Герб города Кирсанова

Человек-легенда

Взяться за перо побудил звонок в редакцию главного врача ТМО В. А. Шагина. Известному всем кирсановцам, особенно старшего поколения, заслуженному врачу Российской Федерации хирургу Вере Константиновне Маренковой - 80 лет со дня рождения. Он сказал о ней по телефону немного слов, но емких: "Это великой скромности интеллигентный человек. Она всю жизнь прожила в больнице. Государственные награды заслужила трудом”.

Путеводная звезда
И прежде чем рассказать о Вере Константиновне, хочется познакомить читателя сначала с отзывами о ней ее ученика-преемника хирурга Ивана Ефимовича Фролова, которого все кирсановцы знают и уважают. Вот что он поведал:
- В 1968 году, после окончания медицинского института, я как-будто бы пришел не на работу в больницу, а продолжал учиться - теперь уже под руководством Веры Константиновны, так как не заметил большого перехода. Это бескорыстной, прекрасной души человек. Все, что знала, - передавала мне. Она жила не для себя, а для больных. Врачебную заповедь "Медработа для больных, а не больные для медработы» соблюдала на все сто процентов.

Вера Константиновна не жалела себя в работе. Я очень горжусь, что она мой Учитель с большой буквы. Это она дала мне дорогу в жизнь в хирургической деятельности, поставила на ноги. И в моем представлении она легендарный человек, моя путеводная звезда, сделавшая все, чтобы я состоялся как хирург.

Черные годы жизни
А теперь о ней, виновнице торжества. Вера Константиновна со слезами на глазах вспоминала эпизоды нелегкой прошедшей жизни. Она, прежде несколько замкнутая, словно оттаяла, ожила, раскрыла свое сердце, как на ладони. Вспоминала с большим душевным волнением об утраченных дорогих и близких ее сердцу людях, будто заново переживала молодость. Ее трепетное эмоциональное повествование вызывало слезы сострадания и у автора этих слов. С огромной благодарностью за доверие, благоговейно слушала ее исповедь. Причем, как только начинала записывать в блокнот скромная женщина прерывала беседу, просив не рассказывать о ней, ведь это делали уже раньше. Стоило немалых трудов убедить ее в обратном.

Еще, как говорится, с порога, предупредила, что если бы муж был жив, то, заботясь о ней, ни за что бы не позволил ей работать хирургом. Это очень трудно для женщины.

А начала с того, что у нее большое горе. Сравнительно недавно умерла сестра Евгения Константиновна, с которой она жила душа в душу 50 лет, ни разу не поссорившись. Их объединила, сблизила общая судьба, цель. У обеих мужья погибли на фронте, у обеих остались дети, а у сестры - даже двое. Их они и воспитывали без мужей в суровые послевоенные годы. Сейчас уже и внуки взрослые. Она остро переживает смерть сестры.

Как же сложилась ее судьба, в которую она верит, ведь имя-то ее Вера? После окончания мединститута Вера Константиновна с самого начала войны и до ее победного конца была в действующей армии, испытав все ужасы войны. Юной прошла по кровавым дорогам передовой, возвращая солдат в строй после ранения.

Незадолго до войны она испытала огромное счастье любить и быть любимой, создать семью. Это не каждому дано. Они вместе с мужем Константином воевали в одной армии, но в разных дивизиях. И в те короткие часы передышки Костя всегда давал ей знать о себе. Его весточки на клочках фронтовой бумаг и, письма проникнуты большой заботой и тревогой о любимой. Все их 260 она бережно хранит до сих пор, как воспоминание о том, что было. Ими она живет и сейчас. Одно из писем, как мне показалось, самопроизвольно, по зову души, прочитала все до единого словца наизусть. Эти письма врезались ей в душу. Подумалось, насколько обделила ее судьба в личной жизни, настолько и вознаградила в работе...

Вера Константиновна все письма мужа собрала в пакет и аккуратно, с болью в сердце, перевязала красной и черной ленточками, не желая с ними расставаться вообще. Даже в случае смерти.

С горечью В. К. Маренкова вспоминает:
- Это черные дни моей жизни. Я никогда после гибели мужа не была невестой, хотя женихи находились. Не забыть мне Костиных слов, сказанных на войне: "Если что с тобой случится, я буду моральным уродом на всю жизнь...”

После войны, в 1945 году, она с головой ушла в работу в Красной больнице, как раньше называли ЦРБ. Главным врачом и ее учителем был заслуженный врач РСФСР Алексей Гаврилович Глазков, любимый и медработниками, и местными жителями.

