповной. А не заскучали, не исчерпали всю тему. Не каждый раз встречаешь человека с такой четкой жизненной позицией - глубоко верить в успех перестройки. На прощание она сказала: "Все в жизни бывало, но если бы зашла речь о том, чтобы меня лишить партбилета, я его ни за что не отдала бы. Была коммунистом и останусь коммунистом".

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.