Герб города Кирсанова

«Антонов огонь»

Апогей

В виду происшедших событий в Трескино и Инжавино Кирсановские власти «впали в панику» и обратились за помощью в Саратов. Оттуда были высланы две роты курсантов.

Ночью на станцию Земляное к отряду Маслакова, выбитому накануне из Инжавино антоновскими повстанцами, прибыла рота Саратовских курсантов под командованием Зенковича. В распоряжении коммунистов была также бронелетучка, состоящая из 4 открытых платформ, обложенных мешками с песком по бортам, одного малокалиберного орудия и 40 человек команды. Был принят план, по которому отряд Саратовских курсантов на рассвете обходным движением должен преградить путь к отступлению повстанцев в сторону с. Терновое, а отряд Инжавинского ревкома во главе с Маслаковым закроет путь в сторону с. Балыклея, при этом основные силы будут наступать прямо на Инжавино. На бронелетучку возлагалась задача приблизиться к Инжавино и втянуть повстанцев в перестрелку с целью отвлечь их внимание от задуманных маневров по окружению Инжавино.

С рассветом данный план был приведен в действие. Повстанцев из Инжавино выбили, однако окружить их не удалось.

29 сентября войска, состоящие из Тамбовских пехкурсов, кавалеристов и частью из Кирсановского гарнизона, всего приблизительно 800 человек, настигли антоновцев у села Козмодемьянское и нанесли им значительный урон. Антонов с основными силами ушел к Чернавке, Уварову, а затем скрылся в пределах Борисоглебского уезда.

В последующие два месяца повстанцы сосредотачивали свои действия, главным образом, в уездах: Борисоглебском, Тамбовском и Усманском. Однако отдельные отряды, доходящие численностью до 800 человек, совершали рейды и по Кирсановскому уезду. Так, 18 октября повстанческий отряд численностью в 300 всадников и 500 пехотинцев прошел через Нащекино на Подвигаловку, где было убито 3 коммуниста. 19 октября отряд проследовал в Куровщино и Зеленовку, а затем, после столкновения с красной кавалерией в 100 сабель, через Гавриловку на Пересыпкино и Васильевку. В Васильевской волости антоновцами было убито 5 коммунистов. 21 октября повстанцы двинулись по направлению Богдановки и Глуховки. После столкновения с красными частями отряд отступил на Чутановку, а с Чутановки на Градский Умет. 23 октября отряд повстанцев сгруппировался в Рамзинском лесу и вновь, приблизительно в количестве 150 человек, двинулся на Иноковку и Шаболовку, но не заходя в них, направился в Тамбовский уезд. Отдельные силы этого отряда остались в Кирсановском уезде и совершали внезапные налеты. 27 октября ими были убиты 3 коммуниста в Рамзе.

Тем временем, Антонов перешел к созданию регулярного повстанческого войска. Войско состояло из отрядов, формировавшихся в полки с названием по имени и фамилии их командиров или по населенным пунктам. Был у Антонова и, так называемый, железный (особый) полк – своеобразная личная гвардия. Все повстанцы вооружались огнестрельным и холодным оружием. Передвигались обычно на лошадях верхом и на подводах. Эти отряды были довольно подвижными. Они неожиданно появлялись там, где их часто не ожидали, а затем быстро исчезали. Опираясь на сочувствие местного населения и снабжаясь за счет этого населения продовольствием и средствами передвижения, антоновцы вступали в бои с отрядами местных коммунистов и отдельными отрядами частей Красной Армии, при удачном исходе боя захватывали у них оружие и вооружали новые отряды.

К концу 1920 г. бльшая часть Тамбовской губернии оказалась во власти повстанцев. Оставаться в сельской местности коммунистам было весьма небезопасно и советская власть теперь существовала преимущественно в городах, где сосредотачивались крупные вооруженные силы, способные защитить эти населенные пункты от восставших.

Начиная со второй половины ноября 1920 г. и до наступления весны 1921 г. нередко происходили крупные бои и сражения частей Красной Армии с многочисленными повстанческими отрядами. В этих боях с обеих сторон применялись не только винтовки, пулеметы и гранаты, но и артиллерия. Крупные сражения произошли в районах Сампура, Чакино, Ржаксы, Рассказово и других местах. Одно из последних крупных сражений произошло в ночь с 15 на 16 апреля 1921 г. под Кирсановом.

Еще накануне по указанию из Тамбова Заволжская военная бригада под командованием Чайковского погрузилась на ст. Кирсанов и в половине дня отбыла в Рассказово, подвергнувшемуся нападению антоновцев. В то же время командующий рассказовской группы Симкин выступил из Рассказово в Кирсанов.

Днем 15 апреля командир 2-й роты ЧОН (Части Особого Назначения) Яроцкий проводил в Кирсанове тактические занятия со своей ротой около городского кладбища. По окончании занятий коммунисты и комсомольцы были распущены по домам, за исключением отделения охраны. К этому времени городской гарнизон насчитывал роту ЧОН, роту Особого отдела, бронедивизион им. Петросовета, состоящий из одного тяжелого броневика и двух легких, с небольшим количеством команды, а также отряд конной милиции. По данным разведки, отряды Антонова находились километров за 100 от города и угроза нападения была маловероятна.

Однако имея информацию, что из Кирсанова выбыла военная бригада Чайковского, и предполагая, что гарнизон ослаблен, Антонов совершил дальний конный рейд. Крупные силы повстанцев заняли с. Кобяки в 18 км от города. Примерно около 6-ти часов вечера 15-го апреля в город примчался крестьянин из Кобяков и сообщил, что в Кобяки вступили антоновцы. Командир роты ЧОН Яроцкий приказал начальнику уездной милиции Маслакову выслать конную разведку к Кобякам, а отделению охраны – собрать коммунистов и комсомольцев. Таковых мобилизованных оказалось не более 500 человек. Конной разведкой уездной милиции повстанцы были вскоре обнаружены, причем в завязавшейся перестрелке тяжело ранили помощника начальника милиции Гусарова. После сбора роты ЧОН одна застава была выставлена по направлению к Калаису, вторая – на станции, высланы патрули по городу; отряд бронемашин под командованием Васькина разместился между церквами (Успенской и Ильинской на Соборной площади) в полной боевой готовности. Войска Симкина заняли окопы и позицию за кладбищем по дороге на Кобяки. Около 2-х часов ночи Маслаков доложил, что разведка вернулась и подтверждает сообщение крестьянина. Поскольку наступление антоновцев ожидалось с трех сторон, то силы были расположены следующим образом: рота ЧОН разместилась в центре города в ограде Успенского собора; со стороны Шиновки были выставлены пулеметы, броневик и конная милиция, которые занимали всю площадь; рота Особого отдела окопалась на окраине кладбища, где находилось одно орудие и аэроплан. Направление от военных казарм со стороны Пурсовки по Набережной улице оставалась как будто неприкрытым, но этой же ночью его занял прибывший пехотный полк, а в канаве у здания Укома ВКП (б) на углу б. Дворянской улицы и Соборной площади засели комсомольцы.

Тем временем была выслана вторая разведка конной милиции, которая в трех километрах за кладбищем заметила передвижение повстанческой конницы, о чем тут-же донесла командиру войсковой группы. Другая часть повстанцев двигалась по дороге от Калаиса.

Примерно за 1/2 часа до восхода солнца, когда еще было темно, за кладбищем послышалась отчаянная пулеметная и ружейная стрельба. Огромной массой конницы, примерно в 17 тысяч сабель, повстанцы атаковали Кирсанов. Около 5 тысяч антоновцев ворвались со стороны с. Калаис в центр города на Соборную площадь с криками: «Даешь Кирсанов!». Остальные атаковали с севера в районе кладбища. Следует сказать, что около 10 полков повстанцев, стоявших в это время у с. Кобяки, так и не вступили в бой. Штурм был плохо организован. Брошенная через пригород Шиновку со стороны с. Калаис конница Васьки Карася как-будто имела своей целью всего лишь посеять в городе панику. Дежурный взвода ЧОН выкатил пулеметы на перекресток дорог около здания Укома ВКП (б) и в упор стал расстреливать штурмующих город. Однако исход боя в это время определить еще никто не мог. Так, девушкам-комсомолкам, поначалу подносившим ящики с патронами к соборной ограде, вскоре приказали быстро вынести партийные документы из здания Укома и спрятать. Особую роль в бою сыграли бронемашины, которые, выдвинувшись из гаража пожарной охраны (через дорогу от Укома), открыли пулеметный огонь и выбили повстанцев с площади. Командир бронедивизиона Васькин с броневика пересел на мотоцикл с ручным пулеметом и лично руководил уличным боем. Всадники Васьки Карася, наступавшие со стороны Шиновки, понеся большие потери, отступили. Тогда все свободные силы большевиков были переброшены в район кладбища, где шла артиллерийская, пулеметная и ружейная стрельба. По атакующей конной массе били картечью прямой наводкой. Первые ряды наступающих всадников (довольно большое количество) были уничтожены. Остальные, скакавшие в бешенном галопе, падали через трупы своих людей и лошадей.

В первые минуты атака повстанцев захлебнулась и они начали откатываться назад. Но вскоре двинулись во второй раз и, понеся вновь большие потери, панически отступили. Преследовать конницу пехотный батальон не мог, но разгром антоновцев довершил бронеотряд Васькина. Отступавших преследовали по полю километра два, затем часть красных бойцов вернулась в город и заняла исходные позиции. Бой закончился утром, когда уже рассвело. После окончания боя почти все поле до Кобяков было усеяно трупами людей и лошадей. Нападавшие потеряли более 1700 человек и отступили в трех направлениях: одна часть по направлению к Кобякам, другая по направлению Калаиса, причем здесь много конницы завязло в болоте-лугу между ж.д. полотном и дорогой на Калаис, а еще небольшая конная группа отступила по направлению Оржевки. Наступление повстанцев со стороны казарм запоздало. Оно началось уже на восходе солнца и было встречено прибывшим ночью полком. К семи часам утра из Тамбова в город был доставлен по ж.д. крупный бронеотряд, который двинулся на преследование антоновцев. А в городе предстояло убирать еще теплые трупы, от которых разило чесноком и самогонкой. Городская площадь к тому же была усеяна пухом от подушек, которые повстанцы использовали в качестве седел. Антоновцы были отброшены от Кирсанова на 50 км.

© Просветов Р.Ю.
Очерки истории Кирсановского края.