Герб города Кирсанова

Просветов Р.Ю.
Было ли животноводческим сельское хозяйство на Кирсановской земле?

О существовании более-менее развитого сельского хозяйства в Кирсановском крае можно говорить только с позапрошлого века, а именно, с XIX-го. В самом его начале, при малонаселенности края и обилии лугов, в крестьянском хозяйстве ходили целые стада различного скота, так как кормов было предостаточно. Население в столь благоприятном черноземном крае год от года росло. Соответственно, увеличивалась потребность в пахотных землях, так как прокормить возросшее население могло только зерновое хозяйство. Луговая площадь Кирсановского уезда распахивалась и с каждым годом становилась все меньше и меньше. Уменьшалось и количество скота. Процесс естественный и неизбежный. Спустя непродолжительное время животноводство стало находиться в полной зависимости от полеводства. "Не хозяин управляет отраслью животноводства в своем хозяйстве, не он решает вопрос увеличения или уменьшения числа голов скота у себя на дворе, а полеводство", - писал впоследствии главный агроном Кирсановского уезда Дмитрий Константинович Попов [1]. И это понятно. К концу XIX - началу XX вв. под выгонами по Кирсановскому уезду находились либо земли, не пригодные для распашки, либо небольшие площади вокруг селений, не пользующиеся никаким уходом со стороны населения. На этих выгонах кроме "травки муравки" ничего не росло, и выгонялся скот больше не для кормежки, а лишь "с глаз долой". Единственной кормовой площадью, с которой плохо или хорошо собирались зимние кормовые запасы, были те же малочисленные луга. Однако крестьянское животноводство держалось больше всего соломой и, в зависимости от количества соломы, получаемой хозяйством в том или другом году, животноводство или расширялось в количестве, или уменьшалось до последних пределов.

Наибольшим вниманием со стороны хозяев среди всей домашней скотины пользовалась лишь лошадь, потому что "лошадью хозяйство держится". А корова если и не последняя, то и "не первая спица в колеснице" и считалась только "бабьим хозяйством". Овцеводство занимало третье место в крестьянском животноводческом хозяйстве из-за требовательности в кормлении и уходе, а также из-за материала (шерсть, овчина), который был так необходим для изготовления теплой одежды и обуви. Свиноводство же находилось на последнем месте и не рассматривалось как доходная статья. По статистическим сведениям в целом благоприятного 1912 года среднее крестьянское хозяйство Кирсановского уезда могло содержать одну лошадь, одну корову, десятка полтора овец и одну свинью. При этом большинство крестьянских хозяйств без покупки кормов со стороны не могло содержать столько скотины [2]. Отсутствие в достаточном количестве хороших лугов и выгонов, а также посева на полях кормовых трав, корней клубнеплодов заставляло скот крестьянских хозяйств влачить жалкое полуголодное существование не только в стойлояловый период, но и круглый год. Тем самым крестьянскому хозяйству не только не было возможности увеличить число голов скота, но и улучшить его состояние в качестве.

За период с 1891 по 1924 гг. (за 33 года) Тамбовская губерния, а в том числе и Кирсановский уезд, пережили 12 засушливых лет, т.е., другими словами, засуха посещала нас через каждые два года в третий. Это значит, что крестьянское хозяйство через каждые два года в третий если и не разорялось полностью, то, по крайней мере, было вынуждено в целях сохранения жизни семьи и рабочего скота сбывать все, что приобреталось с огромным трудом за два более или менее благополучных года [3].

Перед германской войной 1914-го года зерновых продуктов из Кирсановского уезда вывозилось вдвое больше, чем продуктов животноводства. Да и те же продукты животноводства являлись не столько излишками крестьянского хозяйства, сколько следствием нужды. Как говорилось в народе, "нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поет" [4]. Характер промышленности, место, занимаемое зерном в вывозе продукции сельского хозяйства из уезда, дают все основания заключать, что зерно являлось главным источником дохода крестьянского населения и занимало первое место в Кирсановском сельском хозяйстве. Да и пища-то крестьян, главным образом, была растительного происхождения [5].

Период революции и гражданской войны, 1920-1930 гг. по существу стали временем гибели традиционного крестьянского хозяйства под натиском форсированной "советской модернизации" [6]. С трибуны XVII съезда партии вождь народов товарищ Сталин произнес исторические слова о том, что "дело животноводства должны взять в свои руки вся партия, все наши работники, партийные и беспартийные…". И это были не пустые слова. Всем известны этапы коллективизации, колхозно-совхозного строительства на селе. Не было заботы о своем скоте, так появилась забота об общественном. Но какая забота? Местная газета "Кирсановская коммуна" в 1934 году сообщала: "До 100 голов скота находится на свиноферме колхоза "Великий путь" Оржевского сельсовета, но ферма содержится в самых скверных условиях. В помещениях грязь невылазная, взрослые свиньи и поросята по четверо суток бывают голодными, и все-таки такое безобразное положение нисколько не тревожит правление колхоза: работники фермы не помнят, когда были правленцы в свинарнике. Заведующий фермой Плахов не показывает глаза на свиноферму, пьянствует, а свиньи днями голодают, начинают заболевать чесоткой. Чесотка все больше поражает поголовье, однако правление колхоза не выделяет даже людей в помощь ветперсоналу" [7]. Случай не единичный. Более того, если бы не был проставлен год сообщения, читатель, думаю, затруднился бы сказать, к какому периоду оно относится. Период растянулся на долгие годы.