Вместе с ним В. К. Маренкова оперировала целых 17 лет. И он, и его супруга Елена Сергеевна относились к Верочке, двадцати шести лет оставшейся без мужа, очень тепло, душевно, как к дочери. Советовали ей выйти замуж, но она сохранила верность любимому, не думала о втором браке, хотя ей никто почему-то не верил, когда она об этом говорила:
- Муж не виноват, что погиб. Если бы он передо мною провинился, тогда бы другое дело, а так я не могла думать о создании новой семьи, - вспоминает она.

Хирург с большой буквы
Пожилые помнят, как во время операции на желудке, которую проводил Алексей Гаврилович, он умер, как солдат на посту. Ему ассистировала Вера Константиновна. Все, в том числе и она, буквально были потрясены случившимся. Отказывались верить, что его нет в живых.

Видел все это и слышал больной, лежавший на операционном столе, у которого был не общий, а местный наркоз.

Его крик о помощи со слезами: "Вера Константиновна, Вера Константиновна" вернул убитую горем к действительности. Она нашла в тот момент мужество и силы и благополучно закончила операцию.

После этого хрупкую женщину заставили принять заведование хирургическим отделением, хотя были и другие врачи- хирурги, к тому же мужчины. После смерти А. Г. Глазкова пошли очень тяжелые дни, так как была большая нагрузка на нее как хирурга.

В. К. Маренкова захватила то время, когда в хирургическом отделении делали операции больным и по травматологии, гинекологии, урологии. К тому же дежурных хирургов ночью не было, как и не было анестезиологов. Потому для дачи наркоза обычно брали медсестру с поста. Врачу приходилось и оперировать, и следить за состоянием больного под наркозом. Сила воли на время операции требовалась большая. Ведь, бывало, стояли у стола до отека ног.

Часто по ночам приходили за хирургом Маренковой домой, когда требовалась экстренная операция. Врачи ходили пешком, так как машин не было. Это уже потом больнице подарили лошадку из кавалерийского полка, располагавшегося там, где сейчас авиатехколледж гражданской авиации.

Нынче же в ведении больницы несколько автомашин, а врачи сами стали оперировать и в гинекологическом отделении, и травматологическом. Появились анестезиологическая служба и дежурные хирурги. Так что условия работы не сравнить с прежними, хотя сейчас в больнице другие проблемы, как и везде с медициной в целом по стране.

Огромная ответственность
- какая операция нам запомнилась больше всех, кроме случая со смертью Глазкова?
- Хирургия - особое отделение и операция - есть операция. Даже на время удаления аппендицита не известно, как поведет себя организм больного. Так что хирургия сложное, ответственное дело. Помню, вызвали меня, - рассказывает доктор, - надо было прооперировать грыжу малийцу, учившемуся в находившемся у нас военном училище на синоптиков. В то время там учились несколько человек из Африки Малиец просил, чтобы его прооперировали у нас, так как не хотел возвращаться домой в Мали. Он не желал и слышать о том, чтобы его отвезли в областную больницу.

Врачи, мои помощники, долго колебались, ведь это иностранец. К тому же не известно, как поведет себя больной, как будет реагировать. Ведь он жил в других климатических условиях. В конце концов администрация больницы уговорила, и мы взяли на себя большую ответственность. А когда стала обрабатывать йодом операционное поле, то из-за черного цвета кожи не могла различить, не пропустила ли я где. Пришлось пройти еще раз.

Помню еще до введения обезболивающего больной впал в бессознательное состояние. Мы кинулись приводить его в чувство, сколько было волнения! Но, слава Богу, операция прошла благополучно, - закончила воспоминания хирург.

А сколько их было за многие годы, когда ювелирные пальчики доктора спасали жизнь многим и многим больным. Bот так и проработала на службе у медицины Вера Константиновна 44 года на одном месте, оставив частицу своей души, так как равнодушной к чужой боли никогда не была. Всегда старалась ласковым словом, жестом, взглядом смягчить ситуацию, облегчить страдания больных. Всего же трудовой стаж ее - полвека. Это впечатляет.

Кирсановцы с благодарностью вспоминают этого чудо-врача, буквально прожившего, по словам В. И. Шагина, а не проработавшего в больнице.

Ну а государственных наград за мирный труд и в годы войны не счесть. И все же лучшая из них - память о хирурге. Материалы о ней хранятся в краеведческом музее, где рассказано о боевом и трудовом пути.

Дорогая Вера Константиновна, от всей души присоединяюсь ко всем поздравлениям со славным юбилеем, которые прозвучат в вашу честь! Мира Вам, добра, долгие лета, здоровья. Спасибо за все.

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.