Герб города Кирсанова

Установление власти большевиков в Кирсанове и
Кирсановском уезде

Летом 1917 года беспорядков в стране стало еще больше, удержать погромщиков становилось все труднее. Отовсюду из сел в уездный Кирсанов шли телеграммы собственников с просьбами о защите от грабежей. К примеру, 12 июля в селе Анненское крестьяне под предводительством сельского комитета свезли 166 копен ржи с поля землевладельца Сосульникова. При этом председатель комитета заявил: "Мы победим, в России есть народное право, и потому что хотим, то и сделаем..." Лиц, не желавших участвовать в расхищении хлеба, председатель грозил выслать из деревни.

Тем временем, с фронта стали возвращаться солдаты, в большинстве революционно настроенные. Крестьяне стали самовольно захватывать землю.

21 июня чрезвычайное земское собрание после обсуждения доклада "Об учреждении уездной милиции" создало городские и уездные милицейские органы: новая власть должна была уметь защищать себя, обеспечивать политическую стабильность, пресекать уголовщину. Губернский исполнительный комитет (Губисполком) направил на должность начальника уездной милиции того самого Антонова, которого прежде посылал арестовывать Трунина.

Однако летом 1917 года действия уездной милици были малоэффективными.

Историк Юрий Владимирович Готье записал 30 сентября в своем дневнике: "Аграрные и городские погромы везде - Козлов, Тамбов, Рязань... Деморализация идет вширь и вглубь".

С таким разгулом "демократии" не могли справиться даже воинские команды. В октябре в Кирсанове были расквартированы два эскадрона "в целях подавления разного рода беспорядков", которые не заставили себя долго ждать. 8 ноября в городе произошел погром базара, рабочие, ремесленники, приказчики и солдаты вновь двинулись на винные склады, магазины, монастырь. Монастырь "взять" не удалось, так как насельницы монастыря забили в набат и местные крестьяне из пригородной слободы не замедлили явиться с вилами и топорами и отбить нападающих.

Конца и краю не было видно безвластию и анархии. И больше всего страдали от этого простые обыватели.

Анархия царила и в центре. Октябрьский переворот, организованный большевиками в Петрограде, ничем не был отмечен в Кирсанове. Позиции местных большевиков на политическом небосклоне провинциального города были в это время весьма незначительными. В городе и уезде поддерживали социал-революционеров (эсеров) и такое положение дел сохранялось довольно долго.

К весне 1918 г. в некоторых волостях Кирсановского уезда демобилизовавшиеся солдаты создают большевистские ячейки и берут власть в местных Советах. В Кирсанове действуют присланные из центра большевики Осип Авербах, Марк Цейтлин, Артем Агейкин. По мере укрепления власти большевиков в центре, укрепляются их позиции и на местах. Лозунг большевиков "Вся власть Советам" начинает осуществляться.

3 марта 1918 года делегаты первого съезда Советов Кирсановского уезда собрались в здании бывшего кинотеатра "Модерн" (ныне здание краеведческого музея) и избрали Уездный исполнительный комитет (Уисполком), который стал работать в здании бывшей Биржи (ныне "Дом торговли" на пересечении улиц Советской и Красноармейской). Но большевикам предстояло еще бороться за власть в Советах с представителями других партий, прежде всего партии эсеров.

Не имея политической поддержки, большевики подчас прибегали к помощи вооруженной силы. Кирсанов имел небольшой гарнизон - один эскадрон кавалерии и две роты пехоты, тогда именовавшихся социалистическим полком. Для "усмирения демократов" они даже как-то привели к зданию исполкома гарнизон, который "охранял" здание снаружи и внутри в зале заседания. Представители иных партий постепенно отстранялись от власти и клеймились как "контрреволюционеры" (самое страшное в то время слово).

В целях пропаганды большевики начали издавать газеты "Молот" и "Коммуна". Городская Управа была распущена, а вместо нее был введен Муниципалитет. Для изыскания средств была наложена контрибуция (денежные взыскания) на состоятельных граждан города, а тех, кто платить не хотел, арестовывали, сажали в подвал и днем заставляли работать: очищать и мостить улицы. 5 апреля под председательством большевика Сатанина была создана Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией (ЧК - чека). Эта силовая структура занялась политическими и идеологическими врагами большевиков. Городской Совет, где преобладали меньшевики, был "слит" с Уисполкомом. Вскоре был арестован командующий местным гарнизоном эсер В.Н. Михневич. После чего Кирсановская милиция, возглавляемая Александром Антоновым, поставила Уисполкому ультиматум. Однако председатель ЧК Сатанин тут же пригрозил, что если Советская милиция не будет исполнять приказания Уисполкома, то будет в 24 часа арестована. Военный гарнизон был уже полностью на стороне большевиков. Возможно, с этого времени Александр Антонов понял, что с большевиками ему не по пути и начал готовить оружие для того, чтобы расправиться с коммунистами (так уже начали иногда называть большевиков).

Часть оружия Антонов получил от чехословаков. Еще в марте 1918 года при проходе через станцию чехословацких военных частей их эшелоны встали и заняли все пути ст. Кирсанов и вторые пути до разъезда Калаис на Тамбов и до Преображенского на Саратов. В политическом отношении чехословаки сочувствовали эсерам. Однако вмешиваться в политическую борьбу они не спешили. Правда, был случай в марте, когда здание Уисполкома при начале заседания окружили две роты и пулеметный взвод чехов. При этом начальник штаба корпуса в чине полковника зашел в зал заседания в сопровождении вооруженных солдат и предъявил требования отпустить им продукты питания: муки ржаной 5 вагонов, муки пшеничной 2 вагона, мяса 1,5 вагона, чая 0,5 вагона, колбасных и ветчинных изделий 1 вагон. Большевики и им сочувствующие потребовали немедленно вывести взвод солдат из зала заседаний. Но эсеры были за то, чтобы солдаты присутствовали. Решался какой-то важный вопрос. Уличная обстановка была накалена, слышались даже выкрики "Долой Советскую власть". В такой обстановке Уисполком согласился и выдал продукты питания.

Чехословацкий корпус находился на железнодорожных путях Кирсанова до 5 или 10 мая 1918 года. Впоследствии эти чехословацкие войска выгрузились в Самаре и выступили против большевиков.

Недовольство политикой большевиков росло и в деревне. В мае 1918 г. была введена "продовольственная диктатура": все продукты питания и сельскохозяйственное сырье стали отбирать по разверстке. Введенные нормы были непосильны для крестьян: они значительно превышали количество излишков. В мае 1918 г. была создана продармия для изъятия сельхозпродуктов. Из 20 тыс. продармейцев 5 тысяч "выкачивали" хлеб в Тамбовской губернии. К тому же продукты и лошадей забирали части Красной Армии, ЧК, Советы - все, кто имел для этого вооруженную силу и желание. Крестьяне недоумевали, зачем им земля, если все, что они на ней вырастили, у них отбирают большевики. 29 мая 1918 г. в Советской России ввели воинскую повинность, началась мобилизация в Красную Армию. Поначалу призывали 20-летних, затем 19-летних. В 1919 г. дошла очередь и до 18-летних. Идти воевать со своими же, русскими, мало кто хотел. Началось массовое дезертирство. В 1918-1919 гг. на Тамбовщине можно было мобилизовать в армию 250 тыс. человек, но удалось поставить под ружье лишь 135 тыс. Остальные числились в "бегах". Случалось, что призывники не только "бегали" и прятались, а, собранные в городах, поднимали мятежи и устраивали погромы. Летом и осенью 1918 г. почти во всех уездных центрах прошли мятежи мобилизованных и волнения горожан. В середине июня в Тамбове мобилизованные на три дня "свергли Советскую власть и разошлись по деревням". Большевики восстановили власть при пополнении верных воинских частей, не обошлось без убитых и раненых.

События в Тамбове совпали с мобилизацией в Кирсанове. Уисполком, как только вести из Тамбова дошли до Кирсанова, ввел военное положение. Из Кобяковской, Богородицкой и Соколовской волостей ночью были стянуты верные коммунистам силы. На следующий день мобилизованные в Кирсанове в количестве 2000 человек выразили желание разогнать Уисполком и требовали (по их выражению познакомиться) председателя Уисполкома Агейкина, членов Оралова, Сатанина. В то время, как мобилизованные обсуждали вопрос о захвате Уисполкома их окружили цепи вооруженных коммунаров и воинских частей. Мобилизованные бросили врассыпную. В этот же день был издан приказ об отмене мобилизации.

В продолжение всех этих событий начальник милиции Антонов держался в стороне, разъезжая в конном строю с отрядом по городу. Однако не долго ему пришлось оставаться на этом посту. После подавления эсеровского выступления в Москве началось повсеместное изгнание эсеров из органов местной власти и открытые репрессии против активных членов этой партии. Ярким примером начавшегося разгрома коммунистами своих оппонентов является резолюция первого общего собрания членов Никольской организации Российской Коммунистической партии (большевиков) Кирсановского уезда от 15 июля 1918 года.

Строкой документа:
"1. Все коммунисты должны войти в партизанский отряд и просить Кирсановскую организацию коммунистов-большевиков выдать оружие, снаряжение и обмундирование волостному комитету партии, чтобы в любое время комитет мог вооружить всех коммунистов.
2. Понудить волостной военный комиссариат немедленно заняться вербованием при волости рабоче-крестьянской Красной Армии.
3. Социалистам-предателям левым эсерам за их преступления против Советской власти вынести порицание и не давать им места не только на земле, но даже и на небе"
(ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 28, л. 17 об.)

Вскоре были арестованы и расстреляны ближайшие помощники Антонова эсеры Заев и Лощилин. Антонов, находящийся в это время в отпуске, ушел в подполье. Эсеры были поставлены вне закона. Однако отдавать без сопротивления власть большевикам они не собирались.

Первоначальная рукопись статьи

© Просветов Р.Ю.
Очерки истории Кирсановского края.