Ни о каком развитии животноводства не могло быть и речи, "если с целью быстрейшего выполнения плана зернопоставок и весеннего сева по возке хлеба на элеватор" [8] в 1934 г. использовались коровы, а лошади были переключены на сев. К тому же лошади весьма плохого качества. Первая мировая и гражданская войны забрали всех хороших лошадей, революция уничтожила помещичьи имения, а с ними и конные заводы. Хорошие лошади были только в отдельных показательных хозяйствах, таких как коммуна, а затем колхоз имени Ленина. Однако наряду с этой процветающей коммуной существовали "бесскотные" и "бескоровные" колхозные хозяйства, ликвидированные только к 1937 году [9]…

До 1940 г. обязательные поставки мяса, шерсти, молока и других продуктов животноводства устанавливались колхозам в зависимости от наличного поголовья скота. Поскольку заготовительные цены на продукцию были низкими и не покрывали затраты на ее производство, то колхозы, имевшие более-менее развитое животноводство, должны были сдавать государству все большее количество продукции, а колхозы, не развивавшие животноводство, оказывались в выгодном положении и старались удержаться на прежнем уровне. Изменить сложившееся положение было призвано постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по развитию общественного животноводства в колхозах", которое обязывало каждый колхоз иметь не менее двух ферм (одну крупного рогатого скота и другую овцеводческую или свиноводческую). Введена была и новая система мясопоставок, исчисляемых не с головы скота, а с размера земельной площади колхоза. Реальная роль колхозов в экономике свелась к тому, что они стали, по существу, государственными нехозрасчетными предприятиями, главной задачей которых было выполнение плана сдачи продукции. Трудно сказать, как решалась бы задача развития животноводства без наличия достаточной кормовой базы, однако ее выполнению помешала война.

В тяжелый военный 1942 год, в то время как секретарь РК ВКП(б) Павленко констатировал неудовлетворительное выполнение районом постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 11 марта 1942 г. "О мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота в колхозах и совхозах", на весеннем севе ежедневно было занято 100-125 коров из 1200 обученных пахать [10]… А после войны скот нужно было выращивать, фактически, заново.

В 1948 г. облисполком и бюро обкома ВКП(б) обязали областное управление сельского хозяйства и райисполком с райкомом ВКП(б) Кирсановского района довести к концу года число племенных ферм с красной тамбовской породой крупного рогатого скота до 18. В 1949 г. вступил в силу трехлетний план развития продуктивного животноводства. В это время Кирсановский район как раз насчитывал те самые 18 племенных ферм крупнорогатого скота красно-тамбовской породы, в которых было 2204 головы скота. "От успешного проведения заготовки кормов будет зависеть выполнение плана развития животноводства и обязательств колхозов перед государством. Быстрее завершим сенокос, укрепим кормовую базу общественного животноводства!", - гласили передовицы газеты. Поначалу так и хотели "поднять" животноводство на одних обязательствах и лозунгах. Однако уже в 1950 г. для колхозов района был утвержден кредит в сумме 1 млн. 955 тыс. рублей на животноводство, орошение, лесопосадки, покупку минеральных удобрений, растениеводство и прочие мероприятия [11]. С тех пор кредитование села становится насущной необходимостью, без которого дальнейшее его существование в рамках плановой экономики невозможно.

Когда в 1951 г. заканчивался трехлетний план развития продуктивного животноводства, райком ВКП(б) обязал руководителей партийных и советских организаций, председателей колхозов и сельских Советов, специалистов сельского хозяйства "настойчиво увеличивать поголовье скота и птицы на фермах путем закупки и контрактации, прекратить забой и разбазаривание скота" [12]. Иными словами, стали увеличивать количество скота, закупая его у населения. К "добровольной" продаже коров усиленно склоняли, прежде всего, колхозников. В то же время содержать выкупленных животных было негде, кормить нечем. Трехлетний план развития в итоге выполнили только три колхоза по всему району [13]. "Причина низкой продуктивности скота и птицы кроется в плохом уходе за животными и беспородности скота и птицы", - сообщалось на IV пленуме Кирсановского райкома ВКП(б). Чтобы как-то поощрить сохранение молодняка, на некоторых колхозных животноводческих фермах вводится за это дополнительная оплата.

Примерно с середины 50-х годов колхозы и совхозы стали развиваться особенно интенсивно. В колхозах района широко развернулось строительство животноводческих помещений, росла механизация села. В 1955 г. в семи колхозах фермы были оборудованы подвесными дорогами и электрифицированы, в четырех имелись автопоилки, в девяти водопроводы [14]. В 1957 г. для реализации своих заявлений по "мясной гонке" с США Никита Хрущев взял курс на уничтожение личных крестьянских хозяйств. Пусть де, лучше выращивают общественный скот, а о своем забудут. Также он продолжил ликвидацию "неперспективных деревень", приведшую к опустению российской деревни. Через два года Хрущев отказался от своей затеи "догнать" США, признав ее невыполнимой. Тем временем, годовой прирост всего сельского хозяйства по стране составил в 1959-1964 гг. 2,5%. Отныне этот сектор стал важнейшей частью затратной, "проедающей" экономики, на 1 рубль прироста которой приходилось 8,5 рублей вложений [15].

В годы "развитого социализма" ситуация в животноводстве повторяла картину начала XX века: в урожайный год поголовье крупно-рогатого скота увеличивалось, в неурожайный - сокращалось [16]. Так же как и в начале века, животноводство целиком и полностью продолжало зависеть от состояния полеводства. То есть по схеме: урожай на полях - кормовая база - животноводство. И никак иначе, не минуя и не перепрыгивая основные стадии. Причем во главу угла всегда ставился урожай.

Закономерно, что при упадке полеводства и заброшенности земель в недавнее время первоочередная задача стояла отнюдь не в поддержании животноводства. История показала неизменную схему: урожай - кормовая база и только затем - животноводство.

Отчего же сегодня приходится наблюдать ностальгию по неэффективному, искусственно созданному общественному хозяйству? По "загубленным" "общественным" коровам, животноводству, в конце концов? Дело скорее всего в том, что в 70-80-е годы колхозы и совхозы превратились в очень важное условие развития личных хозяйств. Несмотря на большие затраты физического труда, личное подворье существовало во многом за счет колхозов, за счет колхозной техники и кормовой базы. Развалилось общественное хозяйство, исчерпались оставшиеся материально-технические ресурсы - пришло в упадок и подворье. Процесс естественный и неизбежный, для селян очень болезненный. Последний фактор часто используется "радетелями" "за народное благо" в качестве различных политических спекуляций. Но ход истории не повернешь. И все же как тогда выжить в современных условиях, как существовать дальше селянам? Трудный вопрос. Ясно лишь одно - новое время выдвигает новые задачи и ответы на поставленные вопросы можно получить только двигаясь вперед, а не пятясь назад. Назад можно лишь оглядываться, чтобы учесть ошибки, совершенные предыдущими поколениями и стараться их больше не совершать.

Источники

1. Д.К. Попов. Какое есть и каким должно быть крестьянское хозяйство Кирсановского уезда. Кирсанов, 1925. С. 25.
2. Там же. С. 27-28.
3. Там же. С. 49.
4. Там же. С. 75.
5. Богданов П.Ф. Опыт количественного и качественного анализа пищи крестьян Кирсановского уезда. Медицинское обозрение. № 17. т. XXVIII 1887.
6. Аврех А.Л., Канищев В.В. Естественно-исторические условия. Модернизация аграрного общества. Тамбовская губерния, XIX-XX вв. Некоторые итоги и проблемы изучения / Социальная история российской провинции в контексте модернизации аграрного общества в XVIII-XX вв. Тамбов, 2002. С. 9.
7. Погибает свиноферма // "Кирсановская коммуна", № 105 (648), 11 августа 1934 г.
8. Используют коров // "Кирсановская коммуна", № 130 (673), 9 сентября 1934 г.
9. Развивать и улучшать животноводство // "Кирсановская коммуна", № 66 (1142), 10 июня 1937 г.
10. Все живое тягло - в поле! // "Кирсановская коммуна", № 51 (1928), 17 мая 1942 г.
11. Кредиты колхозам // "Кирсановская коммуна", № 31 (2869), 8 марта 1950 г.
12. Выполнить трехлетний план развития животноводства // "Кирсановская коммуна", № 108 (3103), 4 сентября 1951 г.
13. К новому подъему сельского хозяйства! // "Кирсановская коммуна", № 7 (3158), 15 января 1952 г.
14. "Кирсановская коммуна", № 133 (3751), 7 ноября 1955 г.
15. Дьячков В.Л. История Отечества. Тамбов, 1996. С. 291.
16. Аврех А.Л., Канищев В.В. Указ. соч. С. 13.

"Кирсановская газета", 17 декабря 2004 г.

См. также статьи по теме: