Герб города Кирсанова

Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии

Том десятый.

Кирсановский уезд.

Издание Тамбовского губернского земства.

Тамбов, 1886.


Оглавление

Предисловие

Крестьянское хозяйство в Кирсановском уезде


I. Землевладение.

Статистические данные о размерах наделов у бывших государственных и у бывших помещичьих крестьян уезда. Число душ крестьян с малыми, средними и большими наделами. Пояснения к представленным выводам. Особенно малоземельные сельские общины в уезде. Случаи покупки земли общинами. Число селений и общин в уезде и средняя величина тех и других. Самые крупные селения уезда. Сельские общества с участковым землевладением. Общинное землевладение. Обзор порядков этого землевладения по всем волостям. Переделы земли с ревизских на наличные души. Жеребьевки. Общинные порядки пользования усадебными и сенокосными угодьями. Лесные наделы бывших государственных крестьян. Лесные участки у некоторых общин бывших помещичьих крестьян.


II. Земледелие и скотоводство.

Почвы крестьянских наделов в разных местностях и волостях уезда. Трехпольная система земледелия и отступления от этой системы, встречающиеся у некоторых общин. Удобрение полей навозом. Общераспространенные полевые посевы. Посевы на приусадебных землях. Разведение табаку, подсолнечников. Садоводство. Земледельческие орудия и обычные полевые работы. Статистические выводы о производстве хлеба крестьянами уезда на своих полях. Оценка этого производства. Местные хлебные рынки и хлебные цены. Статистические данные и выводы о размере крестьянского скотоводства в уезде. Статистические данные о безлошадных и без всякого скота крестьянских хозяйствах. Состоятельные и несостоятельные крестьянские дворы по числу рабочих лошадей. Сравнительные выводы о скотоводстве крестьян Кирсановского и других уездов Тамбовской губернии. Обзор угодий для скотоводства, какие имеются в собственных наделах крестьян уезда. Данные о найме крестьянами уезда пастбищ для скота.


III. Крестьянские аренды земли, отдача крестьянами своей надельной земли и подряды их на земледельческие работы у частных владельцев.

Статистические данные о числе съемщиков пахотных угодий между бывшими государственными и бывшими помещичьими крестьянами уезда. Количество снимаемых ими земель и средние величины съемного участка. Относительное число съемщиков между крестьянами, имеющими разной величины земельные наделы. Пояснения к полученным выводам. Отношение между собственной и наемной пашней у крестьян с разными наделами. Фактические данные, определяющие условия съемки земли крестьянами во всех волостях уезда. Общие замечания по этому предмету. Съемка земли общинами и товариществами. Арендование крестьянами уезда сенокосных угодий. – Статистические данные о сдаче крестьянами своих наделов в наем. Данные об условиях такой сдачи по отдельным волостям. Случаи отдачи в наем участков, состоящих в нераздельном пользовании сельских общин. Земледельческие работы крестьян уезда у местных частных землевладельцев.


IV. Внеземледельческие промыслы крестьян.

Общие статистические данные, определяющие развитие в уезде разного рода крестьянских промыслов. Сельско-хозяйственные работы по найму. Плотники и пильщики. Каменщики. Печники. Штукатуры. Деревянные, кожевенные, металлические производства. Извоз. Выделка кирпича. Фабрично-заводские и железно-дорожные работы. Отхожие промыслы. Торговцы. Портные. Веревочники. Горшечники. Шерстобиты, углежоги, рыболовы. Плугари.


Статистическая ведомость о числе крестьянских семейств, имеющих промыслы.

Ведомость о видах на отлучки, взятых крестьянами в пятилетие.

Ведомость о крестьянских промышленных заведениях уезда.

Статистические таблицы об экономическом положении сельских общин уезда.

Материалы для оценки земель уезда.

(Приложена карта Кирсановского уезда).



Заключающиеся в этом томе статистические сведения по Кирсановскому уезду собраны и разработаны статистическим отделением Тамбовской Губернской Земской Управы. Местное исследование крестьянского хозяйства в уезде с подворной переписью всех селений произведено было в январе, феврале и марте 1884 года служащими статистического отделения: А.И. Кириловым, Н.И. Лукиным, Н.Ф. Ивановским, М.В. Никольским и А.А. Калугиным. Предлагаемый очерк крестьянского хозяйства в уезде составлен мной. Статистические таблицы сведений об экономическом положении селений уезда составлены г.г. Кириловым и Лукиным. Данные для оценки земель уезда обработаны, при моем участии, г. Кириловым. Прилагаемая карта Кирсановского уезда копирована с карты Менде г. Кириловым.

Н. Романов.


Крестьянское хозяйство в Кирсановском уезде.


I. Землевладение.

Крестьяне Кирсановского уезда получили в надел по владенным записям, выкупным актам и дарственным записям 279290,4 дес. удобных и 8835,2 дес. неудобных, всего 288125,6 десятин. Наделы эти даны на 77310 душ муж. пола, числящихся по 10 ревизии.

Бывшим государственных крестьянам уезда отведен надел на 30063 ревизских души, бывшим помещичьим крестьянам на 47247 ревизских душ. Первые получили 164416,2 дес. удобных (считая и лесные наделы) и 8226 дес. неудобных, вторые – 114874,2 дес. удобных и 609,2 дес. неудобных. Среднюю величину землевладения бывших государственных и бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда представляет следующий общий вывод:

у бывших государственных крестьян 5,5 десятин на рев. душу

у бывших помещичьих крестьян 2,4 десятин на рев. душу

у тех и других крестьян 3,6 десятин на рев. душу


Подробно размеры землевладения крестьян Кирсановского уезда представляют следующие таблицы:

I. Бывшие государственные крестьяне

Надел

Душ мужского пола

Десятин всего

Десятин

по X ревизии

в 1884 г.

на рев. душу

на налич. д.

1-2 дес.

54

69

77,3

1,4

1,1

2-3 дес.

79

129

190,3

2,4

1,5

3-4 дес.

816

1201

2982,6

3,6

2,5

4-5 дес.

6157

8796

28490,9

4,6

3,2

5-6 дес.

18680

28497

103442,6

5,5

3,6

6-7 дес.

2141

3477

14081,0

6,6

4

7-8 дес.

2086

3379

14661,9

7,0

4,3

9-10 дес.

47

85

427,7

9,1

5,0

20-21 дес.

3

7

62,9

20,6

8,9

Итого

30063

45640

164416,2

5,5

3,6


II. Бывшие помещичьи крестьяне

Менее 1 дес.

9249

11459

8092,5

0,9

0,7

1-2 дес.

6679

8111

9836,2

1,5

1,2

2-3 дес.

9950

13350

24260,8

2,4

1,8

3-4 дес.

21369

29733

72684,7

3,4

2,4

Итого

47247

62653

114874,2

2,4

1,8


III. Оба разряда крестьян

Менее 1 дес.

9249

11459

8092,5

0,9

0,7

1-2 дес.

6733

8180

9913,5

1,5

1,2

2-3 дес.

10029

13479

24451,3

2,4

1,8

3-4 дес.

22185

30934

75667,3

3,4

2,4

4-5 дес.

6157

8796

28490,9

4,6

3,2

5-6 дес.

18680

28497

103442,6

5,5

3,6

6-7 дес.

2141

3477

14081,0

6,6

4

7-8 дес.

2086

3379

14661,9

7,0

4,3

9-10 дес.

47

85

427,7

9,1

5,0

20-21 дес.

3

7

61,9

20,6

8,9

Итого

77310

108293

279290,4

3,6

2,6


Считая малым тот крестьянский надел, который не достигает 3 дес. на ревизскую душу, средним – надел от 3 до 4 дес. на ревизскую душу и большим надел в 4 дес. и более на ревизскую душу, получим для всего крестьянского населения Кирсановского уезда такой вывод:


Надел

Число мужеск. душ

%

Общее число дес.

на душу

ревизск.

%

наличн.

рев.

налич.

Менее 3 дес.

25011

33,6

33118

30,3

42457,1

1,6

1,3

От 3 до 4 дес.

22185

28,7

30934

28,5

75667,3

3,4

2,4

4 дес. и более

29114

37,7

44241

41,0

161166,0

5,5

3,6

Итого

77310

100

108293

100

279290,4

3,6

2,6


Как видно из этой таблицы, только 2/5 крестьянского населения Кирсановского уезда имеют сравнительно большие земельные наделы – не менее 4 дес. на ревизскую душу, а в среднем выводе по 51/2 дес. на ревизскую душу. Впрочем, по ревизскому счету душ надел от 4 дес. на душу имеют не полные 38% крестьян уезда. Все это крестьяне бывшие государственные. В общей цифре крестьянского населения уезда они составляют около 39% (38,0), но, как показывает вышеприведенная подробная таблица, небольшая часть и этого разряда крестьян имеют наделы, не достигающие величины 4 дес. на ревизскую душу, большей частью, однако, превышающие 3 дес. на душу. В прилагаемых статистических таблицах о всех селениях и общинах Кирсановского уезда показано 36 общин бывших государственных крестьян, имеющих наделы менее 4 дес. на ревизскую душу. В означенных 36 общинах ревизских душ 949, наличных муж. пола по переписи 1884 года 1399, всей удобной земли в наделах 3250,2 дес., в среднем выводе по 3,4 дес. на ревизскую душу и по 2,3 дес. на наличную душу. Но значительную часть крестьян тех общин можно смешивать с бывшими государственными крестьянами только потому, что они, «переданы в казну» от мелкопоместных владельцев и наделы получили в бессрочное пользование за оброчную подать, т.е. поземельное их устройство совершилось на одинаковых основаниях с тем, какое установлено для крестьян, действительно бывших государственных. В разных волостях Кирсановского уезда находятся 40 мелких общин бывших помещичьих крестьян, пользующихся землей от казны за оброчную подать. Из них 6 общин получили надел свыше 4-х десятин на ревизскую душу, а у остальных 34 общин наделы от 1 до 31/2 дес. на ревизскую душу. В этих 34 общинах муж. пола ревизских душ 318, наличных 500, земли у них в наделах 890,7 десятин, в среднем выводе только по 2,8 дес. на ревизскую душу. Из общин коренных бывших государственных крестьян уезда, т.е. небывших и до реформы 1861 г. владельческими, только три получили по владенным записям наделы менее 4 дес. на ревизскую душу, именно: Чуповка-Ира, Булыгинской волости (31/2 дес. на ревизскую душу, Терновое, Инжавинской волости (33/4 дес. на рев. душу) и Першиков Поселок, Куровщинской волости (31/2 дес. на рев. душу). В этих трех общинах 631 рев. душа, наличных 899, а земли в итоге у всех 3365,3 дес. Так как ревизских душ крестьян, бывших до 1861 года государственными, в Кирсановском уезде (по владенным записям) насчитывается 29700, а вышеприведенной таблице значится по уезду 29114 ревизских душ крестьян, получивших в надел по 4 и более десятин на душу, то и выходит приблизительно, что коренные государственные крестьяне уезда получили наделы не менее 4 дес. на ревизскую душу, а наделы менее 4 дес. на душу имеют почти одни только бывшие владельческие крестьяне уезда. Эти крестьяне составляют ( по ревизскому счету душ) около 62% всего сельского податного населения уезда, наделенного землей. Прирост населения со времени 10 ревизии по 1884 год был значительнее у крестьян с большими наделами (от 4 дес.), чем у крестьян с средними и малыми наделами, потому крестьяне последних двух категорий, т.е. бывшие владельческие, и составляют в настоящее время не 62%, а лишь 59% сельского населения уезда. Положением 19 февраля бывшим владельческим крестьянам Кирсановского уезда определен высший земельный надел в 31/2 дес. на ревизскую душу. Такая норма высшего надела по всей Тамбовской губернии определена только для бывшего крепостного населения двух юго-восточных уездов – Кирсановского и Борисоглебского. В соседних двух уездах, Тамбовском и Усманском, норма высшего надела 31/4 дес., а в прочих 8 уездах губернии 3 дес. Но полный надел в 31/2 дес. на ревизскую душу достался только меньшинству бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда, именно, на 15430 ревизских душ) немного менее 1/3 всех этих крестьян в уезде. Поэтому средний по уезду надел бывших помещичьих крестьян только 2,4 дес. на ревизскую душу – менее высшей нормы на 30%. Бывшие помещичьи крестьяне Шацкого и Елатомского уездов в общем выводе получили более 2,4 дес. на ревизскую душу, хотя в названных уездах узаконенная высшая норма надела 3 десятины. В тех уездах наделы по высшей норме достались гораздо большему проценту бывшего крепостного населения, чем в Кирсановском уезде. Кроме того, в Кирсановском уезде очень значительна группа общим бывших крепостных крестьян, воспользовавшихся только дарственною четвертью высшего надела, хотя большая часть этих общин могла бы получить на выкуп полные наделы. Таких общин с дарственными наделами в разных волостях уезда 56 и в них 9470 ревизских душ, что составляет 20% или пятую часть всех бывших крепостных крестьян уезда. Такого значительного процента этих крестьян, удовольствовавшихся получением дарственной четверти надела, нет ни в каком другом уезде Тамбовской губернии. Только еще в соседнем с Кирсановским Борисоглебском уезде дарственные наделы взяли около 17% бывших владельческих крестьян. А в прочих 10-ти уездах губернии этих так называемых «крестьян дарственников» частью совсем нет, часть же образовалось до 10-12% всего бывшего крепостного населения или менее. Из этого видно, что большое число бывших помещичьих крестьян, не пожелавших взять на выкуп данным им по Положению 19 февраля наделов, - явление по Тамбовской губернии местное, в двух юго-восточных уездах, не распространившееся на другие части губернии. Известно, что много крестьян взяло дарственные наделы в нижневолжских губерниях, в том числе в Саратовской, смежной с Кирсановским и Борисоглебским уездами Тамбовской губернии. Как во всей означенной области, так и в этих смежных с нею уездах, бывшие владельческие крестьяне многих общин, несмотря на все убеждения помещиков, упорно отказывались брать наделы на выкуп, потому что в первое время после введения уставных грамот можно было с большой выгодой нанимать пашни за дешевую цену. Кроме того, крестьяне наивно верили ходившим между ними слухам, что со временем земля наделена будем им без выкупа. Крестьяне дарственники Кирсановского уезда при расспросах ныне и сами объясняют, что не взяли на выкуп наделов по собственному нежеланию, надеясь пользоваться землей бывших помещиков без выкупа. Крестьяне одной общины так рассказывают о получении ими дарственного надела: «управляющий имением упрашивал взять полный надел, а старики наши бросят шапки в землю, шумят: наша вся земля будет, какой теперь господам оброк!» По объяснению крестьян другой общины у них главными противниками получения надела на выкуп были богатые домохозяева, наслышавшись со стороны, что в силу круговой поруки им придется быть плательщиками выкупа за бедных. В других случаях крестьяне брали дарственный надел, не согласившись на требование помещика об уплате ему дополнительной к выкупной ссуде суммы. Уменьшенные третные наделы в Кирсановском уезде взяли 17 общин бывших помещичьих крестьян (1975 рев. душ). Дарственная четверть надела по Кирсановскому уезду 7/8 дес. на душу (2100) кв. саж.), а треть надела 11/6 дес. на душу (1 дес. 400 кв. саж.). Нашлось еще в уезде много общин бывших помещичьих крестьян, которым по малоземелью имений помещиков пришлось получить на выкуп приблизительно половину установленного высшего надела, т.е. около 2 дес. на душу. Вследствие всего сказанного, третья часть всех бывших крепостных крестьян уезда вышли из обязательных отношений к помещикам с наделами, более или менее не достигающими 2 десятин на ревизскую душу. Быстрое возрастание наемных цен на земли вскоре убедило крестьян Кирсановского уезда, взявших дарственные и третные наделы, что они поступали крайне неразумно, отказываясь от полных наделов на условиях выкупа их, определенных Положением 19 Февраля. Некоторые общины тех крестьян вынуждены были или расставаться со своими ничтожными наделами, выселяясь большинством семейств в другие местности, или прикупать себе земли по дорогой цене. Первого рода случай был в Ирской волости, где из двух общин крестьян-дарственников с. Иры в 1877 году наибольшая часть семейств продали свои наделы Уфимскому землевладельцу и сами купили у него землю в Уфимской губернии, куда и выселились. От двух общин остались на старом месте жительства менее пятой части прежнего числа семейств. В этом случае оставшиеся семьи не приобрели себе ни одного надела от выселившихся своих соседей. В Инжавинской волости из одной общины крестьян-дарственников д. Лопатиной выселилось не много менее половины семейств в Оренбургскую губернию и остальная часть общины купила их наделы (121 дес.) по 60 руб. за десятину. Для этой покупки крестьянам пришлось заложить свою землю в обществе взаимного поземельного кредита. На каких обременительных условиях малоземельные крестьяне ныне решаются приобретать себе землю, примером может служить состоявшаяся в 1883 г. покупка 1028 десятин общиною крестьян-дарственников с. Глуховки, Глуховской волости. Община эта. пробыв полгода после освобождения на издельной повинности бывшему помещику, пожелала получить от него только дарственную четверть надела и получила на 700 рев. душ 612 дес. Крестьяне с. Глуховки живут хлебопашеством, производя посевы на наемных землях. И здесь в 1877 году произошло значительное выселение в Оренбургскую губернию, разом тогда выселилось 15 семейств. Были и другие единичные выселения, так что теперь числится в обществе на податном окладе, вместо прежних 700 душ, 640 душ. Земля бывшего помещика в 1878 году сдана в аренду крупному арендатору на 12 лет. Тем не менее в 1882 г. крестьянам было предложено купить этой земли 1028 дес. за 106637 р., что составляет около 104 р. за десятину. Крестьяне согласились купить означенный участок за такую сумму. При состоявшейся затем покупке на крестьян переведен долг продавца Московскому земельному банку в 56500 руб. По этому обязательству крестьяне теперь выплачивают в банк по 3672 р. в год (долг рассрочен на 48 лет 8 месяцев). В тоже время крестьяне заложили весь свой дарственный надел в Нижегородско-Самарском земельном банке на 431/2 года за 30345 р. По этому долгу они ежегодно выплачивают по 2288 р. Для уплаты остальных 19792 р. крестьяне должны были сдать в наем на трехлетний срок большую часть своего дарственного надела (951/2 дес. выгодна под распашку по 20 р. за десятину в год и 336 дес. трехпольной пашни по 10 и частью по 13 р. за десятину в год). Наличные свои денежные средства крестьяне тоже затратили при покупке земли и многие домохозяева, чтобы достать денег, продавали часть своего домашнего скота. Долгосрочный арендатор купленной крестьянами земли платит всего по 51/2 р. за десятину, а сами крестьяне теперь принуждены нанимать у него же свою землю, а частью в других соседних имениях, ценой до 20 р. за десятину. Очевидно, что купленная крестьянами земля будет стоить им гораздо дороже 104 р. за десятину. Со времени открытия действий крестьянского поземельного банка до 1 декабря 1884 года еще три общины малоземельных крестьян Кирсановского уезда купили значительные участки земли. В Карай-Салтыковской волости община с. Карай-Салтыкова купила 15421/2 дес. за 105840 р. В Царевской волости общины селений Леонтьевского и Екатеринопольского прикупили – первая 10333/8 дес. за 72100 р., вторая 8771/3 дес. за 61400 р. Карай-Салтыковское общество имело дарственный надел, а Леонтьевское и Екатеринопольское выкупали третные наделы. Все три общины до 1861 года принадлежали одному владельцу, теперь две последних общины купили то количество земли, какое им недоставало до полного надела в 31/2 дес. на ревизскую душу, а первая община приобрела даже немного более того, чего ей недоставало до полного надела. Все три общины купили землю ценой около 70 р. за десятину. Екатеринопольская община всю следовавшую продавцу сумму получила из банка. а Леонтьевская и Карай-Салтыковская общины платят помимо банка первая 10000, вторая 3500 р. В Куровщинской волости крестьяне двух общин д. Кукановки купили в соседнем имении при содействии крестьянского банка 300 дес. за 33000 р., т.е. по 110 р. за десятину. ОТ банка выдана ссуда в 29800 р. крестьяне остальные 3200 р. доплачивают помимо банка. По уставным грамотам одной общине достался надел в 2 дес. на ревизскую душу, другой в 1 дес. на ревизскую душу.

В приведенных первых случаях покупки земли крестьянами Кирсановского уезда при содействии крестьянского поземельного банка земля досталась им – в одном случае по 110 р. за десятину, а в трех случаях почти по 70 р. за десятину. Эти покупки нельзя не признать довольно дешевыми. Означенные цены даже узаконены, как нормальные для двух местностей Кирсановского уезда (табелью 19 мая 1883 г. для взимания крепостных пошлин). Но по Положению 19 февраля полный надел крестьянам Кирсановского уезда оценен был только в 42 р. 85 к. – ниже нынешней цены десятины в 70 руб. почти на 39%, а цены в 110 р. за десятин на 61%. Едва ли многим малоземельным крестьянам уезда удастся пополнить свои наделы, приплачивая к цене, установленной Положением 19 Февраля, только 39% или 60%. По всей вероятности, большинство землевладельцев Кирсановского уезда ныне не станут продавать свои земли иначе, как по ценам, вдвое и втрое превышающим земельную оценку, принятую в Положении 19 Февраля.

Нужно указать еще на два-три случая прикупки земли сельскими обществами Кирсановского уезда при полных или почти полных наделах и без содействия крестьянского поземельного банка, еще до открытия деятельности последнего. В Куровщинской волости одна из общин с. Гусевки, получившая надел около 3 дес. на ревизскую душу, в 1880 году прикупила к этому наделу 80 дес. за 10500 р. с рассрочкой уплаты этой суммы на 10 лет. В Трескинской волости одна из общин д. Большой Лопатиной (Дурновки) должна была получить в надел немного более 2 дес. на ревизскую душу, но теперь имеет полный надел по 31/2 дес. на рев. душу. так как бывший владелец продал крестьянам оставшихся за ним 89 дес. рассрочив уплату за ним денег на 10 лет. Крестьяне дер. Каширки Курдюковской волости, прикупили к своему полному наделу в 1882 году еще 6 дес. за 660 руб.

На выкуп и по дарственным записям все бывшие помещичьи крестьяне Кирсановского уезда получили, по Положению 19 февраля, около 115 тыс. десятин. Во всех, указанных выше, случаях некоторыми общинами тех крестьян впоследствии прикуплено к первоначальным наделам в общем итоге 5078 дес., что составляет приращение к общему землевладению бывших крепостных крестьян уезда не менее чем на 41/2%. Сельские общины уезда стали прикупать землю к своим наделам только в последнее пятилетие и 3754 д. из всех 5078 д. прикуплены ими только благодаря открытию крестьянского поземельного банка.


***


Крестьянское население Кирсановского уезда распределяется по месту жительства на 380 селений, а по землевладению на 575 общин. Подворной переписью 1884 года во всех этих селениях и общинах регистрировано 33598 семейств или отдельных семейных хозяйств, так что на каждое селение Кирсановского уезда приходится в среднем выводе по 88 хозяйств местного крестьянского населения, а на каждую земельную общину по 58 хозяйств. Из 575 общин только 59 состоят из бывших государственных крестьян, 516 из бывших помещичьих крестьян (часть которых после 1861 года отошли в казну и платят государственную оброчную подать). В 59 общинах бывших государственных крестьян по переписи оказалось 13374 семейных хозяйства. а в 516 общинах бывших помещичьих крестьян 20224 таких хозяйства, в среднем выводе приходится у первых по 227 хозяйств на общину, а у последних только по 39 хозяйств. Таким образом общины бывших государственных крестьян в среднем выводе почти в 6 раз крупнее, чем общины бывших помещичьих крестьян. Большая часть сельского населения уезда живет в крупных селах и деревнях. Селений величиной от 100 до 1000 слишком дворов в настоящее время насчитывается в уезде 88 – немного менее четвертой части всего числа сельских населенных пунктов.

Из 88 крупных селений 29 представляют каждое по одной большой общине бывших государственных крестьян, в остальных 59 крупных селениях живут, главным образом, одни бывшие помещичьи крестьяне, но в некоторых население смешанное из тех и других крестьян. Многие крупные селения бывших помещичьих крестьян принадлежали разным владельцам и потому составляют теперь несколько земельных общин. Например в с. Панике, Васильевской волости, 11 общин, в с. Свищевке, Вячкинской волости, 7 общин, в с. Семеновке, Инжавинской волости 15 общин, в с. Курдюках (Ново-Никольском), Курдюковской волости 13 общин, в. с. Покрово-Ломовис, Куровщинской волости, 12 общин, и т.д. Самое большое селение в уезде село Пересыпкино бывших государственных крестьян. В нем по переписи 1884 года оказалось 1077 дворов, 7389 наличных душ обоего пола. В с. Иноковке (по той же переписи), 935 дворов. 7259 душ об. пола, в с. Рудовке, (Осино-Гаевской волости) 762 двора, 5933 души, в с. Паревке 705 дворов 4643 души, в с. Гавриловке (Пересыпкинской волости) 536 дворов 3387 душ, в с. Калаис (Иноковской волости) 539 дворов 4153 души. Все это селения бывших государственных крестьян. Из бывших владельческих сел самые крупные: Балыклей (408 дворов 2685 душ), Семеновка (334 дв. 1925 душ), Вячка (314 дв. 3074 души). В 88 селениях уезда величиной не менее 100 дворов каждое оказалось по переписи 133739 душ об. пола, а во всех 380 селениях уезда 217604 души. Следовательно больше половины (61%) крестьян Кирсановского уезда живут крупными селениями. Если же отнести к числу крупных селений 26 соседних между собой слобод Пригородно-Слободской волости, в которых 18591 душа об. пола, то число жителей крупных селений определится в 144338 душ об. пола или в 2/3 всего крестьянского населения уезда.


***


Почти все бывшие государственные и бывшие помещичьи крестьяне Кирсановского уезда получили наделы в общинное, а не в участковое или подворное владение. Последнего рода владение сохранилось и утверждено владенными записями лишь у самого незначительного числа бывших государственных крестьян уезда, издавна имеющих наследственные подворные участки, так называемые четвертные. В пятидесятых годах, до 10 ревизии народонаселения, все государственные крестьяне с. Калугина (Космодемьянского) владели землей подворно по четвертям, но вот уже около 30 лет такое владение землей сохраняется только у одной части села, другая же часть его одновременно с ревизией установила у себя общинное или мирское владение. Из 3090 дес. всей принадлежащей обществу земли теперь в мирском владении состоит 1787 дес., а в участковом подворном 1403 дес. Участок общинного владения отмежеван от того, который состоит из наследственных подворных участков. Последние принадлежат семьям, происшедшим от тех прежних семейств. которые не пожелали предоставить свои земли в мирской подушный раздел, как сделала большая часть крестьян с. Калугина. Нежелание примкнуть к образовавшейся общине обуславливалось тем, что у многих домохозяев наследственные подворные участки были сравнительно велики и по подушному разделу угодий этим домохозяевам досталось бы земли меньше. А при сохранившемся подворном землевладении из 1403 дес., напр., одной фамилии Юмашевых принадлежит в особых участках 196 дес. В с. Инжавинье из всего надела крестьян утвержденного по владенной записи, 93 дес. составляют отдельный участок, лежащий в 5 верстах от села, и этот участок находится в подворном наследственном владении немногих семейств, из которых даже не все принадлежат к Инжавинскому сельскому обществу. По подворной переписи 1884 года только 6 домохозяев с. Инжавинья определили своего наследственного владения в означенном участке 58 дес. По владенной записи, выданной в 1868 году, 17 дес. из 93 показаны принадлежащими одной крестьянке с. Терновки и двум мещанкам г. Кирсанова. В Куровщинской волости в д. Сурках бывшие государственные крестьяне в числе 10 семейств владеют землей подворно, имея 581/4 дес., которые и записаны во владенной записи за каждым двором отдельно. За двумя домохозяевами с. Богородицкого записаны по владенной записи, выданной этому селу, 29,4 дес. наследственного владения. Участок этот находится в Димитриевщинской волости Тамбовского уезда. За двумя домохозяевами с. Осиновые Гаи тоже значится по владенной записи особого наследственного владения 15,2 дес. и тоже в пределах Тамбовского уезда (в Пахатно Угловской волости). Всего в подворно наследственном владении бывших государственных крестьян указанных здесь селений Кирсановского уезда заключается 1600 дес., тогда как в общинном или мирском владении все вообще бывшие государственные крестьяне уезда имеют более 160 тыс. дес. Участки наследственного владения обложены государственной оброчной податью наравне с мирскими.

Порядки общинного землевладения крестьян Кирсановского уезда не представляют таких особенностей, какие вовсе не встречались бы в других уездах Тамбовской губернии. В виду некоторого разнообразия этих порядков по общинам бывших государственных и бывших помещичьих крестьян нередко по отдельным общинам тех и других крестьян одной и той же волости, мы сначала скажем здесь кратко, как владеют ныне землей общины каждой волости Кирсановского уезда. Для такого обзора волостей мы возьмем порядок географического положения их от северных пределов уезда до южных.

В Осино-Гаевской волости три большие общины бывших государственных крестьян (Рудовка, Вышинка и Осиновые Гаи) до 1880 года сохраняли почти без всяких изменений ту разверстку мирских угодий по душам 10 ревизии, какая сделана у них была одновременно с этой ревизией. Только крестьяне с. Вышенки заявляют, что у них после ревизии иногда делались пережеребьевки полей с сохранением прежнего числа и величины душевых наделов у каждого домохозяина. Впрочем, при этом в некоторых случаях практиковалась скидка наделов с обессилевших семейств с передачей этих наделов тем семьям, у которых прибавилось работников. В 1880-81 годах означенные три общины произвели коренные переделы своих угодий с ревизских на наличные души мужского пола. Разверстка земли по наличным душам 1880 года по состоявшимся тогда мирским приговорам должна сохраняться в течении 6 лет. В двух небольших общинах бывших государственных крестьян волости (дд. Богословка и Павловка) крестьяне доселе не пришли к соглашению о коренном переделе земли и сохраняют разверстку последней по ревизским душам. Из бывших помещичьих крестьян волости произвела недавно, по примеру бывших государственных крестьян, передел угодий по наличным душам община д. Соловьянки. Прочие бывшие владельческие общины волости вполне сохраняют разверстку земли по ревизским душам, сделанную при получении наделов.

В Софьинской волости, соседней с предыдущей, четыре больших общины бывших государственных крестьян тоже в 1880-81 гг. переделывали землю с ревизских на наличные души и тоже на 6 лет. В одной из этих общин (Рожковка) после ревизии до недавнего коренного передела земли 4 раза происходила переверстка полей по ревизским душам. В дер. Березовке коренного передела земли со времени ревизии еще не было, но, по отзыву крестьян, они думают сделать такой передел. Из бывших помещичьих крестьян одна община (Полякова-Чупятова) переделила в 1881 г. поля по наличным душам на 5 лет. Другие общины бывших помещичьих крестьян сохраняют разверстку земли по душам 10 ревизии. В с. Софьино Умет ежегодно производится жеребьевка по ревизским душам для обмена полосами в полях, а в д. Синявке не было такой жеребьевки до 1881 года и в первый раз она сделана в этом году. После этого ежегодно община снимает наделы умерших в некоторых семьях и передает более сильным семьям. Такая же частая перекладка наделов практикуется и в Поляковской общине (Апушкина).

В Нащекинской волости крестьяне всех общин бывшие помещичьи и все сохраняют разверстку мирской земли, сделанную при получении надела по ревизским душам. В одной общине с. Вердеревщины (Чихачевых) с 1861 года крестьяне только два раза менялись загонами в полях при жеребьевке (вторая жеребьевка состоялась в 1883 году). А в с. Зиминке такая жеребьевка производится через каждые пять лет.

В Куровщинской волости две общины бывших государственных крестьян произвели коренной передел земли с ревизских на наличные души, именно: Гусевка (в 1882 г.) и Першиков поселок (1883 г.). В общинах бывших помещичьих крестьян сохраняется разверстка земли по ревизским душам. Но с самого начала и по настоящее время от такой разверстки были и есть отступления. Далеко не каждая семья пользуется именно тем числом душевых наделов, сколько у ней душ мужского пола записано по ревизской сказке. При самой первой разверстке наделов малосостоятельные домохозяева не брали земли на малолетних, а затем до настоящего времени сельские сходы практикуют скидку наделов с малых семейств с передачей этих наделов большим семьям. Практикуются у сельских общин волости и пережеребьевки полей для обмена загонами. В д. Савлино пережеребьевка делается через каждые 6 лет, но при этом ближайшие полосы полей оставляются в пользовании прежних владельцев, чтобы последним был расчет удобрять их. В с. Куровщине жеребьевка на поля возобновляется почти ежегодно. Столь же часто менялись полосами в полях и крестьяне сельца Усова, но после жеребьевки 1881 года у них состоялся приговор не переделять землю в течении 10 лет. Такой же приговор и в том же году состоялся и у крестьян с. Волхонщины, которые производили жеребьевки через 5-6 лет. В д. Змиевке неизменно сохраняется разверстка земли, сделанная при получении надела, жеребьевок не делается, но здесь идут уже переговоры о коренном переделе земли по наличным душам.

В Пересыпкинской волости все крестьяне – бывшие государственные и все в 1880-82 гг. произвели коренные переделы земли с ревизских на наличные души. В одной общине передел сделан на 5 лет (Гавриловка), а в других на 10 лет. Жеребьевок общины волости не делают, только в д. Кричаловке в период между ревизией и недавним коренным переделом земли была раз пережеребьевка в видах большого уравнения пользования землей.

В Богородицкой волости коренной передел земли на наличные души состоялся только у крестьян с. Хмелинки (в 1881 году). Бывшие помещичьи крестьяне волости еще не думают о таком переделе, а у двух общин бывших государственных крестьян (Подвигаловка и Ульяновка) не достигается на сходе согласия на передел от 2/3 домохозяев. Крестьяне с. Подвигаловки объясняют, что у них пять лет уже идет спор между желающими и не желающими переделить землю по наличным душам. Первые составляют большинство и потому они, в видах постепенного уменьшения численности своих противников, постановляют ныне на сходе об отнятии лишни душевых наделов у некоторых семейств (по случаю убыли в работниках) присуждая эти наделы крупным семьям, пользующимся малым количеством земли. Прежде такой складки и накладки наделов до общего передела земли не практиковалось, потому и теперь недовольные решениями сельского схода подают жалобы в присутствия по крестьянским делам и даже в Сенат. Бывшие помещичьи крестьяне волости практикуют иногда жеребьевки на поля с сохранением прежнего числа душевых наделов по числу ревизских душ. В д. Ольшанке такие жеребьевки происходят ежегодно, а у других общин они редки. Бывшие государственные крестьяне с. Хмелинки тоже со времени ревизии раза три возобновляли жеребьевку полей. У крестьян с. Ульяновки жеребьевка была только в 1876 году по той причине, что в этом году была уничтожена общественная запашка и участки этой запашки (по 5 сороковых десятин в поле) нужно было разверстать между всеми семьями.

В Соколовской волости состоялись (в 1882 г.) коренные переделы земли на наличные души в четырех общинах с. Соколова. Одну из этих общин составляют бывшие государственные крестьяне в других крестьяне бывшие помещичьи. В том же селе еще 7 общин бывших помещичьих крестьян, доселе владеющих землей по ревизским душам. Общины других селений волости тоже владеют землей по ревизским душам. Крестьяне самой большой общины с. Соколова (бывш. Вальдганд) пришли к решению о переделе земли по наличным душам после долгих споров между собой. При получении надела по уставной грамоте они распределили землю душевыми паями, но не по числу ревизских душ у каждой семьи, а соразмерно с числом действительных работников. Когда земля стала подниматься в цене, многие домохозяева стали требовать наделения им земли по числу записанных у них душ мужеского пола в ревизской сказке. Община стала распределять душевые наделы пропорционально числу едоков в каждой семье, выходило приблизительно по два надела на 5 едоков. Ежегодно приходилось менять раскладку наделов и это не обходилось без ссор. Чтобы прекратить эти ссоры и отменить ежегодные перекладки наделов с одних семейств на другие, большинство сельского схода решило произвести коренной передел полей по наличным душам муж. пола на 6 лет. Требуемое для этого законом согласие большинства в 2/3 голосов схода было достигнуто только в 1881 году, после чего и состоялся передел. Крестьяне еще объясняют, что такое большинство у них составилось только благодаря наделению землей остававшихся прежде без наделов семейств отставных (Николаевских) солдат. – В некоторых общинах волости (Беклемищевка, Измайловка, Синие-кусты) практикуется жеребьевка на поля через три года, или через 5 лет.

В Булыгинской волости общины бывших государственных крестьян в 1883 году переделила землю с ревизских на наличные души (на 10 лет). У бывших помещичьих крестьян таких переделов еще не было. В общинах селений Булыгино, Воронцовка, Куриловка, производятся жеребьевки для обмена загонами чрез 4-6 лет. В Воробьевке и Ольшанке жеребьевки делаются каждый год. В с. Булыгино надел получен на 188 ревизск. душ, но теперь здесь мирские угодия делятся только на 160 наделов, так как 28 наделов постепенно перешло в распоряжение общества (выморочных).

В Ирской волости все крестьяне бывшие помещичьи, коренного передела земли с ревизских на наличные души у них доселе не было. В д. Бессоновке ежегодно поля переделяются по ново жеребьевке, а в д. Вельможиной такая жеребьевка бывает через 4-5 лет. В других общинах сохраняется без перемен та разверстка земли, какая сделана была при получении наделов (в с. Ира – та, которая сделана после выселения большей части крестьян в Уфимскую губернию).

В Васильевской волости все крестьяне бывшие помещичьи, владеют землей по ревизским душам. В большей части общин происходит ежегодно обмен полосами в полях по жеребьевке. При этом практикуется складка наделов после смерти их владельцев и со стариков, вышедших из рабочих возрастов, с передачей этих наделов семьям, у которых подросли новые работники. Правило это, впрочем, соблюдается лишь со многими исключениями, по усмотрению сельских сходов. Ежегодные жеребьевки в некоторых общинах отменяются. Так, напр., в д. Ивановке крестьяне произвели последнюю жеребьевку (в 1883 году) на 5 лет, а в с. Нижние Пески (в 1882 г.) на 10 лет.

В Никольской волости крестьяне бывшие помещичьи, владеют землю по ревизским душам, производят только жеребьевки ежегодно или через пять лет.

В Кобяковской волости только две крупных общины бывших помещичьих крестьян. На наличные души земли не переделяли. В этой одной общине ежегодные жеребьевки на поля. при чем некоторые душевые наделы передаются от одних семейств другим. В другой общине делаются жеребьевки по какому-нибудь особенному поводу. В 1876 году община сдавала из своего надела в аренду 80 дес. и при выделе этого участка нужно было остальную пашню разделить по новой жеребьевке.

В Оржевской волости община бывших государственных крестьян не производила ни коренного передела, ни жеребьевки со времени ревизии. Общины бывших помещичьих крестьян тоже на наличные души земли не переделяли. но большей частью придерживаются разверстки душевых наделов только на наличных работников в семьях, в следствие чего ежегодно часть наделов переходят от одних семейств к другим и делаются жеребьевки. В некоторых общинах в последнее пятилетие состоялись приговоры не делать жеребьевок в течении 10 лет.

В Пригородно-Слободской волости в 1881-82 годах крестьяне произвели коренной передел земли с ревизских на наличные души (на 10 л.).

В Вячкинской волости все крестьяне бывшие помещичьи. Во всех общинах владение землей по ревизским душам, но ежегодно происходят частные переверстки наделов между семьями (с умерших на подрастающих работников) и вследствие этого ежегодно бывают жеребьевки на поля.

В Вяжлинской волости две общины бывших государственных крестьян в 1881 году произвели передел земли с ревизских на наличные души. Такой же передел в 1883 году состоялся и в одной общине бывших помещичьих крестьян (д. Осиновка). Другие общины владеют землей по ревизским душам и ежегодно обмениваются полосами по жеребьевке. Впрочем, в некоторых общинах жеребьевки практикуют через 3-5 лет. Частные переверстки наделов по изменившемуся составу семейств бывают почти каждый год.

В Градско-Уметской волости все общины бывших государственных крестьян и одна бывших помещичьих (быв. Апушкина в с. Хилкове) с 1880-82 гг. переделили землю с ревизских на наличные души (на 12 лет). В других общинах происходят жеребьевки и перекладки наделов ежегодно или через 3 года.

В Глуховской волости все крестьяне бывшие помещичьи и на наличные души земли не переделяли. Некоторые общины производят ежегодные жеребьевки, а другие их вовсе не делают. В одной общине д. Казаковки сделана жеребьевка в 1883 году с уговором не изменять пользования землей в течение 10 лет. Крестьяне д. Воронцовки в разверстке душевых наделов придерживаются такого порядка, что на молодых работников 18-22 лет дают по одному наделу, на стариков от 60 лет тоже по одному, а на прочих по два надела.

В Иноковской волости три общины бывших государственных крестьян в 1880 году переделили земли с ревизских на наличные души (на 10 лет). У бывших помещичьих крестьян волости наделы составляют почти одни приусадебные угодья, переделов и жеребьевок не бывает.

В Богословской волости все крестьяне бывшие помещичьи, владеют землей по ревизским душам и ежегодно производят жеребьевки. Но у д. Богоявленки ежегодный обмен полосами происходит только в двух полях, третье поле прилегает к деревне, удобряется и в нем у каждой семьи постоянно одни и те же полосы. В д. Ильинке (с дарственным наделом) соблюдается правило давать по 2 душевых надела на работников от 20 до 50 лет, а работникам старше этого возраста оставляется по одному наделу.

В Курдюковской волости две общины бывших государственных крестьян в 1881-82 годах переделили землю на наличные души, а третья община тех же крестьян сохраняет разверстку земли, сделанную во время 10 ревизии. Из бывших помещичьих крестьян одна община в 1881 году разделила землю по наличным душам. Прочие общины владеют по ревизским душам и многие практикуют ежегодные жеребьевки.

В Калугинской волости община бывших государственных крестьян владеет землей по ревизским душам, но ежегодно производит жеребьевку для обмена полосами. Общины бывших помещичьих крестьян частью вовсе не делают жеребьевок, частью делают чрез 2-3 года, некоторые и ежегодно. Практикуется частная переверстка наделов сообразно изменяющимся рабочим силам семейств.

В Паревской волости крестьяне бывшие государственные, составляют одну общину и в 1881 году произвели передел земли с ревизских на наличные души.

В Трескинской волости все общины владеют землей по ревизским душам, одни вовсе не делают жеребьевок, другие делают ежегодно или через три года, третьи – реже как вздумают.

В Инжавинской волости бывшие государственные и бывшие помещичьи крестьяне всех общин владеют землей по ревизским душам. Бывшие государственные жеребьевки не делают, а у бывших помещичьих жеребьевки ежегодные или через два-три года. Только у двух общин частые жеребьевки отменены: в с. Семеновке у крестьян бывших Тутолмина, последняя жеребьевка в 1881 году состоялась с уговором не менять пользования землей в течении 10 лет, в с. Никитском (Земляное) были прежде жеребьевки через три года, но в последние 12 лет не производятся, так как у многих домохозяев земля истощена постоянными посевами без пара и эти участки никто не желает брать. У крестьян с. Инжавинья со времени ревизии однажды, лет 10 тому назад, была жеребьевка на одно поле вследствие того, что первоначальная разверстка его признана неуровнительной. Ныне у бывших государственных крестьян волости идут переговоры о переделе земли с ревизских на наличные души.

В Карай-Салтыковской волости коренных переделов земли с ревизских на наличные души еще ни у одной общины не было. У одной общины бывших государственных крестьян (Карай-Пущино) не было и жеребьевок со времени 10 ревизии, а у другой (Балыклей) была одна жеребьевка 12 лет тому назад. У большей части бывших помещичьих крестьян ежегодные жеребьевки. В д. Балакиревке жеребьевки бывают через промежуток времени от 5 до 10 лет. Крестьяне-дарственники с. Карай-Салтыкова не делали жеребьевки с 1878 года, а тогда она была по случаю распашки выгона и присоединения его к прежней мирской пашне.

В Царевской волости все крестьяне бывшие помещичьи, верстаются землей по ревизским душам, но число последних у них ежегодно более или менее изменяется, потому что в большей части общин практикуется ежегодная переверстка наделов с одних семейств на другие, наделы умерших или выбывших почему либо членов исключаются и назначаются новые на подрастающих работников.

В Золотовской волости у всех крестьян сохраняется владение землей по ревизским душам, жеребьевок, за исключением немногих общин, не делается, так что семейные полосы в полях остаются в постоянном пользовании одних и тех же домохозяев. Первоначальная же разверстка душевых наделов делалась сообразно с рабочими силами семейств.

В Богдановской волости крестьяне бывшие помещичьи, считают и делят землю на ревизские души, жеребьевки производят каждый год, некоторые общины через 3-5 лет.

В Красивской волости владение землей у всех общин по ревизским душам, но у бывших помещичьих крестьян душевые наделы распределяются более или менее сообразно с рабочими силами семейств, вследствие чего происходят ежегодные частные переверстки наделов и жеребьевки.

В Балыклейской волости все крестьяне бывшие помещичьи, земля у них распределена по ревизским душам и жеребьевки для обмена загонами в полях производятся через 3-5 лет.

В Арбеньевской волости крестьяне одной общины бывших государственных крестьян не делали коренного передела земли со времени 10 ревизии, а жеребьевка у них была 10 лет тому назад. У бывших помещичьих крестьян владение землей по ревизским душам, чрез каждый трехпольный севооборот делается жеребьевка для обмена полосами в полях.

В Чернавской волости переделов земли с ревизских на наличные души не было. У общины бывших государственных крестьян была одна жеребьевка 10 лет тому назад по той причине, что нужно было число душевых наделов увеличить на 14 д. вследствие наделению землей отставных (Николаевских) солдат. У бывших помещичьих крестьян ежегодные жеребьевки, или через 2-3 года, только у одной общины не было жеребьевки уже 10 лет.

В Ржаксинской волости крестьяне бывшие государственные коренного передела земли на наличные души до 1884 года не делали, но в одной общине (с. Ржакса) в этом году состоялся приговор о таком переделе. Жеребьевку одну со времени 10 ревизии произвели только крестьяне с. Перевоза вследствие того, что у них освободилось 12 душевых наделов после высылки некоторых крестьян в Сибирь.

Мы указали по всем волостям Кирсановского уезда те общины, у которых состоялись коренные переделы земли с ревизских на наличные души. Таких общин насчитывается 30 у бывших государственных крестьян уезда и 8 у бывших помещичьих. Выше было указано нами, что коренные бывшие государственные крестьяне составляют в Кирсановском уезде 59 земельных общин, следовательно пока только половина их переделила мирские угодья с ревизских на наличные души. Но по числу ревизских и наличных душ общины, переделившие землю на наличные души, составляют приблизительно ¾ бывших государственных крестьян уезда. Все переделы земли, о которых мы говорим. состоялись в последнее пятилетие (1880-84). Все бывшие государственные крестьяне в течении более 20 лет сохраняли разверстку земли, сделанную во время 10 ревизии, и у многих общин этих крестьян эта давняя разверстка сохраняется до настоящего времени. Тоже было, как известно, до последних 5-8 лет и у всех вообще бывших государственных крестьян Тамбовской губернии, потому что эти крестьяне производили коренные переделы земли только во время ревизий и думали, что это делается по указу высшего правительства. По собственному почину крестьян коренные переделы земли стали производиться только в последнее десятилетие. В этом случае обыкновенно крестьяне одного уезда следуют примеру крестьян другого уезда, крестьяне одной волости – примеру крестьян другой волости и по Кирсановскому уезду до 1884 года коренные переделы земли состоялись постепенно в северных и средних волостях, а в южных волостях таких переделов не было.

У бывших помещичьих крестьян коренные переделы земли с ревизских на наличные души доселе составляют по всей Тамбовской губернии крайне редкое явление. Поэтому и нельзя удивляться, что из 516 общин этих крестьян в Кирсановском уезде переделили земли по наличным душам пока только 8 общин, составляющих лишь 2% всех означенных крестьян в уезде. Скорее можно удивляться тому, что, по крайней мере, у такой незначительной части этих крестьян совершилась коренная перемена в разверстке земли, сделанной при получении надела. Известно, что бывшие помещичьи крестьяне, зная, что они выкупают свои наделы в полную собственность, склонны видеть в отдельных домохозяевах не равноправных участников общинного владения землей, а неравных пайщиков общей собственности, могущих сохранить в постоянном своем владении такую часть этой собственности, за какую каждый из них вносил выкуп. Взгляд этот совсем не мирится с фактически существующим у всех бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда общинным землевладением и защищается он меньшинством или незначительным большинством домохозяев каждой общины. Если бы закон не требовал согласия на коренной передел общинных угодий большинства в 2/3 членов общины, то, наверное, означенный передел не составлял бы в настоящее время исключительного явления и у бывших помещичьих крестьян уезда. Нужно заметить, что у бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда и не так велика надобность в переделе земли на наличные души, как у бывших государственных крестьян. Последние во время 10 ревизии, как и при прежних ревизиях, точно следовали правилу наделения каждой семьи землей по числу душ муж. пола без различия возраста и раз сделанную разверстку наделов по семьям не меняли до недавних коренных переделов. У бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда такой строго подушной разверстки земли не было. Землю, они, действительно, делили по примеру государственных крестьян на то число мелких равных паев, насколько душ 10 ревизии она им была наделена. Но распределение этих душевых паев между семьями едва ли в какой-либо общине в точности соответствовало действительному числу ревизских душ у каждой семьи. Везде бывшие помещичьи крестьяне уезда заявляют, что они первоначально распределяли свою землю сообразно рабочим силам семейств, сообразно их состоятельности оплачивать то или другое число душ. Затем эта разверстка земли в большей части общин со времени введения уставных грамот по настоящее время претерпевала и претерпевает много частных изменений. С обедневших семейств, сделавшихся не состоятельными нести выкупные и другие платежи, наделы складываются и отдаются другим семьям. Домохозяева, сначала не получившие наделов на своих малолетних сыновей, потом когда подросли последние и земля вздорожала, стали настоятельно требовать себе добавочных наделов, ссылаясь на то, что сыновья их записаны в ревизии и имеют право на надел. По мере возможности, по усмотрению сельских сходов, эти требования удовлетворялись и удовлетворяются. Из выше приведенных кратких данных можно было видеть, что у бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда практикуются не только жеребьевки на земли для обмена полосами, но и перекладки наделов с одних семейств на другие. Этим путем более или менее устраняется неуравнительность разверстки наделов между семьями и достигается та именно цель, к которой бывшие государственные крестьяне приходят путем переделов земли с ревизских на наличные души. Выше нами указан был по одной волости такой случай, что сельский сход одного общества бывших государственных крестьян, не придя к соглашению относительно передела земли на наличные души, стал практиковать передачу наделов умерших лиц от одних семейств другим, что постоянно делается во многих общинах бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда. Такие частные переверстки наделов, удовлетворяя одних и досаждая другим, вызывают постоянные споры и ссоры на сельских сходах, притом обыкновенно соединены бывают с общими жеребьевками на всю мирскую землю, отнимающими у хороших хозяев охоты старательно обрабатывать и удобрять свои посевы в полях, потому многие сельские сходы обществ бывших помещичьих крестьян ныне стремятся к коренным переделам земли по наличным душам мужского пола на определенный срок и у некоторых общин эти переделы уже состоялись.

Переделы земли с ревизских на наличные души происходили у крестьян Кирсановского уезда без особенных ссор, без драк и судбищ, какие случались при тех же переделах в других местностях. Исключение составляет с. Осиновка, Курдюковской волости. Здесь, по рассказу самих крестьян, коренной передел земли состоялся (в 1882 году) при больших ссорах и драках. В последних принимали участие не только мужчины, но и женщины, пускались в ход вилы и топоры, противники рубили друг у друга сохи, хомуты, оглобли; убийств, по счастью, не случилось, но много было избитых. После того были жалобы на передел в крестьянские присутствия и в Сенат, снаряжался один из крестьян ходатаем в Петербург и крестьяне много истратили денег. Однако, все хлопоты противников передела остались без последствий и состоявшийся передел остался в силе.

Дурную сторону общинных порядков землевладения у бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда составляют очень частые жеребьевки на полевую пашню. Весьма много в уезде общин, у которых ежегодно бывает такая жеребьевка для обмена полосами в полях и таким образом каждая полоса или загон постоянно переходит из рук в руки и никто о нем надлежащим образом не заботится. Такой порядок держится доселе только потому, что крестьяне не удобряют своих полей, но, с другой стороны, он вызывается ежегодными перекладками некоторых душевых наделов с одних семейств на другие. Получающие новые наделы желают иметь их в одних полосах с другими, что и достигается при общем обмене полосами по жребию. Но где крестьяне дорожат продолжительным владением одними участками пашни для лучшей обработки их и удобрения, там ежегодных жеребьевок ни по каким причинам не допускается. Новые наделы предоставляется получать теми полосами, какие были у прежнего владельца. Как нами упоминалось выше, некоторые общины Кирсановского уезда в последние годы уже отменили у себя слишком частые жеребьевки. Во многих общинах крестьяне ссылаются, что у них земля в полях не одинакова и что они затрудняются так уравнять подворное пользование пашней, чтобы уже не было необходимости в частом обмене загонами по жребию, на счастье. Случаи жеребьевок на поля для обмена загонами и у бывших государственных крестьян Кирсановского уезда не так редки, как в других уездах. Коренного передела земли, в ожидании ревизии, они не делали более 20 лет, но жеребьевки в это время у многих общин случались, хотя за редкими исключениями не более одного раза. Общины, переделившие в последнее пятилетие землю по наличным душам, предположили следующий такой передел сделать – одни через 10-12 лет, другие через 6 лет. Более продолжительные сроки коренных переделов представляются крестьянам неудобными, так как семьи очень изменятся и пользование землей опять сделается очень неуравнительным, а при нынешней высокой ценности земли приводится считаться с каждым клочком ее.

С технической стороны переделы полей у крестьян Кирсановского уезда не представляют ничего особенного, не практикуемого в других уездах, поэтому мы скажем по этому предмету лишь несколько слов. Поля каждой общины измерены и распланированы продольными широкими и узкими поперечными межами на прямоугольники в одну восьмидесятую десятину тридцатку (30х80 саж.) или сороковую (40х80 саж.) или в шестидесятную десятину (40х60 саж.), а чаще всего на круги в две или четыре десятины (60х80 саж., 120х80 саж., иногда 80х80 саж.). У некоторых больших общин бывших государственных крестьян сохраняется продольное деление полей на столбы не в 80, а в 100 саж. ширины, так что измерение пашни не подесятинное. В одной общине Курдюковской волости пашня почему-то делится квадратами по 96 саж. в каждую сторону (96х96 саж.). Далеко не везде, конечно. можно было распланировать правильными прямоугольниками всю пашню, потому часть ее остается еще в разных углах и клиньях. Постоянное деление полей на круги облегчает каждый мирской передел пашни, каждый круг в 2 или 4 десятины тогда и составляет особый жеребьевый участок, достающийся по жребию на десяток или осьмак, т.е. на группу домохозяев. имеющих право на получение 8-10 – 12-20 душевых наделов (самый обыкновенный «десяток» 10 душ). Но так как при переделах пашня сортируется по качеству, то не в каждой части полей бывают одинаковые жеребьевые паи – земли одного сорта назначается, напр., по полному кругу на «десяток» (4 дес.), другого сорта только по половинному кругу (2 дес.), а третьего и по одной десятине. Кроме того, в особую жеребьевку поступают углы и клинья. Некоторые большие села бывших государственных крестьян (Рудовка, Хмелиновка), находя старую распланировку своих полей недостаточно точной и правильной, при недавнем коренном переделе полей на наличные души нанимали землемеров.

Приусадебными угодьями (огородами, конопляниками, гуменниками) бывшие государственные и бывшие помещичьи крестьяне Кирсановского уезда большей частью пользуются по уравнительной подушной разверстке. Частые жеребьевки на поля, практикуемые бывшими помещичьими крестьянами уезда, сопровождаются обыкновенно проверкой величины приусадебного участка у каждого домохозяина, причем происходят отрезки от этих участков в пользу соседних домохозяев или прирезки из прилегающей полевой пашни. Но это строго уравнительное пользование приусадебными угодьями установлено не у всех общин, у некоторых пользование огородами давно не уравнивалось и сделалось неравномерным по числу душ в семействах. Бывшие государственные крестьяне во время 10 ревизии уравнивали пользование огородами по числу душ, но при недавних новых коренных переделах полей многие общины почему-то не нашли удобным уравнительный надел огородов и пользование ими оставили без перемены, хотя оно неравномерно. Другие общины вместе с переделом полей уравняли и пользование огородами. В одной общине села Кобяков крестьяне лет 10 назад проверяли пользование приусадебной землей и с того времени у них установлено, чтобы за каждую лишнюю сажень этой земли (по ширине участка) владелец платил 40 коп. (приблизительно за 1000 квадр. саж.)

Почти все сельские общины Кирсановского уезда, имеющие кроме пашни какие-нибудь сенокосные угодия, переделяют их ежегодно, давая каждому домохозяину относительно такую-же часть покоса, какой он пользуется в полях. Деление домохозяев на жеребьевые группы для разверстки покосов бывает обыкновенно тоже, какое установилось при последней жеребьевке на полевые угодья. Но иногда сенокос неудобно бывает разбить на такое число паев, какое соответствовало бы группировке домохозяев, принятой при разделе пашни, потому для дележа сенокосов составляются совершенно другие жеребьевые группы. Напр., крестьяне с. Рамзы, Вяжлинской волости при последнем переделе полей группировались на 33 жеребьевых «десятков» (по 10 душ), а при ежегодном разделе покосов у них нарезается только 61/2 паев на группы в 50 душ каждая. У крестьян д. Осиновки той же волости при переделе полей было 43 жеребьевых группы по 8 душ в каждой, а при ежегодном разделе покосом группировка домохозяев бывает совсем другая и отмеривается по десятине на каждые 61/2 душ (в полях 8 душ на круг в 4 десятины). Подесятинной разверстки сенокосов, как и у упомянутой сейчас общины, почти никогда не бывает, потому что эти угодья не имеют обыкновенно правильного очертания и состоят большей частью из разных по величине и форме клиньев. Притом по качеству травы участки сенокосов представляют в каждый год большое разнообразие и одинаковыми по величине паями делить их нельзя. В этом, как известно, заключается причина ежегодных переделов сенокоса, производимых в то время, когда вполне определился урожай травы. Поэтому крестьяне, сохраняя постоянную распланировку пашни (по крайней мере, в главных ее частях) на десятины и круги, покосы делят на взгляд участками разной величины и формы, более или менее изменяя это деление ежегодно. Жеребьевые паи сенокосов составляются иногда из очень мелких клочков. Например, крестьяне д. Солдатчины, Оржевской волости, при дележе своего покоса разбиваются только на 91/2 жеребьевых групп из 20 душ в каждом, но каждой такой группе достается косить в 10-12 местах. Редкое исключение представляют такие общины, у которых сенокос в постоянном подушном разделе, неизменяемом до коренного передела полей. В с. Карай-Пущине, Карай Салтыковской волости, не было передела покосов, как и пашни, со времени 10-й ревизии, но там, по отзыву крестьян, сенокосных угодий имеется ровно по десятине на ревизскую душу. Если мелкая группа домохозяев, представляющая, напр., 10 душ, получает по разделу очень небольшие участки сенокоса, то косит их сообща и делить копны сена.

Из всех общин бывших государственных крестьян Кирсановского уезда приблизительно половина (33) получили дополнительные лесные наделы, за пользование которыми и платят лесной налог. Но в общинах, получивших лесные наделы, душ гораздо больше, чем в общинах, не пользующихся такими наделами, так что последние имеют приблизительно 4/5 (79%) бывших государственных крестьян уезда. В общем выводе по уезду общинам этих крестьян отведено в пользование на 23764 ревизских души 12990 лесных десятин, т.е. в среднем выводе немного более 1/2 десятины на душу, хотя каждая община при достаточном количестве казенных лесов в уезде могла бы получить по десятине леса на ревизскую душу. Лесные наделы приблизительно по такой норме и частью выше ее получили лишь некоторые общины бывших государственных крестьян в южных волостях уезда у р. Вороны, именно: Ржакса, Ржаксинские выселки и Перевоз, Ржаксинской волости, Терновое и Инжавинье, Инжавинской волости, Карай-Пущино, Карай Салтыковской волости. У некоторых общин лесные наделы сравнительно с числом душ совершенно ничтожны, как например: у Чуповки-Иры, Булыгинской волости, на 184 ревизских души наделено леса 35 дес., у Рудовки, Осино-Гаевской волости, на 1872 души только 46 дес. и т.д. За 12990 десят. продовольственных лесов крестьяне платят ежегодно лесного налога около 30000 р., т.е. в среднем выводе около 2 р. 30 к. за десятину. Но в действительности означенная сумма выплачивается теперь отчасти за такие площади, с которых давно не получается ни какого лесного материала, потому что лесные наделы свои крестьяне большей частью опустошили. Это видно из нижеследующих заявлений самих крестьян о нынешнем состоянии наделенных им лесных участков.

Упомянутые выше общины Ржаксинской волости пользуются в настоящее время в своих лесных наделах только мелким лесом и кустарником. У крестьян с. Ржаксы общий лесной надел с крестьянами Ржаксинских выселков – половина лесной площади дает мелкий строевой материал (слеги и колья), а на другой половине только кустарник. Ежегодно отводится к вырубке, попеременно из той и другой половины лесной площади, по 25 десятин. Крестьяне двух общин делятся на 91/2 равных паев. Каждая «сотня» доставившийся ей по жребию пай дробит на 10 равных частей (на каждый десяток душ), а затем уже определяется пай каждого домохозяина. Достается на душу по 10-15 мелких бревен (слег) и по 2 воза кольев. На охрану своего леса две общины расходуют 70 или 80 руб. в год. – У крестьян с. Перевоз лесной надел представляет мелколесье (дубняк, ольха, осинник), строевой лес давно вырублен. Ныне вырубается ежегодно 8 дес., достается на душу разного лесного материала по 3 воза, что и идет на топку печей вместе с соломой. На лесного караульного община расходует 60 руб. в год. В Инжавинской волости у крестьян с. Тернового лесной надел в 388 дес., годовая лесосека не более 10 десятин. При разделе ее домохозяева делятся на четыре «сотни», а самая лесосека на четыре равных пая, затем каждая сотня разбивается на три «десятины» (по 30 душ), а доставившийся ей пай – на три части. Крестьяне, вошедшие в состав каждого десятка, вырубают свою часть и потом материал делят подушно. Достается по три воза топлива на душу. У крестьян с. Инжавинья продовольственного леса 212 дес., годовая лесосека бывает в 5 десятин, достается по 3-4 воза на душу. В Карай-Салтыковской волости у крестьян с. Балыклей числится леса 122 дес., но сами крестьяне считают теперь у себя только 20 дес. мелколесья, вырубка производится через 2-3 года и достается по 8 мелких деревьев на душу. Крестьянам села Карай-Пущино наделено леса 370 дес., но он вырублен, осталось немного мелкого дуба, ольхи, осинника. Годовая лесосека в 4 дес., достается по 2-3 воза (на поправку строений и на отопление). В Красивской волости крестьянам с. Криволучья наделено леса 184 дес. Кроме кольев и топлива ничего из этого лесного участка не получается. Годовая лесосека бывает от 3 до 9 дес. Крестьянам с. Вышенки, Осино-Гаевской волости, наделено было леса 352 дес. В 1884 году оставалось не вырубленных лишь 30 дес., да и они были предназначены к вырубке по случаю пожара (для возобновления построек). Бывший лесной участок служит только пастбищем скоту.

Во всех других, неупомянутых нами, общинах, наделенных лесными участками, по отзывам крестьян, в настоящее время ничего из этих участков, кроме топлива и мелкого строевого материала на поддержку строений, не получается. Если в наделенных крестьянам рощах был хороший строевой лес, то он совершенно вырублен. Некоторые общины уже тяготятся и налогом, какой они обязаны нести за свои лесные наделы, потому что последние обратились в пустыри, годные только для пастьбы скота, а налога за них вносится ежегодно по несколько рублей за десятину. Например, крестьяне вышеупомянутого села Вышенки платят за лесной участок в 352 дес. по 1500 руб. в год, т.е. более 4 руб. за десятину. Порядок в пользовании продовольственными лесными наделами, заключающийся в отводе на каждый год небольшой лесосеки, установлен менее 10-ти лет тому назад. В настоящее время каждое сельское общество, имеющее лесной надел, постановляет приговор о размере лесосеки на данный год и приговор этот не прежде может быть приведен в исполнение, как по рассмотрении и утверждении его уездным по крестьянским делам присутствием. В первое десятилетие по утверждении за крестьянами лесных наделов по владенным записям такого порядка не соблюдалось, вырубка продовольственных лесов производилась совершенно бесконтрольно и беспорядочно, что и привело к совершенному почти истреблению продовольственных лесных участков у многих сельских обществ. Да и нынешний порядок далеко не гарантирует крестьянские продовольственные леса от истребления. Разрешаемые к вырубке годовые лесосеки обыкновенно превышают ту норму. при которой данная лесная площадь не могла бы истощаться, в особенности, если принять во внимание крайнюю скудость нынешнего лесного запаса на этой площади. Частые пожары вынуждают крестьян прибегать к усиленной вырубке своих небольших лесных наделов. Появляющаяся на вырубленных местах молодая поросль гибнет или совершенно бывает испорчена от пастьбы по этим местам домашнего скота. Из заявлений крестьян одной волости видно, что у них при действительном отводе разрешенных к вырубке в данных год лесосек бывают злоупотребления – назначается к рубке значительно больший участок, чем было предположено в утвержденном приговоре сельского схода.

У немногих (сравнительно с общим числом в уезде) общин бывших помещичьих крестьян по выкупным актам значатся в составе наделов в небольшом числе десятин кустарники. Эти кустарники занимали обыкновенно такие части наделов, которые по положению или по качеству почвы совсем не пригодны для пашни или сенокоса. Поэтому участки кустарника у общин, получивших их, не смотря на малоземелье крестьян, большей частью сохранились до настоящего времени. Некоторые общины тщательной охраной позаботились вырастить на таких участках довольно ценный лес, годный для ремонта строений. Где не может ничего расти кроме кустарника годного на плетни, там по мере необходимости кустарник через несколько лет вырубается и вновь выращивается. Для примера мы укажем на общину с. Караула, Богдановской волости. При отводе надела этой общине нарезано, между прочим, 23 десятины кустарника разных пород. Крестьяне заявляют, что до 1884 года они вовсе не рубили этот кустарник и только в этом году вырубили в первый раз 4 десятины. Домохозяева общины разделились на три «сотни», представляющих каждая по 90 ревизских душ. Каждая сотня рубила свою часть без раздела, а потом разделен между домохозяевами полученный материал (топливо) кучами. Досталось по два воза на душу. У одной общины бывших помещичьих крестьян с. Семеновки, Инжавинской волости, имеется молодого леса около 10 дес. (общ. быв. Лопатиной), у другой (бывш. Бибикова) 20 дес. По отзыву крестьян, они получили в надел в этих участках одни пни и, охраняя их, вырастили молодой лес. У некоторых (весьма немногих, впрочем) общин тех же крестьян в разных волостях уезда имеется также молодого леса от 15 до 40 десятин. Крестьяне сберегают эти участки и потому пользуются ими весьма осмотрительно.


II. Земледелие и скотоводство.

Весь Кирсановский уезд представляет местность черноземную. Несмотря на обширность уезда и большую растянутость его с севера на юг (до 120 верст) нельзя указать ни одной сколько-нибудь значительной части этого уезда, в которой черноземная почва не была бы совершенно преобладающей во всех пахотных угодьях. Почти весь уезд составляет часть бассейна р. Вороны, притока Хопра, только крайняя северная небольшая часть уезда принадлежит к бассейну р. Цны, с которой соединена верховьями р. Кашмы с мелкими речками системы этой реки. Река Ворона начинает свое течение в Кирсановском уезде в северо-восточной его части, течет извилинами на юг, несколько отклоняясь на юго-запад, и выходит из уезда в крайней южной его оконечности, приняв в себя в этом пункте с правой стороны приток Мокрую Ржаксу. Не много более третье части всей площади уезда (около 35%) находится по левую сторону от р. Вороны, а остальная часть уезда по правую сторону этой реки. По существующим оценкам земель Кирсановского уезда земли по левую сторону от р. Вороны ценятся на 30-36% ниже, чем земли по правую сторону от Вороны. Из этого можно заключать, что местность уезда по левую сторону Вороны значительно хуже по достоинству земель остальной части уезда, по правую стороны от Вороны. Но данными местного исследования Кирсановского уезда, - исследования, правда, касавшегося землевладения и хозяйства только крестьянского, - означенное заключение не подтверждается. В крестьянских наделах уезда во всех частях последнего и по обе стороны от р. Вороны, за немногими исключениями, преобладают хорошие черноземные почвы. А что касается исключений из этого, так сказать, общего правила, то они встречаются, как на западе, так и на востоке от р. Вороны, только в последней местности этих исключений больше, чем в первой. Это будет видно из нижеследующего краткого обзора почв в крестьянских наделах всех волостей Кирсановского уезда. Сначала мы скажем о волостях, лежащих по правую сторону от р. Вороны, потом о волостях по левую сторону от этой реки. В первой местности заключаются земельные наделы сельских общин 23 волостей уезда, во второй местности – наделы общин остальных 11 волостей уезда.

В Осино-Гаевской волости на полях почти всех общин почва черноземная на глинистой подпочве. Только крестьяне д. Соловьянки заявляют, что у них в наделе много песчаных мест, а у крестьян разных общин д. Павловки одни поля черноземные, в других суглинок и частью супес. Поля некоторых общин (Рудовки, Вышенки, Соловьянки, частию и других) бугроваты и прорезаны оврагами, в которых глина и мелкий камень. В Софьинской волости у всех общин наделы черноземные, но у многих общин (Козмодемьянское, Кянда, Никольское) в полях овраги и лощины. У д. Рожковки в полях встречаются сырые, долго не просыхающие весной, места, на которых рожь вымокает. В Пересыпкинской волости пашни у всех общин черноземные, местами солонцеватые. Надел с. Пересыпкина захватывает оба берега р. Вороны и здесь у реки почва супесь или совершенно песчаная. В Булыгинской волости наделы всех общин черноземные, большей частью бугроваты, у некоторых общин (Куриловка, Царицын поселок) в полях незначительные места солонцеватой почвы. В Ирской волости поля крестьян черноземные, только одна община получила надел низменный луговой, который и не пашется (Ира, быв. Урусовой), служит для сенокоса. В Куровщинской волости отчасти нечерноземные пашни имеют только крестьяне с. Покровского (Дворянщины), Николаевки и Першикова поселка. В первых двух селениях по одному из трех полей суглиностому (частью глина с камещником). У бывших государственных крестьян Першикова поселка по всем полям бугры и обвалы от протоков к реке, большая часть пашни солонцоватая или глинистая, каменистая. В Нащекинской волости наделы крестьян черноземные, за исключением общины, быв. Шатилова, в с. Нащекине. У этой общины надел по обе стороны р. Ломовиса и два поля по левую сторону этой реки песчаные и солонцеватые, только одно поле по правую сторону реки черноземное. В Богородицкой волости у всех общин ровные части полей черноземные, но у многих общин пашни изрыты оврагами, по окраинам которых и по буграм почва глинистая или суглинок. Таких мест в полях много в особенности у селений Ульяновка, Трубниково, Ольшанка и Новая Кузнецовка. В оврагах залегает много белого камня, который в небольшом количестве добывается крестьянами и употребляется на холодные постройки. В Соколовской волости у всех общин наделы черноземные за исключением глинистых мест по буграм и по краям оврагов. Таких оврагов много и в них залегает белый камень. Крестьяне одной общины с. Соколова (бывш. Вальдгардт) заявляют, что у них в пашнях много неудобных мест под оврагами, трясинами и солонцеватыми участками. В Кобяковской волости наделы крестьян черноземные, но с оврагами, по краям последних глина, а в самых оврагах много камня (употребляется на выкладку погребов). В Пригородно-Слободской волости главные части крестьянских полей черноземные, небольшая часть наделов под песками, оврагами и болотами. Крестьяне Калачинско-Горского общества объясняют, что у них лучшая часть надела по левую сторону большой дороги на Пензу, по правую сторону от этой дороги чернозем лежит более тонким слоем и постепенно по мере приближения к р. Вороне переходит в песчаную и солонцеватую почву. В Вячкинской волости почвы черноземные, только у селений Сырая Панда и Несвитчино поля слишком бугристы и овражисты и потому представляют не мало обнажений глины. В Иноковской волости крестьянские пашни черноземные, но прорезаны оврагами и по краям последних глина. Овраги изобилуют камнем – белым слабым негодным для построек и довольно крепким голышем, который добывается для мощения улиц в Тамбове. Крестьяне с. Иноковки в последние 10 лет места добывания камня в своем наделе отдают в аренду (прежде за 100 р., а ныне за 55 р.). В Паревской волости поля крестьян черноземные, но тоже с большими оврагами, по краям которых глина. Из оврагов добывается только слабый камень, хорошего нет. В Никольской волости наделы всех общин черноземные. В сельце Александровке у общины крестьян, бывших Малина, поля изрыты оврагами и промоинами. У крестьян с. Дмитриевки одно поле тоже изрыто оврагами. У крестьян с. Бардуковки тоже пашни испорчены оврагами. В крестьян с. Бардуковки тоже пашни испорчены оврагами. В Курдюковской волости в селах Хмелевке у общин, бывших Мерлина и Кишкина, поля бугристые с оврагами и представляют разные почвы – частью чернозем, частью суглинок и супесь. Тоже у крестьян с. Короваина и Осиновки. У крестьян д. Каширки часть надела, лежащая по левую сторону от р. Панды, супесчаная. У других общин пашни черноземные за исключением глинистых мест по краям оврагов. В Богословской волости наделы крестьян черноземные и поверхность имеют ровную, только у крестьян д. Ильинки в наделе два оврага. В Калугинской волости пашни черноземные, но большей частью с оврагами. В Трескинской волости наделы крестьян черноземные, только у многих общин поля с буграми и оврагами. В Золотовской волости наделы всех общин черноземные, местами солонцеваты. В Инжавинской волости тоже все наделы крестьян черноземные, но большей частью с оврагами. В Богдановской волости наделы крестьян хорошие черноземные за исключением с. Караула, а отчасти с. Богданова. У крестьян с. Богданова в одном поле почва солонцеватая и дает плохие урожаи. Надел крестьян с. Караула представляет очень мало черноземной пашни, большей частью глинистую и солонцеватую почву, по полям тянется высокий бугор с крутым скатом, по бугру в почве много камня, от которого портятся сохи. В Ржаксинской волости на ровных частях крестьянских наделов почва глубокий чернозем, но пашни бугроватые и на буграх почва иловато-глинистая. У крестьян с. Перевоз один участок надела захватывает оба берега р. Вороны и по правую сторону этой реки – песчаный.

В местности Кирсановского уезда, лежащей по левую сторону от р. Вороны, в Васильевской волости, которою начинается эта местность с севера, общины крестьян с.с. Паники, Васильевки, Верхних и Нижних песков и сельца Варварина имеют пашни супесчаные. Наделы этих общин составляют западную часть волости ближайшую к р. Вороне. У других общин волости наделы черноземные. В Оржевской волости у крестьян д. Солдатчины меньшая часть надела в отдалении от р. Вороны черноземная, а другая часть, ближе к этой реке, песчаная. Нечерноземные пашни имеют также крестьяне с. Оржевки, частью Бурчаловки, Тишининовки (песок, супес, иловатые почвы). В Глуховской волости наделы крестьян черноземные, только у д. Скобельцовки в полях супес. В Градско-Уметской волости крестьянские поля большей частью черноземные. Лучший чернозем по левую сторону р. Вяжли, а по правую ее сторону местность возвышенная и пашни частью глинистые. В полях крестьян с. Хилкова частью супес. В Вяжлинской волости значительная часть крестьянских наделов нечерноземны. У общин с. Рамза почти все пашни черноземные, но есть в наделах и песчаные участки (под лесом и другими угодьями). У общин с. Чутановки лишь меньшая часть наделов черноземные, остальное супесь и песок. У общин с. Буровщины наделы разных почв – чернозем, супес, суглинок, иловатые почвы. У общин с. Кипец наделы частью черноземные, частью песчаные. У крестьян Варваринского поселка надел глинистый, у крестьян д. Дербень в полевой пашне песок. В Царевской волости у всех общин наделы черноземные. Впрочем, крестьяне д. Большие Липяги заявляют, что у них в полях суглинок. В Карай-Салтыковской волости села Карай-Салтыково и Балыклей имеют наделы черноземные, только у последнего села местами по низинам солонцеватая почва. У села Карай-Пущино надел песчаный или, вернее, супесь, потому что урожаи получаются удовлетворительные. У села Павловки надел черноземный, но посредственного качества, некоторые места в полях солонцеватые и глинистые. У села Хмелинки тоже среднего качества чернозем. У д.д. Балакиревки и Беклемищевки пашни частью черноземные, частью иловатые. В Балыклейской волости у всех общин наделы черноземные. В Красивской волости наделы тоже большей частью черноземные, только по прибрежью р. Вороны супесь. В Чернавской волости у крестьян селений Алаторка и Нащекино наделы песчаные, у общин с. Чернавка поля частью черноземные, частью супесь и иловатые. У остальных общин волости пашни черноземные. В Арбеньевской волости почвы, за малыми исключениями, черноземные. Крестьяне с. Никольского (Сатино) говорят, что у них земля на одну треть солонцеватая. У д. Анновки небольшая часть надела с солонцеватой почвой. У д. Покровской поля супесчаные и отчасти солонцеватые. По полям некоторых общин волости проходят большие овраги (у с. Лядовки Моршань, Арбеньевки, Васильевки).

Из представленных данных нельзя сделать такого общего заключения, что наделы крестьян Кирсановского уезда во всей местности по левую сторону р. Вороны относительно плохи. Нечерноземные почвы и здесь, как на правой стороне от Вороны, составляют очень незначительную часть всей площади. Самые прибрежья Вороны, действительно, здесь большей частью песчаные, но эти прибрежья составляют только часть наделов ближайших селений, а в отдалении от реки у этих же селений пашни черноземные. Целые волости по восточной окраине уезда представляют хорошие черноземные почвы. В приведенном обзоре нам много раз привелось упомянуть о том, что крестьянские пашни изрезаны оврагами. Это обстоятельство имеет немаловажное влияние на качество крестьянских наделов в уезде, потому что поля, имеющие очень неровную поверхность, с буграми и косогорами, во многих местах почти обнажены от черноземного слоя или он лежит на них сравнительно очень тонким слоем, тогда как на равнинах чернозем в Кирсановском уезде глубок, по отзыва крестьян, имеет глубину от 1/2 до 11/2 аршина. Для больших общин, наделы которых занимают большие площади, несколько оврагов и скатов в полях не имеют важного значения, так как сравнительно плохие (глинистые) окраины оврагов составляют лишь малый процент всей площади наделов. Но, если оврагами прорезаны наделы мелких общин, составляющих по несколько десятков десятин, то обнажения глины по краям оврагов значительно уменьшают долю хорошей черноземной площади для хлебопашества. Таких общин с наделами более или менее испорченными пролегающими через них оврагами много во всем Кирсановском уезде и в особенности в местности по правую сторону от р. Вороны.

Общее правило хлебопашества крестьян Кирсановского уезда – трехпольный севооборот. Каждый участок пашни бывает одно лето под озимым хлебом, другое под яровым, а на третье лето оставляется паром и обрабатывается для озимого посева. У наибольшей части общин пашни и разделены только на три поля, но из этого правила встречаются исключения, на которые мы и укажем здесь по каждой волости особо, так как таких случаев во всем уезде сравнительно немного.

В Осино-Гаевской волости крестьяне большого села Рудовки соблюдают трехпольный севооборот, но пашни у них разделены не на три, а на девять полей, так что бывает ежегодно по три озимых поля, по три яровых и т.д. Такое деление пашни сделано, по словам крестьян, для большого удобства пастьбы скота по паровым полям. У одной общины в д. Никольской, той же волости, пашня составляет одно поле, которое и засевается ежегодно (большей частью рожью). Названная община получила третной надел и для хлебопашества имеет только по 1/3 десятины на душу. В Булыгинской волости община крестьян д. Воробьевки, получившая только дарственную четверть надела, арендуя землю у соседнего землевладельца, соблюдает трехпольный севооборот, но в своем наделе имеет только одно поле. В Ирской волости две общины из четырех, получивших дарственные наделы (Ира – Нарышкина и Бессоновка), тоже имеют только по одному полю, но одна община соблюдает трехлетний севооборот (Бессоновка), а другая не соблюдает и не оставляет своей пашни под паром. В Куровщинской волости одна из общин с. Волхонщины (бывш. Татаринова) из 118 дес. надела 63 дес. имеет при селе, а 55 дес. за 5 верст около села Соколова. Так как у этой общины надел велик (около 8 дес. на рев. душу), то в дальнем участке пашня большей частью сдается в наем крестьянам с. Соколова. У одной общины д. Кукановки, получившей надела только по десятине на ревиз. душу, пашня состоит только из двух полей. В Нащекинской волости пашни небольшой общины д. Девятовки почему-то разделены только на два поля. Трехпольный севооборот соблюдается путем найма земли у соседних землевладельцев. У общины с. Зиминки надел представляет неудобство большой растянутости при незначительной ширине, пашни этой общины при ширине в 260 саж. протянулись на 6 верст. Так как они разделены вдоль на три поля, то каждое поле очень узко и настолько утаптывается скотом, что при засухе невозможно пахать. В Никольской волости крестьяне д.д. Каменки и Екатериновки имеют общий надел, общие поля, но пашни их разрезаны землей соседнего частного имения и крестьяне для удобства прогона скота на свои поля нанимают ежегодно полосу в 30 с. ширины и 200 длины за 50 руб. В Курдюковской волости у двух общин с. Курдюков (бывш. Смирнова и Дьякова) пашни чересполосны с землей бывших помещиков. Тоже и у двух общин д. Хмелевки (Мерлиных). У этих последних общин, кроме обычных трех полей, имеется еще по одному четвертому полю, в которых трехпольного севооборота не соблюдается (пестрополье). У одной общины с. Осиновки (государств от К.А. Есинова) пашни разделены только на два поля. У крестьян одной общины д. Кареевки (государств. от Архангельской) наделы в трех местах – при усадьбах, в 1/2 версты и в 8 верстах от них. В каждом из этих участков и имеется по одному полю. В Богословской волости крестьяне д. Ильинки с дарственным наделом имеют только одно поле, но путем найма земли соблюдают трехпольный севооборот. В Калугинской волости у той части с. Калугина, в которой сохранилось подворно-наследственное владение землей, пашни состоят из трех полей и еще из одного запольного участка (180 дес.). На этом участке трехпольного севооборота не соблюдается. У крестьян села Ново-Калугина (бывш. Ланского) одно из трех полей находится за чужой землей и вследствие этого на то поле нет прогона для скота. У крестьян д. Булгаковки-Дмитриевки пашня не разделена на три поля, потому на ней ежегодно бывают перемешаны озимый, яровые посевы и пар (пестрополье). В Трескинской волости у бывших государственных крестьян с. Трескина надел состоит из двух участков – большого при селе и меньшего (77 дес.) за 71/2 верст от села. Соблюдается трехпольная система хозяйства. В том же селе крестьяне, бывшие Шрейдера, живут в 71/2 верстах от своей пашни и она у них не имеет деления на три поля, засевается беспорядочно. Крестьяне объясняют, что не поселились на своем наделе по отсутствию там воды. Крестьяне д. Богохранимой тоже живут не на своем наделе, он находится за землей бывшего их помещика в 21/2 верстах (хозяйство трехпольное). У крестьян д. Шумиловки, получивших третной надел, пашня состоит из одного поля. Крестьяне Соболева поселка получили надел из двух участков – при поселке 206 дес. и в 8 верстах от него 60 дес. В большом участке у них трехпольное хозяйство, а в малом так называемое пестрополье. У одной из общин д. Большое Лопатино (быв. Чеботаева) пашня однопольная, засевается беспорядочно. В Золотовской волости у трех общин с дарственными наделами свои пашни не составляют трех полей: у крестьян Дуровщины и Федоровки по одному полю, а у крестьян д. Медной два поля. Вследствие этого правильной трехлетней смены посевов у названных селений не соблюдается. В Инжавинской волости общины с дарственным наделом д. Малого Лопатина (бывш. Шанинова и Оголиной) имеют по два поля. В с. Карандеевке у общин, бывших Кулешова, Штейн, Уваровой и Михайловой, имеется в наделе только по одному полю, у общины, бывшей Мейер, два поля. В с. Семеновке у общины, бывш. Оголиной, надел находится в 3-х верстах от усадьбы и представляет пестрополье. Во всех указанных общинах часть домохозяев соблюдает трехлетнюю смену посевов, а другие не соблюдают и перед озимым посевом не оставляют землю паром. Такое же хозяйство без правильной смены посевов и без пара ведут бедные домохозяева и других малоземельных общин Инжавинской волости, хотя у них пашни и разделены на три поля (напр. в с. Земляном). В Богдановской волости крестьяне с. Пущина имеют по малоземелью только двухпольную пашню. В Ржаксинской волости село Перевоз имеет надел из двух участков, один при усадьбах и другой (810 дес.) в 7 верстах от них. На том и другом участке имеется по три поля. В Васильевской волости у общины д. Бибиковой (с третным наделом) только одно поле. У двух общин с дарственными наделами (Екатериновка и Панино-Языковой) тоже по одному полю, а у двух таких же общин – по два поля (Ивановка и Петровка). В Оржевской волости община д. Повалишина (от Беклемишева) имеет в своем наделе два поля. У хутора Петровского (Куткино) пашня состоит из одного поля. У общин с дарственными наделами тоже имеется в них только по одному полю. Все означенные общины, не имея в своих наделах трех полей, соблюдают однако трехпольный севооборот, арендуя землю у соседних землевладельцев. В Глуховской волости у общин с дарственными наделами (кроме Скобельцовки) пашни своей имеется только по одному полю, трехлетний севооборот соблюдается путем арендования земли. Но крестьяне д. Воронцовки сеют на своей пашне исключительно яровые хлеба ежегодно, озимого посева на ней и пара не делают уже около 10 лет. В Градско-Уметской волости у двух общин с дарственными наделами (Любичи и Хилково) и у одной общины с третным наделом (Хилково-Сипягино) своей пашни имеется только по одному полю. В Вяжлинской волости крестьяне с дарственным наделом села Кипец вовсе не имеют полевой пашни (только усадьбы, огороды, конопляники и выгон). Тоже и у крестьян Софьинского поселка. У общин селений Дербень, Ильинки и Козловки в своих наделах только по одному полю. У общины с. Вяжли, также с. Кипец (Тыриновой и Поспеловой) пашни надела состоят из двух полей. У всех этих общин соблюдается трехлетняя смена посевов путем аренды земли. В Царевской волости у общин с дарственными наделами селений Львовка, Березовка, Большие и Малые Липяги имеется пашни только по одному полю. Тоже и в д. Андреевке у общины, бывшей Наумова (с третным наделом). В Карай-Салтыковской волости у общины крестьян села Карай-Салтыкова пашня однопольная, трехпольного севооборота не соблюдается. В Красивской волости у двух общин с дарственными наделами (Коноплянка и Марьевка) пашни состоят из одного поля. Тоже и у одной общины с. Хорошавки (с третным наделом). Трехлетней смены посевов у этих общин не соблюдается. – В Чернавской волости у общины бывших государственных крестьян с. Чернавки, кроме трех полей, имеется еще запольный участок пашни, на котором трехлетней смены посевов не соблюдается. Участок этот недавно распахан. У общины крестьян с. Чернавки, бывших Ефимьевой и Тихоновой, владеющих землей нераздельно, тоже имеется запольный участок пашни, засеваемый беспорядочно. У общины того же села, имеющей дарственный надел (бывш. Филиппова), пашня состоит из одного поля. У общины, бывшей Гришина, в с. Алаторке хозяйство двухпольное и яровых хлебов на своем наделе крестьяне вовсе не сеют, оставляя ежегодно одно поле паровым (для пастбища скоту). В Арбеньевской волости у одной из общин крестьян с дарственными наделами (Надеждина) совсем полевой пашни нет (посев хлебов на арендуемой земле). У других двух общин дарственников (Николаевка и Анновка) в своем наделе по одному полю. Тоже и у малоземельных крестьян д. Петровки. Здесь крестьяне сеют на своей пашне один год озимый хлеб, потом три года яровые хлеба, а на пятый год делают пар. У малоземельной общины д. Покровской пашни из двух полей. Соблюдая трехлетний севооборот, крестьяне в один год каждого трехлетья на одном из двух полей ничего не сеют.

Как видно из указанных случаев, общепринятая трехпольная система хлебопашества не соблюдается лишь некоторыми из тех общин Кирсановского уезда, которые получили четвертные дарственные или третные наделы. Общин с такими наделами в уезде довольно много и большая часть из них не имеют в своей пашне трех полей, а только два или одно. Но, как мы объясняли уже в сделанном обзоре, это обстоятельство далеко не всегда означает несоблюдение трехпольной системы хозяйства. Нанимая землю для своих посевов у соседних землевладельцев, малоземельные крестьяне не имеют необходимости дробить свою маленькую пашню на три поля. но эксплуатируют ее с той же сменой – озимого, ярового посева и пара, как бывает при трех полях. Даже и относительно тех общин, которые имеют в своей пашне так называемое «пестрополье», нельзя сказать безусловно, что там вовсе не соблюдается обыкновенный порядок трехпольного хозяйства. И в этих общинах более состоятельные домохозяева не сеют непрерывно «хлеб по хлебу», но сменяют озимый посев яровым и затем оставляют свои загоны паровыми. Не следуют этому правилу только часть домохозяев, именно те, у которых не всегда достает средств на наем земли. Как мы указали выше по Инжавинской волости, бедность иногда заставляет часть крестьян истощать свои душевые наделы постоянными посевами – без пара даже и при наличности трех полей в мирских угодьях. Все случаи «пестрополья», отступления от порядка трехпольного хозяйства, несмотря на малоземелье многих крестьянских общин, составляют не более, как исключения из общего правила. Установившуюся издавна трехпольную систему хлебопашества крестьяне признают совершенно правильной, сменять озимый посев яровым и на третье лето делать пар крестьяне считают совершенно необходимым для получения удовлетворительных урожаев. Где от малоземелья завелось пестрополье и у многих совсем не бывает пара, там сами же крестьяне заявляют, что от такого беспорядка в хлебопашестве земля у них истощена, перестала давать урожаи. Не составилось пока у крестьян убеждения относительно пользы удобрений полей навозом.

Мы можем указать весьма немного сельских общин Кирсановского уезда, у которых утвердился уже обычай вывозить навоз на паровое поле. В Васильевской волости о вывозке удобрения на поля заявили (при исследовании уезда) только крестьяне двух общин с. Паники, также д.д. Григорьевки и Нижних Песков. В первых из названных общин крестьяне вывозят навоз на поля уже более 10 лет, а в последней только два-три года и притом на ближайшие и худшие полосы в полях. В Оржевской волости удобряется ближнее поле только у крестьян д. Б. Скобельцовки. У крестьян всей Градско-Уметской волости удобрение полей не практикуется. В Вяжлинской волости удобряют свое маленькое поле крестьяне-дарственники д. Дербень. В д. Осиновке многие домохозяева стали вывозить навоз на некоторые полосы в полях только после недавнего коренного передела полей. В Царевской волости удобрение полей вовсе не практикуется. Тоже в Карай-Салтыковской и Балыклейской волостях (разве некоторые состоятельные домохозяева иногда вывезут несколько возов на ближайшие места своей пашни). В Красивской волости в последнее трехлетие начали понемногу удобрять ближайшую часть полей крестьяне с. Красивки. В Чернавской волости отчасти унавоживают свои поля крестьяне селений Чернавки и Алаторки. В Арбеньевской волости поля крестьян не удобряются. В одном селении (Никольское) крестьяне заявили, что отдают навоз в то соседнее имение, в котором нанимают землю, и что без этого управляющий имением не сдает земли. В Осино-Гаевской волости крестьяне большей части селений заявляют, что у них вывозят навоз в поле лишения немногие домохозяева. Только крестьяне д. Богословки, по словам их, исстари удобряют паровое поле. Крестьяне д. Соловьянки говорят, что кладут около 70 возов удобрения на каждой душевой пай в паровом поле. В Софьинской волости всегда удобряют паровое поле только крестьяне деревень Аннинки и Платоновки. В Пересыпкинской волости удобрения полей не практикуется. В Булыгинской волости удобряют небольшую часть пашни немногие состоятельные домохозяева. только в д. Куриловке, будто бы, все домохозяева удобряют наименее плодородные загоны в полях. В Ирской волости, по возможности, удобряют свою пашню крестьяне-дарственники селений Вельможина и Екатериновки. В Куровщинской волости не много и с недавнего времени удобряют поля крестьяне некоторых общин с.с. Куриловка, Усова, Змиевки, Першикова поселка, Ардабьевки и Дворянищны. В Нащекинской волости заявили о постоянном удобрении полей только крестьяне д. Свищевки, в прочих селениях немногие удобряют ближайшие полосы полей. В Богородицкой волости тоже удобрение полей почти не практикуется, немногие домохозяева удобряют малую часть своей пашни. В Соколовской волости с 1870 года принято за правило удобрять паровое поле только крестьянами д. Александровки-Павловки. В других селениях многие крестьяне продают навоз в соседние частные имения. В Кобяковской, Пригородно-Слободской, Вячкинской, Иноковской и Паревской волостях крестьяне своих полей не удобряют. В Никольской и Курдюковской волостях лишь некоторыми крестьянами удобряются ближайшие загоны в полях. В Богословской волости постоянно со времени получения надела удобряют свои паровые поля крестьяне Алексеевки и Богоявленки. В Калугинской волости отчасти удобряют плохие места в пашне только крестьяне д. Булгаковки и Толмачевки. В Трескинской волости немногие крестьяне вывозят навоз на ближние загоны, только в д. Березовке и Сабуровке всеми принято удобрять павровое поле, сколько позволит запас удобрения. В Золотовской и Инжавинской волостях удобряется немногими ближайшая часть полей. Тоже в Ржаксинской и Богдановской волостях, только в последней волости крестьяне Мосоловки и Владимировки постоянно, по возможности, удобряют паровое поле.

Крестьянами разных местностей Кирсановского уезда заявлено много причин в объяснение того, почему они не удобряют свои пашни. Одни указывают на неудобства проезда к разным частям полей вследствие оврагов, хотя это обстоятельство не мешает обработке полей и вывозке с них урожая. Другие говорят, что много работают у частных землевладельцев, за своей землей им «смотреть некогда». Третьи ссылаются на недостаток навоза, так как он идет на удобрение конопляников и отопление изб. Бывшие государственные крестьяне говорят, что не приступают к удобрению полей в виду предстоящего коренного передела их, однако многие общины не начали возить навоз на поле и после того, как означенный передел у них уже состоялся. Бывшие помещичьи крестьяне говорят о частых дележках полей для обмена загонами, хотя от них же зависит и отменить эти дележи. В немногих общинах крестьяне прямо высказались о том, что не считают полезным удобрение своей черноземной пашни. Таким образом эта причина неудобрения полей является в отзывах крестьян как бы последней в числе других вышеуказанных, но едва ли не ее и следует признать общей по Кирсановскому уезду. Удобрять всю свою пашню, действительно, большинство крестьян по недостатку скота не могут, но удобрять достаточно более или менее значительную часть полей, без сомнения, могли бы, что и доказывается примером упомянутых выше немногих общин. По Кирсановскому уезду нередко от крестьян можно слышать, что навоз они вывозят для очистки дворов не в поле, а в овраге. Конопляники крестьянами везде в уезде удобряются, тоже нередко для посевов конопли удобряются и ближайшие загоны в полях, но для урожаев зерновых хлебов при трехпольном хозяйстве большинство крестьян уезда удобрение пашни еще не считает нужным.

В озимых полях крестьяне Кирсановского уезда ничего не сеют кроме ржи, яровые посевы у них: овес, просо, гречиха, отчасти картофель и лен. Посевы овса почти повсеместно занимают половину и более всей площади яровых полей. До последнего десятилетия вторым после овса яровым посевом у крестьян уезда была гречиха, в это десятилетие постепенно усиливались посевы проса и уменьшались посевы гречихи. Это произошло от повторившихся сряду по пяти и более лет плохих урожаев гречихи, о чем крестьяне заявляют почти во всех волостях уезда. Нужно, однако, заметить, что по Кирсановскому уезду далеко нет еще такого уменьшения в посевах гречихи сравнительно с недавним прошлым, какое произошло в других южных уездах Тамбовской губ. Посевы гречихи и в настоящее врем сохраняют на крестьянских пашнях исследуемого уезда очень видно место. На основании отзывов крестьян всех волостей и общин трудно решить, под какой из двух посевов они уделяют больше места в своих полях под гречиху или просо. Об уменьшении посевов гречихи при исследовании уезда заявлялось почти везде, но в то же время говорилось нередко, что у состоятельных крестьян эти посевы продолжаются. От бывших государственных крестьян некоторых селений Пригородно-Слободской и Пересыпкинской волостей получены даже такие отзывы, что у них доселе главный яровой посев составляет гречиха. По большинству отзывов более вероятным представляется, что в настоящее время и в Кирсановском уезде просо в яровых крестьянских полях в общем счете не много преобладает над гречихой. Более положительного вывода по этому предмету нельзя сделать, так как показания крестьян неточны. Картофель крестьяне разводят лишь для собственного потребления, потому в малом количестве. В полях он возделывается во многих местах, но не везде, иногда бывает достаточно для этого и огородов. Лен сеется ныне далеко не везде, от крестьян многих общин получены отзывы, что урожаи льна плохи, потому они перестали его сеять. Посевы гороха везде в уезде совершенно ничтожны (у некоторых домохозяев). Местами крестьяне пробуют посевы чечевицы (очень мало).

Коноплю возделывают все крестьяне Кирсановского уезда, но не в полях, а при своих усадьбах. Иногда и некоторые домохозяева разводят коноплю, как и картошку, не только при усадьбах, но и на ближайших загонах полевой пашни, которые для этого и удобряются навозом одинаково с приусадебными конопляниками. На остальной, обыкновенно уже незначительной, части приусадебного места у всякого крестьянина бывает огород, на котором разводится преимущественно картофель, в малом количестве – лук, редька, свекла. Если же место пригодно для огурцов или капусты, то всегда разводятся эти овощи. Разведение этих овощей, за малыми исключениями, так незначительны, что их и достает у крестьян только на лето и на осень. Состоятельные семьи на зиму заготовляют огурцы и капусту, покупая их на базарах или в тех селениях, где они родятся довольно изобильно, а бедные семьи остаются при одной картошке. – В некоторых селениях разных волостей Кирсановского уезда крестьяне с недавнего времени разводят на своих огородах в небольшом количестве табак. Об этом при исследовании уезда заявлено крестьянами следующих селений: Солдатчины (Оржевской волости), Рамзы и Марьевки (Вяжлинской волости), Царевки (Царевской в.), Карай-Пущина (Карай-Салтыковской волости), Осиновых Гаев (Осино-Гаевской в.), Козмодемьянского (Софьинской в.), Царевки (Булыгинской вол.), Зиминки (Нащекинской в.), Богоявленки (Богословской в.), Грушевки (Трескинской в.), и Егоровки (Золотовской в.). В большей части из этих селений крестьяне отозвались, что разводят табак только для себя и на сторону ничего не продают. Промышленное значение имеет табаководство у крестьян с. Зиминки, Нащекинской волости. Здесь оно завелось годов 10 тому назад и постепенно усиливалось. За недостатком своей огородной земли годной под табак многие домохозяева нанимают для этого землю у соседнего землевладельца, давая от 25 до 40 р. за десятину. Крестьяне с. Карай-Пущина заявили, что почти все лет 10 разводили табак, но в последние 3 года почти прекратили эти посевы, находя понизившиеся цены на табак невыгодными. – В некоторых селениях Вячкинской, Калугинской, Курдюковской и Золотовской волостей заявлено о разведении немногими крестьянами подсолнечника, но он разводится большей частью на каких-нибудь арендуемых участках. По всему Кирсановскому уезду при подворной переписи отмечено 4138 домохозяев, имеющих при своих усадьбах какие-нибудь, хотя бы самые ничтожные, яблонные сады. У всех этих садоводов записано 102086 яблоней. Но по этим крупных цифрам не следует заключать о значительном развитии у крестьян уезда садоводства. Большей частью крестьяне объясняли, что у них посажены на усадьбах простые дикие яблони из местных лесов. дающие очень невкусный плод, который, однако, потребляется ими (преимущественно детьми). Владельцев яблонных деревьев гораздо больше между бывшими государственными крестьянами, чем между бывшими помещичьими – у первых на 13521 домохоз. 3055 (22%), а у последних на 20055 домохозяев только 1078 (5%). Сравнительно больше садоводов, чем в других местах, в следующих селениях Кирсановского уезда: в Ржаксе и Перевозе (Ржаксинской вол.), в Пересыпкине, Иноковке, Паревке, в Хмелинке (Богородицкой волости), в Васильевке и Варварине (Васильевской вол.), в Чернавке (Чернавской волости), в Вельможине (Ирской в.), в Богоявленке (Богословской в.), в Новом Калугине и Ново-поселенном (Калугинской в.), в Грушевке (Трескинской в.), в Золотовке и Чернавке (Золотовской в.). Исстари существует садоводство лишь у бывших государственных крестьян, а у бывших помещичьих местами заводятся сады с недавнего времени. Молодые деревца для посадки покупаются у продавцов, приезжающих из Саратовской губернии и из Шацкого уезда (ценой от 15 до 50 к. за корешком). Достигшие уже полного возраста сады или отдаются (во время цветения) приезжающим съемщикам-промышленникам, или сбор плодов и продажу их делают сами хозяева. Плоды продаются последними частью на местных базарах, частью с домов тоже приезжающим скупщикам, которым известны селения с садоводами. По отзывам крестьян, если отдавать сады съемщикам, то дохода получается менее рубля от яблони, а сами хозяева выручают по рублю и более. У немногих садоводов водятся в садах, кроме яблоней, вишня, крыжовников, смородина, терн.

Земледельческие орудия и производимые ими обработка земли у крестьян Кирсановского уезда те же, как и у крестьян других черноземных губерний Тамбовской губернии. Орудиями служат только соха и борона, плуг еще вовсе не вошел в употребление. Крестьяне с. Кобяков имеют плуги, но обрабатывают ими только пашни местных землевладельцев по найму, а свои поля пашут исключительно сохами и объясняют это тем, что у них загоны в полях узки для плужной обработки, при том не зарастают сорными травами, так как последние выбиваются скотом. Только в одном обществе Золотовской волости (Чернавка – Сабуров поселок) заявлено, что часть домохозяев начали уже обрабатывать свою пашню плугами. Борона употребляется крестьянами, за малыми исключениями, деревянная с такими же зубьями. Взмет парового поля делается не ранее июня и большей частью не ранее середины этого месяца. Вторую вспашку этого поля везде в уезде многие делают, но многие и не делают. Более исправные домохозяева почти везде это делают. Однако, пример, в больших селениях, с полями растянутыми на значительное число верст, двойка пара и наиболее исправными крестьянами производится только на ближайших полосах. Кроме того производство или непроизводство двойки пара обусловливается сухостью или сыростью лета, также качеством почвы в разных частях поля. Бедные однолошадные и безлошадные домохозяева, обременяющие при том себя наемными работами, двойки пара никогда не делают. Боронование производится всеми после первой и после второй вспашки пара, но посев ржи производится только под соху без бороны. Случается, что некоторыми крестьянами семена ржи только забораниваются, но это считается крайней неисправностью. Бороновать поле после запашки озимого посева нигде не в обычае. Сравнительно в немногих обществах уезда (в разных волостях) вошло у крестьян в обычай под яровые посевы пахать поле с осени. Этого, разумеется, не делается в тех общинах, у которых переделяются яровые поля ежегодно весной. Не делается также осенней вспашки полей после ржи и у тех общин, которые не находят возможным обойтись без пастьбы скота осенью по бывшему ржаному полю. Если осенней вспашки «ржища» не бывает, то весной овес и просо сеются прямо по невспаханному пою под соху с боронованием, а затем через несколько дней это уже засеянное поле перепахивается. Немногими крестьянами под просо и овес поле вспахивается до посева и затем засевается под соху. Под гречиху всегда делается предварительная вспашка земли и после посева еще одна или две вспашки. Практикуется везде полка проса и овса. Уборка всех хлебов в уезде производится косой с граблями, прежде для ржи употреблялся серп.


По данным прилагаемых к настоящему очерку статистических таблиц, показывающих, между прочим, размеры посевов ржи на душевой надел и средний урожай ее у всех общин Кирсановского уезда, у нас составилась следующая таблица, определяющая средний размер всего годового производства озимого хлеба у всех крестьян уезда, за исключением немногих обществ, имеющих подворное землевладение или вовсе не имеющих пашни в своих наделах. Производство хлеба на арендуемых крестьянами землях мы здесь в расчет не брали. Таблица представляет 10 отдельных выводов для десяти групп общин уезда, высевающих на каждый душевой участок своего надела от 1 до 10-20 мер ржи (у последней группы средний посев определился в 11 мер).


Посев на душу в четвериках

Всего высевается четвертей

Получается урожай четвертей

За вычетом семян четвертей

Наличное население обоего пола

Получается на душу четвертей

всего

без семян

1

705

4054

3349

13748

0,29

0,24

2

911

5238

4327

8793

0,60

0,49

3

1076

6187

5111

7727

0,80

0,66

4

3438

19769

16331

17399

1,13

1,93

5

2576

14812

12236

11317

1,31

1,08

6

6037

34713

28676

23495

1,48

1,22

7

6800

39100

32300

22157

1,76

1,46

8

20019

115109

95090

56283

2,04

1,69

9

4987

28675

23688

14479

1,98

1,63

11

16288

93656

77368

36469

2,56

2,12

Итого

62837

361313

298476

211867

1,70

1,41


Количество урожая ржи в 361313 четвертей вычислено здесь по норме среднего урожая ржи сам – 53/4. Норма эта представляет средний вывод из показаний крестьян всех общин уезда. В общем счете по уезду крестьяне высевают ржи по 8 четвериков на десятину, а получают ее при среднем урожае 46 четвериков. За употреблением по 8 мер на семена для будущего года, из указанного среднего урожая с десятины может быть употреблено на продовольствие или на продажу 38 мер. На каждого человека в крестьянском населении уезда (без различия возраста и пола) можно считать нормальным среднее годовое потребление озимой ржи, сверх потребления яровых хлебов, в 13/4 четверти или в 14 четвериков. Выводы таблицы показывают, что такой норме годового потребления удовлетворяет среднее годовое производство ржи только у одной группы общин уезда, именно, тех общин, которые в среднем выводе высевают по 11-ти четвериков ржи на каждый душевой участок своего земельного надела. У этой группы общин уезда при среднем производстве ржи должен быть значительный ее избыток, так как в этих общинах при среднем урожае и за вычетом семян получается не по 14-ти, а приблизительно 17 четвериков ржи на каждого человека. Указываемую часть населения уезда составляют 36469 человек обоего пола или немного более 17% того итога крестьянского населения уезда, который выведен в таблице. Следовательно до 83% этого населения в настоящее время от своих наделов не могут прокормиться. Производство крестьянами хлеба на арендуемых землях служит главным средством восполнить недостаток хлеба, получаемого от своей земли. Население Кирсановского уезда состоит, главным образом, из малоземельных бывших помещичьих крестьян, потому в этом уезде и оказался по нашим расчетам очень большой процент крестьян, не могущих круглый год прокормиться от своих наделов, несмотря на удовлетворительный средний урожай.

По вышеприведенной таблице определилось всего посева озимой ржи у крестьян Кирсановского уезда 62837 четвертей. С обществами, не вошедшими в таблицу, цифру эту следует увеличить приблизительно до 63400 четвертей. Это количество озимого посева соответствует такому же числу десятин крестьянских полей. Следовательно и под яровыми посевами у крестьян уезда бывает ежегодно около 63400 десятин. Не менее половины этой площади засевается овсом. Средний урожай овса на крестьянских полях определился по уезду сам – 41/4, т.е. около 68 четвериков (средний посев овса 2 четверти на десятину). За вычетом семян, средний урожай овса дает 52 четверика с десятины. Другая половина яровых полей засевается у крестьян просом, гречихой, частью картофелем и льном. Не принимая в расчет последних посевов, как незначительных, можно определить, что 1/4 яровых полей крестьян засевается просом и 1/4 гречихой. Средний урожай гречихи (за вычетом семян) 4 четверти с десятины, средний урожай проса 3 четверти с десятины. По справочным ценам за последнее шестилетие (1879-1884 г.) в Кирсановском уезде средняя цена на рожь 5 р. 81 к. за четверть, на овес 2 р. 61/2 коп. за четверть. Официальных справочных цен на просо и гречиху мы не имеем, приблизительно (по отзывам крестьян) можно считать среднюю цену на просо в 5 р. за четверть, на гречиху в 4 р. 50 к. за четверть. На основании всех этих данных, мы можем вычислить и оценить все земледельческое производство крестьян Кирсановского уезда на своих наделах следующим образом:


средний урожай

стоимость урожая

на каждого человека

рожь

301150 четверт.

1749681 р.

8 р. 4 к.

овес

206050

425490

1 р. 95 к.

просо

47550

237750

1 р. 9 к.

гречиха

63400

285300

1 р. 31 к.

Итого

618150 четверт.

2698222 р.

12 р. 39 к.


Большая часть крестьян Кирсановского уезда продают землевладельческие продукты своего хозяйства в г. Кирсанове. В уезде есть еще и другой значительный хлебный рынок в с. Инжавинье, но сюда возят хлеба на продажу только часть крестьян южных волостей уезда: Инжавинской, Царевской, Карай-Салтыковской, Балыклейской, Красивской, Чернавской, Арбеньевской, Трескинской и Богдановской. Крестьяне западных и юго-западных волостей (Никольской, Курдюковской, Богословской, Калугинской, Трескинской, Золотовской, Богдановской и Ржаксинской) продают хлеб, главным образом, в Рассказове, Тамбовского уезда. А для северных волостей уезда (Осино-Гаевской, Софьинской, Пересыпкинской, Куровщинской, Нащекинской, Богородицкой, Соколовской) главным пунктом сбыта хлебов служит с. Пичаево, Моршанского уезда. Села Рассказово и Пичаево отвлекают значительную часть хлебных произведений уезда от Кирсановского рынка вследствие того, что там цены бывают несколько выше, чем в Кирсанове. Ездят на те рынки частью и те крестьяне, которым до Рассказова или Пичаева значительно дальше, чем до Кирсанова, потому что стоимость перевозки хлеба на своих лошадях и потерю времени крестьяне не рассчитывают. Некоторые крестьяне из северных волостей уезда ездят с хлебом и в Моршанск, в особенности имея в виду купить там какого-нибудь лесного товара и привезти домой. В Кирсановском уезде есть еще много мелких еженедельных базаров в разных селах (Царевка, Богдановка, Ржакса, Трескино, Подвигаловка - Богордицкое, Васильевка, Градский Умет, Иноковка, Калугино, Курдюки, Волхонщино, Оржевка, Пересыпкино, Гавриловка, Осиновые Гаи, Рудовка), но эти базары имеют ничтожное значение в хлебной торговле уезда. Туда привозится некоторыми хлеб на продажу из ближайших деревень для ближайшего местного употребления. От своих наделов крестьяне Кирсановского уезда не имеют избытков ржи, так как это главный предмет их продовольствия, продают от хозяйства на своей земле гречиху и овес, просо тоже оставляют для своего продовольствия. Последнего продукта поступает от крестьян на рынки немного и притом в виде пшена. Гречихи крестьяне продают почти весь урожай, который немедленно обмолачивается и свозится на рынок. Рожь продают те крестьяне, у которых получаются ее избытки от урожая на съемных участках. Но необходимость расплачиваться с землевладельцами за эти участки немедленно после снятия урожая заставляет крестьян продавать и рожь первой молотьбы, а затем спешить продажей гречихи и овса. Вследствие этого значительные партии крестьянских хлебов скупаются на рынках первой осенью по дешевым ценам: рожь закупается по 4-5 р. за четверть, гречиха 31/2 – 4 р., овес 1 р. 30 к.-1 р. 80 к. за четверть.


***


Подворной переписью 1884 года определилось у всех крестьян Кирсановского уезда следующее число голов домашнего скота:



Рабочих лошадей

Коров быков

Молодого и мелкого скота

Всего крупного скота

всего в уезде

5416

34984

400504

169241

на двор

1,61

1,04

11,92

5,0

на работника

1,03

0,66

7,63

3,22

на ревизскую душу

0,70

0,45

5,18

2,19

на душ об. пола

2,49

1,61

18,40

7,77

на паровую десятину

0,85

0,55

6,31

2,67


Следующая таблица определяет размеры крестьянского скотоводство отдельно у бывших государственных и у бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда:



У бывших государственных

У бывших помещичьих

лошадей

коров

мелкого

лошадей

коров

мелкого

всего в уезде

23519

15372

174643

30637

19612

225861

на двор

1,74

1,13

12,91

1,52

0,98

11,2

на 10 душ об. пола

2,57

1,68

19,09

2,43

1,55

17,89

на 10 дес. пашни

2,29

1,59

17,05

3,49

2,23

25,73


Бывшие государственные крестьяне, наделы которых, за немногими исключениями, гораздо больше наделов бывших помещичьих крестьян, содержат и всякого домашнего скота и несколько больше, чем последние, в особенности молодого и мелкого скота. Это преимущество хозяйства бывших государственных крестьян выражается выводами среднего числа голов разного скота на каждый двор и на каждые 10 душ об. пола тех и других крестьян. Но означенное преимущество далеко не пропорционально тому, какое бывшие государственные крестьяне имеют перед бывшими помещичьими в отношении величины земельных наделов. У бывших помещичьих крестьян на каждую десятину своей пашни всякого скота значительно больше, чем у бывших государственных крестьян. Считая средним числом по 5 голов молодого и мелкого скота за одну голову крупного, мы получим вывод, что у бывших государственных крестьян Кирсановского уезда имеется по 2,16 единиц крупного скота на паровую десятину, а у бывших помещичьих крестьян по 3,26 таких единиц скота.

Отношение крестьянского скотоводства к крестьянскому хлебопашеству (на собственной земле) представляет следующая таблица:


посев ржи на душу

число дворов

лошадей

коров

овец

на каждый двор

лошадей

коров

овец

1 м.

2228

3453

2178

13446

1,5

1,0

6,0

2

1453

2191

1521

7816

1,5

1,0

5,4

3

1218

1758

1247

6345

1,4

1,0

5,2

4

2753

4028

289

12950

1,4

0,9

4,7

5

1756

2759

1860

10338

1,6

1,0

5,9

6

3477

5554

3332

22266

1,6

0,9

6,4

7

3506

5402

3339

21329

1,5

0,9

6,4

8

8966

14013

8996

47996

1,6

1,0

5,3

9

2013

3951

2576

13727

1,9

1,3

6,8

11

5295

9766

6375

41068

1,8

1,0

7,7

Итого

32665

52857

34013

197281

1,6

1,0

6,0


Чтобы получить выводы на более крупные цифры дворов, мы сделаем из десяти групп общин только четыре и тогда у нас предъидущую таблицу заменит следующая:


посев на душу

дворов

лошадей

коров

овец

на каждый двор

1-5 м

9408

14171

9395

50895

1,5

1,9

5,4

5-7

6983

10956

6671

43595

1,6

0,9

6,2

- 8

8966

14013

8996

47996

1,6

1,0

5,3

9-11

7308

13717

8951

54795

1,9

1,2

7,5


Только самые многоземельные две последние группы общин уезда довольно резко выделились из других сравнительно большим средним числом голов всякого скота на каждый двор. Арендование земли для посевов, наем пастбищ и покупка кормов скоту в чужих хозяйствах позволяют и самым малоземельным крестьянам содержать домашнего скота не менее, а иногда и более, чем держат его крестьяне относительно малоземельные. При малоземелье большинства крестьян, в Кирсановском уезде весьма значительны частные земельные имения, а последние повсеместно в губернии в очень значительной доле их величины отдаются в арендное пользование местным крестьянам.

По расчету на число десятин пашни (в собственных наделах крестьян) у малоземельных общин голов всякого домашнего скота гораздо больше, чем у многоземельных. Это ясно показывает следующая таблица:


Посев на душу

Десятин в трех полях

На 100 десятин

лошадей

коров

овец

1

2115

162,4

102,9

635,7

2

2733

76,5

55,6

208,6

3

3228

54,5

38,6

196,5

4

10314

39,0

25,1

125,5

5

7728

35,7

24,0

133,5

6

18111

30,6

18,4

122,9

7

20400

26,4

16,3

104,5

8

60057

23,3

14,9

79,9

9

14961

26,4

17,2

91,7

11

48864

19,9

13,0

84,0

63/4

188511

28,0

18,0

104,6


На четыре более крупных группы общин выводы получаются следующие:


Посев

десятин в трех полях

На 100 десятин

лошадей

коров

овец

1-5 м.

26118

54,2

35,9

194,8

6-7

38511

28,4

17,3

113,2

-8-

60057

23,3

14,9

79,9

9-11

63825

21,4

14,0

85,8


Таблицы эти, вполне удостоверяя указанный выше факт, в подтверждение которого они нами и приводятся, обнаружили, однако. и одно частное отклонение от общего порядка: у той части крестьянского населения уезда, которая высевает на своих полях по 8 мер ржи на душевой надел, относительно пашни содержится всякого скота значительно меньше, чем у крестьян, высевающих по 9 мер ржи на душевой надел. Нужно заметить, что последняя часть населения уезда, производя средний посев ржи только на 201/2% больший, чем у крестьян предъидущей группы общин, средний земельный надел имеет на 33% больший, чем у тех крестьян (5,2 дес. и 3,9 дес. на рев. душу). Второстепенные угодья крестьянских наделов, дополняющие пашни, могут также оказывать влияние на размеры скотоводства.


_______________


Следующая таблица показывает число безлошадных и без всякого скота крестьянских хозяйств Кирсановского уезда и процентное отношение таких хозяйств к общему числу хозяйств по всем группам крестьянских общин с различными размерами хлебопашества на своих землях:


посев на душу

безлошадных

без всякого скота

% первых

% вторых

1 м.

550

319

24,6

14,3

2

330

156

22,7

10,7

3

319

156

26,1

12,8

4

687

335

24,9

12,1

5

413

205

23,5

11,6

6

662

305

19,0

8,7

7

702

356

20,0

10,1

8

2103

1140

23,4

12,7

9

300

168

14,9

8,3

11

835

332

15,8

6,2

63/4 м.

6901

3472

21,1

10,6


На четыре больших группы общин выводы будут следующие:

посев

безлошадных

%

без всякого скота

%

1-5 м.

2299

24,4

1171

12,4

6-7

1364

19,5

661

9,4

-8-

2103

23,4

1140

12,7

9-11

1135

15,6

500

6,9


Общины самых малоземельных крестьян в общем выводе представляют высший процент дворов безлошадных и без всякого домашнего скота. Но такой же неблагоприятный вывод получен нами и для общин с хлебопашеством выше среднего по уезду, именно, для тех, наделы которых позволяют сеять по 8 мер ржи на душевой надел. Мы уже обращали внимание на эту группу общин уезда, как на такую, где всякого домашнего скота у крестьян относительно мало. По поводу новых неблагоприятных выводов относительно той же группы общин считаем нужным сделать еще следующее пояснение: в означенную группу общин вошли все общины Пригородно-Слободской волости и крупные села бывших государственных крестьян Градско-Уметской и Инжавинской волостей. Названная волость и эти села отличаются особенно высоким процентом крестьян безлошадных и без всякого скота: в них всех дворов 2513 и на это число безлошадных 859, без всякого скота 509, первых 34%, вторых 20%. В остальной части населения рассматриваемой восьмой группы общин уезда всех дворов 6453, безлошадных 1244, без всякого скота 631, первых 19,2% и последних только 9,7%. На указанные же поселения нужно смотреть, как на исключительные в уезде, потому что в них очень значительная часть крестьян бросили хлебопашество, сдавая свои наделы в наем.


_______________


Следующая таблица показывает распределение крестьянских дворов Кирсановского уезда по числу рабочих лошадей, также процент безлошадных дворов и не имеющих никакого скота. Каждую категорию дворов мы определяем процентным выводом к общему числу дворов, отдельно для бывших государственных и для бывших помещичьих крестьян уезда. Безземельные того и другого разряда здесь нами в счет не приняты.


На 100 дворов приходится:

У бывш. государ.

У бывш. помещ.

У всех вообще

Не имеющих лошадей

19,7

23,9

22,2

Имеющих по 1 лошади

28,0

28,1

28,0

Имеющих по 3 лошади

25,8

24,7

25,1

Имеющих по 4 лошади

16,0

15,3

15,6

Имеющих по 4 5 лошади

8,7

7,0

7,7

Имеющих более 5

1,7

1,1

1,4

Не имеющих никакого скота

10,1

12,0

11,2


В общем числе дворов всех крестьян Кирсановского уезда, получивших земельные наделы, оказывается: 1) хозяйств безлошадных или несостоятельных около 221/4%; 2) хозяйств с одной лошадью или малосостоятельных 28%; 3) хозяйств с 2-3 лошадьми или средней состоятельности 403/4%; 4) хозяйств, имеющих более 3-х лошадей каждое или наиболее состоятельных 9%.

Средний земельный надел бывших государственных крестьян Кирсановского уезда более, чем вдвое (на 129%) превышает средний надел бывших помещичьих крестьян уезда. Несомненно в зависимости от этого факта у бывших помещичьих крестьян значительно больше процент домохозяев несостоятельных и малосостоятельных (безлошадных и с одной лошадью), чем у бывших государственных крестьян: у первых те и другие домохозяева составляют 52%, а у последних 473/4%. А домохозяева средней, и наибольшей состоятельности составляют у помещичьих 48%, у государственных 521/4%. Нужно, однако заметить, что этот неблагоприятный вывод относительно хозяйства бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда зависит единственно от того, что между ними весьма значительная часть (более 40%) по ограниченности наделов ежегодно сеют на своей земле только от 1 до 5 мер ржи на душевой участок, а между бывшими государственными крестьянами уезда такие малые посевы производит лишь ничтожная часть. Что касается тех бывших помещичьих крестьян уезда, которые, наравне со многими бывшими государственными, высевают ежегодно на своих наделах 6-8 мер ржи на душевой пай, то у них малосильных дворов даже меньше, чем у бывших государственных крестьян с такими же посевами. Это удостоверяется следующим, сделанным нами, точным расчетом:



общины с посевом 6-8 мер

безлошадных

с 1 лошадью

% первых

% вторых

государственные

5860

1382

1646

23,6

28,4

помещичьи

10089

2085

2793

20,3

27,7

Итого

15949

3467

4439

21,7

27,9


Затем еще нужно сказать, что несмотря на крайнее малоземелье очень значительно части бывших помещичьих крестьян Кирсановский уезд по сравнению со всеми другими уездами Тамбовской губернии представляет даже более благоприятное соотношение состоятельных и несостоятельных крестьянских дворов, чем в большинстве тех уездов. Безлошадные и только с одной лошадью крестьянские дворы по всей губернии составляют 56% общего числа, а в Кирсановском уезде только 50%. Меньший этого процент означенных дворов представляет в губернии лишь один Борисоглебский уезд (46%).


_____________


Следующая таблица показывает, сколько приходится голов лошадей, коров и овец на 1000 наличных душ крестьян обоего пола по всей Тамбовской губернии, отдельно в 8 черноземных и 4 нечерноземных ее уездах и собственно в Кирсановском уезде:



на 1000 человек обоего пола

лошадей

коров

овец

единиц крупного рогатого скота

вся губерния

228

150

851

463

черноземные уезды

236

147

888

472

нечерноземные уезды

199

159

729

431

Кирсановский уезд

249

161

928

503


Следующий вывод показывает соотношение трех родов скота в губернии и собственно в Кирсановском уезде:




на 100 голов разного скота

лошадей

коров

овец

вся губерния

18

12

70

черноземные уезды

18

11

71

нечерноземные уезды

18

14

68

Кирсановский уезд

18

12

70


Размер землевладения крестьян всей губернии, отдельно черноземных и нечерноземных ее уездов и собственно Кирсановского уезда определяет следующая таблица:



наличных душ об. пола

земли в наделах

на 100 душ

вся губерния

2108912

3010547

143 дес. земли

черноземные уезды

1624044

2408001

148 дес. земли

нечерноземные уезды

484868

602546

124 дес. земли

Кирсановский уезд

217604

279290

128 дес. земли


Как показывает первая из приведенных здесь таблиц, в крестьянском хозяйстве Кирсановского уезда отношение числа голов всех трех родов домашнего скота к числу душ населения значительно благоприятнее, чем вообще в Тамбовской губернии и в частности в двух ее местностях черноземной и нечерноземной. Большее, чем в Кирсановском уезде, число голов лошадей и овец на 1000 душ крестьян имеет в губернии только один Борисоглебский уезд (лошадей 259, овец 1079 на 1000 душ об. пола). По числу коров на 1000 душ Кирсановский уезд уступает тоже Борисоглебскому уезду (169) и еще Темниковскому (186) и Спасскому (165) уездам. Но крестьяне Борисоглебского уезда в общем выводе самые многоземельные в губернии, у них приходится по 170 дес. надельной земли на 100 наличных душ, чему и можно приписать относительное богатство этих крестьян в домашнем скоте. А крестьяне Кирсановского уезда, напротив, малоземельны – у них только по 128 дес. надельной земли на 100 душ. Такое же сравнительно малое среднее количество надельной земли из 8 черноземных уездов губернии имеют еще крестьяне Моршанского уезда, но в остальных 6-ти черноземных уездах средний надел крестьян значительнее (от 140 до 170 дес. на 100 душ). Между тем, за исключением Борисоглебского уезда, во всех других черноземных уездах среднее отношение голов всякого скота к численности населения далеко не так благоприятно, как в Кирсановском уезде. Факт этот с очевидностью доказывает, что размеры крестьянского скотоводства не находятся в полной зависимости от размеров крестьянских наделов. И при малых наделах крестьяне нередко имеют сравнительно много скота, если достаточно арендуют угодий у соседних землевладельцев. В этой же главе мы приводим далее данные о найме крестьянами Кирсановского уезда пастбищ для скота, а в следующей главе и данные о найме ими пахотных земель для посевов, а равно и сенокосов. Всеми этими данными достаточно разъяснится, почему скотоводства крестьян исследуемого уезда в общем выводе вовсе не представляется так скудным, как почти во всех других уездах губернии. Здесь мы находим нужным объяснить следующее: средний размер землевладения всех вообще крестьян Кирсановского уезда определяется только в 128 дес. на 100 наличных душ собственно потому, что в уезде немало крестьян с наделами, далеко не достигающими и этой нормы (крестьяне с дарственными, уменьшенными или третными наделами и друг.) Что же касается остальной наибольшей части крестьян уезда, то они, по сравнению с крестьянами других уездов губернии, вовсе немалоземельны. У бывших государственных крестьян уезда средний надел 51/2 дес. на рев. душу, а в других уездах, кроме Борисоглебского, надел тех же крестьян более или менее не достигает такой нормы. У той части бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда, которые получили надел по высшей норме, он составляет 31/2 дес. на рев. душу, тогда как в 10 уездах губернии высший надел тех крестьян 3-31/4 дес. Таким образом и по размерам собственных наделов большинство крестьян Кирсановского уезда могут держать скота несколько больше чем крестьяне других уездов, кроме Борисоглебского. А особенно малоземельное меньшинство крестьян Кирсановского уезда держат скота значительно меньше, чем большинство. Это показывает следующий вывод, в котором мы противопоставляем крестьян с посевами ржи на своих полях по 1-5 мер на душу тем крестьянам уезда, которые сеют по 8-11 мер ржи на душу.


Посев

Наличных душ об. пола

Десятин в наделах

На 100 душ десятин

1-5 м.

63746

41493

65

6-11 м.

153858

237797

154


Та и другая часть крестьян уезда имеют на 1000 душ об. пола:



лошадей

коров

овец

единиц крупного скота

первая часть

239

160

861

485

вторая часть

253

161

957

510


По относительному числу лошадей и овец разница между крестьянами с достаточными и с малыми наделами весьма заметна, но она почти сгладилась в численности коров, чем и раскрывается довольно любопытный факт, что самые малоземельные крестьяне уезда, без сомнения, с большей трудностью содержат крупного рогатого скота почти не меньше, чем относительно многоземельные крестьяне, а эти последние почему-то не находят нужным развить указанную отрасль скотоводства выше нормы, доступной малоземельным. Затем нельзя не заметить, что представленным новым выводом констатируется такой факт, что и самые малоземельные крестьяне Кирсановского уезда имеют всякого домашнего скота больше средних норм, оказавшихся по исследовании большей части других уездов губернии. Этот факт, конечно, ничем другим не может быть объяснен, как только тем, что малоземельным крестьянам Кирсановского уезда, есть возможность нанимать угодий больше, чем крестьянам других уездов.


Следующая таблица определяет приблизительное процентное отношение нераспаханных и пахотных угодий ко всему количеству земли в наделах каждой из установленных выше 10-ти групп крестьянских общин Кирсановского уезда с разными посевами ржи на душевой надел. Усадебные угодья причислены к пахотным полевым, причем считалось по 1/10 десятины усадебной на каждую ревизскую душу муж. пола.


Посев

Пространство наделов

Поля и усадьбы

Другие угодья

% первых

% вторых

1 м.

5252 д.

2679 д.

2573 д.

51

49

2 м.

4157 д.

3098 д.

1059 д.

75

25

3 м.

4944 д.

3515 д.

1429 д.

71

29

4 м.

14338 д.

11002 д.

3336 д.

77

23

5 м.

11235 д.

8140 д.

3095 д.

73

27

6 м.

27936 д.

18916 д.

9020 д.

68

32

7 м.

28817 д.

21177 д.

7640 д.

73

27

8 м.

83988 д.

62059 д.

21929 д.

74

26

9 м.

25291 д.

15404 д.

9887 д.

61

39

11 м.

70304 д.

50049 д.

20255 д.

71

29

Итого

276262 д.

196039 д.

80223 д.

71

29


На четыре более крупных группы общин получаются такие выводы:


посев

всего десятин

поля и усадьбы

другие угодья

% первых

% вторых

1-5 м.

39926

28434

11492

71

29

6-7 м.

56753

40093

16660

71

29

- 8 – м.

83988

62059

21929

74

26

9-11 м.

95595

65453

30142

69

31


Процент нераспаханных угодий в наделах крестьян Кирсановского уезда оказался тот же, как у крестьян Шацкого уезда, но ниже, чем во всех других уездах Тамбовской губернии (от 30 до 43%). По всем уездам оказывалось, что в малых крестьянских наделах процент нераспаханных угодий значительно выше, чем в больших. По Кирсановскому уезду в выводах на большие группы общин этого совсем не заметно. Но и здесь оказалось, что у крестьян с наименьшими наделами, позволяющими высевать лишь по одной мере ржи на душевой участок, почти половина всех угодий не составляет пашни.

Из 80223 десятин, показанных в таблице не распаханных угодий в наделах крестьян Кирсановского уезда, около 12000 десятин составляют лесные участки, наделенные бывшим государственным крестьянам уезда, а остальные 68 тыс. десятин составляют постоянные выгоны при селениях, нераспахиваемые по каким-нибудь неудобствам участки в полях и сенокосы, также особые луговые и находящиеся в окраинах или внутри полевой площади. Сенокосными угодьями крестьяне вообще очень бедны и те сельские общества, у которых таких угодий достаточно, составляют исключение, поэтому мы перечислим здесь все волости уезда с указанием на те селения, у которых имеются какие-нибудь сенокосы.

В Осино-Гаевской волости большая часть крестьян имеют угодья по р. Кашме. У села Осиновых Гаев получается сена по возу в 20 пудов на душу 1880 года (когда состоялся коренной передел угодий). Крестьяне с. Вышенки получают со своих лугов у р. Кашмы даже по 2 воза сена на душу (тоже – наличную 1880 года). У с. Рудовки сенокосы только сухие у оврагов, было их прежде 400 дес., но теперь большей частью распаханы, так сена крестьяне получают только по 5-6 пуд. на душу. У крестьян Змиевки достается сена по 2 воза на душу. В д. Павловке имеют луга бывшие государственные крестьяне и бывшие Герасимовых, достается по 2 и (у государств.) более возов на душу. В д. Никольской у разных общин тоже получается сена до 2 возов на душу. У других общин волости покосы ничтожны (дают не более 10 пуд. на душу) или их совсем нет.

В Софьинской волости крестьяне с Козмодемьянского имеют небольшие луга по р. Ире и еще немного лесных у р. Вороны, достается сена по небольшому возу на душу. У с. Глуховки сенокос только по лощинам (полвоза на душу). У с. Кянды покосы тоже по лощинам, в хороший год достается сена по возу на душу. Крестьяне Рожковки имеют лугов 10 дес. и накашивают по возу на душу. В с. Софьине и в д. Аннинке крестьяне получают сена по 10-15 пудов на душу. У всех других обществ волости сенокосов никаких нет.

В Нащекинской волости у общины, быв. Чихачева, в с. Вердеревщине имеется около 40 дес. лугов по р. Ломовису и крестьяне получают сена ежегодно по 2-3 воза на душу. У д. Зиминки сенокоса за р. Ломовисом 12 дес. У д. Свищевки сенокоса до 30 дес. По словам крестьян, в 1878 году они обратили в сенокос 12 д. выгона-кочкарника, распахали это место и засеяли Тимофеевкой. У д. Ерзовки заливного покоса около 20 дес., было и больше, но в 1874 г. обращено 10 дес. сенокосных в огороды.

В Куровщинской волости у крестьян д.д. Ивановки и Тютчевки в наделах сенокосы по 10 дес., в первой деревне получается сена по возу на душу, а в последней менее копны на душу. Крестьяне с. Куровщина залужили бывшую пашню по окраине леса и получают теперь с этого участка по 11/2 воза на душу хорошего сена. У всех других обществ волости сенокосы ничтожны или их совсем нет.

В Пересыпкинской волости крестьяне д. Кричаловки определяют у себя лугов по р. Ире 185 дес., да кроме того у них еще имеется в одном поле сенокосный участок в 56 дес. Когда это поле бывает паровым, то сенокоса в нем не бывает (потравляется скотом). Сена крестьяне д. Кричаловки получают по 6-7 небольших возов на душу. У крестьян д. Гавриловки заливные луга по р. Ире тянутся на 7 верст, кроме того косят сено в полях, достается всего по 2-3 воза на душу. У крестьян с. Пересыпкина сенокос заливной по р. Вороне и в полях, достается сена только по 10-15 п. на душу (сено плохое, в лугах много осоки).

В Богородицкой волости у крестьян д. Ольшанки заливных лугов 20 дес., получается сена по 2 воза на душу. У д. Абловки сенокоса у оврагов 15 дес., достается сена по возу на душу. У крестьян с. Хмелинки небольшой заливной покос по р. Калаису, дает только по ½ воза сена на душу. У прочих обществ волости сенокосные участки ничтожны, по разделу достается менее копны сена на душу.

В Соколовской волости у общин бывших государственных крестьян с. Соколова накашивается сена по неудобным для пашни местам по возу на душу. У крестьян д. Измайловки тоже получается по возу сена на душу с заливного луга по р. Ире. Крестьяне прочих обществ волости косят траву по окраинам оврагов в полях, но получают сена не более копны на душу.

В Булыгинской волости у крестьян д. Чуповки-Иры лугов заливных 30 дес., получается сена по возу на душу. У крестьян с. Булыгина с сенокоса по р. Ире достается сена по 1/2 воза на душу, но косить доводится не каждый год. Если крестьянам не удается нанять какое-нибудь пастбище, то в сенокосный участок пускается скотина во все лето. В д. Куриловке у общины, бывш. Нарышкина, сена с лугов по Ире получается по возу на душу, у общины, бывш. Томановской, сенокос по солонцам дает по 1/2 воза на душу. У д. Воронцовки сенокос по Ире дает по небольшому возу сена на душу. У других общин волости сенокосов нет.

В Ирской волости у крестьян с. Овсянки сенокосы заливные и у оврагов в полях, сена получается по 11/2-2 небольших воза на душу. У д. Екатериновки заливного покоса 30 дес. и полевого 10 дес. Крестьяне с. Иры, бывш. Урусовой, не имеют в наделе пашни, а только луга и получают по 3 воза сена на душу. У д. Безсоновки заливной покос по р. Ире дает по возу сена на душу.

В Васильевской волости у д. Верхние Пески заливной покос по р. Нюдевке дает сена по 2-3 воза на душу. У д. Сабуровки луга дают по 1-11/2 воза на душу. У прочих общин покосов нет.

В Никольской волости сенокосов у крестьян нет, некоторые общины косят траву по лощинам в полях, но не в каждый год и получают ничтожное количество сена.

В Кобяковской волости сенокосов нет, только крестьяне общины, бывш. Рачинских, заявляют, что накашивают по краю речки немного плохого сена с осокой, а траву в полях отдают своему священнику.

В Пригородно-Слободской волости крестьяне Калачинско-Горского и Голынского обществ получают с лугов по р. Вороне, а также с покосов по лесам и у оврагов в полях по возу сена на душу. У крестьян Молоканского общества тоже имеются значительные луга по р. Вороне и достается сена по 3 воза на душу. Луга эти сильно заносятся песком, а часть их и во время сенокоса бывает еще немного покрыта водой.

В Оржевской волости имеют сенокосы крестьяне селений: Солдатчины, Повалишиной, Бурчаловки, Нюдевки, Троицкой, Дмитриевки, Полибиновки, Куткиной и Елисеевки. В годы хороших урожаев трав получается у названных селений сена от 1 до 5 возов на душу, в сухие годы гораздо меньше.

В Глуховской волости сенокосы ничтожны, только в селениях Язвенке и в Скобельцевке (с полным наделом) получается сена по 1-2 воза на душу.

В Градско-Уметской волости у с. Волосновки заливных лугов по р. Вяжле до 4 дес., да в лесном участке около 20 дес., получается сена по 3 воза на душу. У с. Ивановки сухого покоса близ усадеб около 30 дес., да в лесном участке за 15-17 верст около 70 дес., всего получается сена по 11/2 воза на душу (после коренного передела угодий). У д. Скачихи получается с лугов по 1/2 воза сена на душу. У с. Градский Умет луга по р. Вяжле дают 1/2 воза сена на душу. Общине, бывш. Тулушева, в с. Хилкове заливные луга дают по возу сена на душу.

В Вяжлинской волости имеют луговые сенокосы селения: Рамза (община бывш. государств. крестьян), Осиновка, Натальевка, Марьевка, получается сена по 11/2 – 2 воза на душу. У других селений или вовсе нет в наделах сенокосных участков, или они служат только для пастьбы скота.

В Вячкинской волости у крестьян лугов вовсе нет, сено они косят только в полях около оврагов и получают не более копны на душу.

В Иноковской волости с. Калаис имеет заливных лугов по р. Калаису около 500 дес., в хороший год достается по 2-3 воза сена на душу. У других обществ волости сенокосы ничтожные около оврагов в полях и не каждый год косятся.

В Паревской волости у с. Паревки заливной покос по р. Вороне в хороший год достается сена по возу на душу.

В Курдюковской волости д. Каширка имеет заливного покоса по р. Мокрой Панде около 50 дес., достается сена по возу на душу. В с. Осиновке у общины, бывшей Сиротенко, 7 дес. лугов, с которых получается сена по 5 копен на душу. У других обществ волости сенокосов совсем нет, в полях они потравляются скотом.

В Богословской волости с. Алексеевка имеет около 50 дес. сенокоса, достается сена по возу на душу. У других обществ покосов нет.

В Калугинской волости у с. Калугина (Сухая Панда) имеются заливные покосы по р. Сырой Панде, достается сена по возу на душу. У с. Булгаковки тоже получается сена по возу на душу с полевых покосов по окраинам оврагов. У с. Болотовки луга заливные, но дают сена только по 2 копны на душу, значительная часть их кочкарник, который не косится. У других обществ покосов совсем нет.

В Трескинской волости у д. Шумиловки 10 дес. заливного покоса у р. Панды, достается сена по 2 воза на душу. У Антошкина поселка тоже до 10 дес. заливного покоса и еще 2 д. лесного, сена получается по 3 воза на душу. У д. Грушевки получается сена с заливных покосов по р. Сырой Панде на 11/2 воза на душу. У общины, бывш. Колеминой, 5 дес. сенокоса, у д. Назаровки 6 дес., у Мосоловского поселка до 18 дес. (достается сена по 2-3 воза на душу), у общины, бывш. Унковского, в д. Трубниково заливного покоса 12 дес. (по 11/2 воза на душу), у д. Михайловки 5 дес. (по 11/2 воза на душу), у д. Кургановки 7 дес. (2-3 воза на душу), у д. Грушевки (Кирьяковых) 20 дес. (по 3 воза на душу).

В Инжавинской волости только с.с. Инжавинье и Терновое имеют заливные покосы по р. Вороне (по 1 - 11/2 воза на душу), у других селений покосов нет.

В Золотовской волости сенокосов совсем нет, крестьяне некоторых обществ косят траву в полях, но получают не более копны на душу.

В Карай-Салтыковской волости имеют заливные покосы по р. Вороне два больших селения бывших государственных крестьян – Балыклей и Карай-Пущино. В первом получается сена по возу на душу, а во втором даже по 4-6 возов. У бывших помещичьих крестьян волости покосов нет.

В Царевской волости только у д. Большие Липяги (у общины, бывш. Арнольди) имеется сенокоса 18 дес. и достается сена по два небольших воза на душу, да еще крестьяне-дарственники д. Калиновки накашивают в хороший год у оврагов по возу сена на душу.

В Балыклейской волости в наделе крестьян села Балыклея 260 дес. сенокосных по р. Балыклею.

В Арбеньевской волости только у бывших государственных крестьян с. Лядовки имеется около 15 дес. сенокоса, частью заливного, частью по оврагам. Так как участок этот для большого общества слишком мал, то крестьяне его без дележа сдают в аренду.

В Красивской волости лишь у некоторых общин имеются сенокосные участки (у с. Красивки), но крестьяне их не косят, потому что малы; служат для пастьбы скота.

В Богдановской волости имеются сенокосы по р. Панде у крестьян с.с. Богдановка, Караула и Ширяевки, получается сена по 1-2 воза на душу. У других селений сенокосных угодий нет.

В Ржаксинской волости имеет заливной покос по р. Вороне с. Перевоз, достается сена по 2-3 копны на душу. У с. Ржаксы сенокос по р. Ржаксе, дающий тоже по 2-3 копны на душу.

В Чернавской волости у общины, бывш. Герасимова, в с. Чер…

(обрыв на стр. 67)


(со стр. 85)

4 дес. пара. Община д. Петровки за 200 дес. пастбища платит 30 р. Община д. Николаевки за 300 дес. трехпольного пастбища отрабатывает вполне 20 дес. посева и уборки ржи. Община д. Никольской за 150 дес. пастбища платит 60 р.

В Чернавской волости бывшие государственные крестьяне пастбищ не нанимают. Общины, бывш. Герасимова, в с. Чернавке, нанимая все пастбища в соседнем имении (поля и отаву) убирает и вывозит урожай с 35 дес. ржи. Община, бывш. Митькова, за 800 дес. трехпольного пастбища засевает в 3 вспашки 52 дес. пара и столько же десятин урожая ржи. Крестьяне других общин с. Чернавки отдают скота на пастьбу в соседние имения с платой по 4-51/2 р. за корову, по 21/2 – 3 р. за подтелка, по 80 к.-1 р. за овцу и свинью. Община, бывш. Гришина, в с. Алаторке за 150 дес. трехпольного пастбища вполне отрабатывает 20 дес. овса и 10 дес. проса и за 40 дес. отавы косит 72 дес. лугов. Другие две общины того же села нанимают трехпольного пастбища на 350 руб. (число десятин неизвестно). Община д. Нащекиной за 140 дес. полей и отавы платит 75 р. Община д. Дмитриевки иногда нанимает трехпольного пастбища до 840 дес. за уборку с возкой на гумно 53 дес. урожая ржи.

В Ржаксинской волости крестьяне бывшие государственные и ни одна община пастбищ не нанимает.

Из приведенных фактов (относящихся к пастбищному периоду 1883 году) видно, что, за малыми исключениями, все общины бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда нанимают какие-нибудь пастбища своему скоту в соседних имениях. У многих малоземельных общин нанимаемые пастбища скоту в несколько раз превосходят величиной наделы этих общин. Нередки случаи, что, за невозможностью нанять какое-нибудь пастбище, все или большинство домохозяев разных общин все-таки отдают своего скота на пастьбу в соседние имения и при этом охотно платят владельцу последнего за подножный корм и за пастуха до 5 р. за корову, до 1 руб. за овцу. Пастбища для крестьян так дороги, что за пользование ими они выполняют владельцам всякие сельскохозяйственные работы, какие будут предложены, и по самой дешевой оценке их. Нанимается, напр., на очень короткое время пастьбы, пар в соседнем имении и за него крестьяне иногда платят разными работами по 1 р. и дороже за десятину. Всякие, по-видимому, самые невыгодные отработки за пастбище крестьяне не считают для себя убыточными, потому что без найма пастбищ стало невозможно их скотоводство. Только бывшие государственные крестьяне Кирсановского уезда (как и других) в большинстве не нанимают пастбищ, но за то и наделы этих крестьян вдвое и более превышают наделы бывших помещичьих крестьян, а скотоводство у тех крестьян немного значительнее, чем у последних. Так как бывшие государственные крестьяне уезда довольствуются только своими угодьями для скотоводства, то у них, по сделанному нами расчету, имеется только по 353 единицы крупного скота на каждую 1000 десятин наделов, а у бывших помещиков крестьян уезда по 653 единицы крупного скота на 1000 десятин наделов (принимая в обоих случаях по 5 жеребят и телят и по 10 голов мелкого скота за единицу).

Все другие, собранные одновременно с подворной переписью 1884 года, данные по предмету крестьянского скотоводства в Кирсановском уезде (стоимость найма пастухов, домашнее содержание скота, прикупка кормов и стоимость их, качество, продуктивность, рыночные цены крестьянского скота, эпизоотии) по рассмотрении оказались вполне сходными с теми, какие собраны по другим черноземным уездам Тамбовской губернии и приводились в описаниях тех уездов, поэтому означенные данные вновь излагать здесь представляется лишним.


III. Крестьянские аренды земли, отдача крестьянами своей надельной земли и подряды их на земледельческие работы у частных владельцев.

В Кирсановском уезде так велик процент крестьян, нанимающих пашни для посевов хлеба, как ни в одном другом уезде Тамбовской губернии. В прилагаемых статистических таблицах о всех общинах Кирсановского уезда на 33598 всех домохозяев этих общин по данным подворной переписи 1884 года показано съемщиков пахотной земли 15351 или 453/4%. Но по сделанному приблизительному расчету оказалось, что к означенному числу съемщиков земли следует присоединить еще 916 домохозяев, не снимающих землю в одиночку, но участвующих в пользовании участками пашни, нанимаемыми целыми общинами. Эти общинные аренды земли указывались только в примечаниях к статистическим таблицам. Таким образом все число съемщиков пашни между крестьянами Кирсановского уезда нужно определить за 1884 год по 16267 домохозяев или в 48,4 % общего числа последних по уезду, какое значится в подворной переписи. Следующий вывод определяет процент съемщиков земли отдельно между бывшими государственными и бывшими помещичьими крестьянами Кирсановского уезда:



общее число дворов

арендующ. землю

десятин

% арендующих

на каждого земли

бывшие государственные

13521

3794

13364

28,0

3,5

бывшие помещичьи

20077

12473

64168

62,1

5,1

Итого

33598

16267

77532

48,4

4,7


По другим уездам Тамбовской губернии общий процент съемщиков земли без различия разрядов крестьян от 21% до 48%. Более всего приближаются к Кирсановскому уезду в данном отношении Борисоглебский, Моршанский и Шацкий уезды. Между бывшими государственными крестьянами по всем уездам губернии процент съемщиков земли гораздо меньше, чем между бывшими помещичьими, тоже оказалось и по Кирсановскому уезду. Но в этом уезде даже и собственно между бывшими государственными крестьянами съемщиков земли относительно больше, чем между всеми вообще крестьянами Липецкого, Усманского и Спасского уездов (в Кирсановском у государственных 28%, а там у всех вообще 21-26%). А между бывшими помещичьими крестьянами Кирсановского уезда даже около 2/3 всех домохозяев нанимают землю для своих посевов. Это следует объяснить, как особенным малоземельем очень значительной части означенных крестьян в уезде, так и большим предложением земли в наем со стороны частных землевладельцев уезда.

Данными, собранными относительно крестьянских аренд по Кирсановскому уезду, особенно ясно подтверждается тот факт – установленный исследованиями других уездов губернии – что к наемке земли для посевов прибегают в большом количестве малоземельные крестьяне, чем многоземельные. Чем меньше, по ограниченности наделов, посевы крестьян в собственной земле, тем больше между ними съемщиков пашни, и наоборот. Следующая таблица показывает относительное число съемщиков земли и средние съемные участки отдельно по десяти группам общин Кирсановского уезда с посевами озимой ржи от 1 до 11 четвериков на душевой надел.


Размер посева

Общее число дворов

Число дворов аренд. землею

Десятин аренд. земли

% арендующих

На каждого земли

1 м.

2228

1570

8805

70,4

5,6

2 м.

1453

1042

7815

71,7

7,5

3 м.

1218

772

3709

63,4

4,8

4 м.

2753

1644

6514

59,6

3,9

5 м.

1756

1077

5316

61,3

4,9

6 м.

3477

1893

8187

54,4

4,3

7 м.

3506

1759

7051

50,1

4,0

8 м.

8966

3740

14567

41,7

3,8

9 м.

2013

549

2094

27,2

3,8

11 м.

5295

1567

5862

29,6

3,7

Итого

32665

15613

60920

47,7

5,4


На четыре больших группы общин получаются такие выводы:


Посев

Все число дворов

Арендующих землю

Десят. аренд. земли

% арендующих

На каждого земли

1-5 м.

9408

6105

32159

64,9

5,2

6-7 м.

6983

3652

15238

52,3

4,1

- 8 – м.

8966

3740

13567

41,8

3,8

9-11 м.

7308

2116

7956

28,9

3,7


Бывшие государственные крестьяне вообще нанимают меньше земли, чем бывшие помещичьи, и не столько по относительному многоземелью своему, сколько потому, что поселения и наделы их нередко более или менее удалены от частновладельческих имений. Поэтому мы считаем еще нужным произнести следующие выводы, определяющие процент съемщиков земли отдельно у двух разрядов крестьян, сохраняя и группировку сельских общин по размерах крестьянских посевов на собственной земле.

В число 32665 дворов, включенных в предыдущую таблицу, входит дворов бывших государственных крестьян 13379 и дворов бывших помещичьих крестьян 19286. По четырем группам общин дворы тех и других крестьян представляются так:


Посев

все число дворов

из них государств.

помещ.

% первых

% вторых

1-5 м.

9408

295

9113

3

97

6-7 м.

6983

1774

5209

25

75

– 8 – м.

8966

4086

4880

46

54

9-11 м.

7308

7224

84

99

1


Процент съемщиков земли у домохозяев из бывших государственных и бывших помещичьих крестьян определяется по четырем группам общин так:


государств. (дворов.)

арендующих

% %

помещичьих (дворов.)

арендующих

% %

295

73

24,7

9113

6032

66,2

1774

602

33,9

5209

3050

58,5

4086

1008

24,6

4880

2732

56,0

7224

1550

28,7

84

42

50,0


В первую из этих групп общин уезда дворов бывших государственных крестьян вошло слишком мало, потому нельзя придавать большого значения обстоятельству, что у самых малоземельных из этого разряда крестьян съемщиков земли оказалось сравнительно мало. У бывших помещичьих крестьян первых трех групп общин выводы сделаны на крупные цифры дворов и оказалось, что самый высокий процент съемщиков земли представляют общины с самыми малыми посевами на своей земле. Заметим еще, что в настоящие расчеты не вошло 12 обществ разных волостей Кирсановского уезда, имеющих земли менее десятины на душу и хлебопашества на своем наделе не имеющих. В означенных обществах 782 домохозяина и из них съемщиков земли 523 или 67%. Они нанимали в 1883/4 году под озимой и яровой посев 3661 десятину, в среднем выводе по 7 десятин каждый съемщик. Все малоземельные и многоземельные крестьяне Кирсановского уезда живут хлебопашеством и все, за недостатком или отсутствием своей пашни, нанимают последнюю, по возможности, в необходимом количестве, если только ее можно нанять в ближайшем соседстве. У самых малоземельных крестьян главная часть посевов производится на съемных землях. Это будет видно из нижеследующих расчетов и выводов.

Своей трехпольной пашни крестьяне сравниваемых нами 10-ти групп сельских общин Кирсановского уезда имеют, как мы вычислили в предыдущей главе, 188511 десятин. Подесятинно на один посев крестьяне тех же общин нанимали в 1883 году 58771 дес. озимых и яровых. Это соответствует площади трехпольной пашни в 88157 десят. Сверх того, общины нанимали на несколько севооборотов трехпольными участками 16724 десятины. Всю площадь наемной трехпольной пашни у крестьян Кирсановского уезда нужно, следовательно, определить за 1883 год в 104880 дес., что составляет около 36% всей площади их посевов. Но по 10-ти, установленных нами, группам общин уезда процентное соотношение своей и наемной пашни представляет большие колебания, как показывает следующая таблица:


посев на душу

трехпольной пашни

% своей

% арендуемой

своей

арендуемой

итого

1 м.

2115

13208

15323

13,8

86,2

2 м.

2733

11722

14455

18,9

81,1

3 м.

3228

5564

8792

36,7

63,3

4 м.

10314

9771

20085

51,3

48,7

5 м.

7728

7974

15702

49,2

50,8

6 м.

18111

12280

30391

59,6

40,4

7 м.

20400

10577

30977

65,8

34,2

8 м.

60057

21850

81907

73,3

26,7

9 м.

14961

3141

18102

82,6

17,4

11 м.

48864

8793

57657

84,7

15,3

Итого

188511

104880

293391

64,2

35,8


На четыре больших группы общин получаются следующие выводы:


посев

своя пашня

арендуемая

итого

% первой

% второй

1-5 м.

26118 д.

48239 д.

74357 д.

35,1

64,9

6-7 м.

38511 д.

22857 д.

61368 д.

62,7

37,3

– 8 м.

60057 д.

21850 д.

81907 д.

73,3

26,7

9-11 м.

63825 д.

11934 д.

75759 д.

84,2

15,3


От хлебопашества на своих наделах крестьяне Кирсановского уезда получают (как вычислено было в предыдущей главе) при среднем урожае 298476 четвертей озимой ржи (за вычетом семян). Из 104880 дес. нанимаемой крестьянами пашни на озимый посев можно отнести третью часть или 34960 дес. С этой площади, при том же среднем урожае, как и на крестьянской земле, получится, за вычетом семян, 166060 четвертей ржи. Следовательно в общем итоге со своей и наемной земли крестьяне уезда получают при среднем урожае 464536 чет. ржи, что составит на каждую наличную душу об. пола (всего 211867 душ) по 2,19 четв. годового производства озимой ржи. Если, как мы считаем, на годовое продовольствие потребно ржи по 13/4 четв. на всякую наличную душу, то от вычисленного годового производства ржи в 464536 четвертей должен быть остаток, могущий поступать в продажу, в 93769 четвертей. Так как наделы крестьян очень неравномерны, а количество наемной пашни у разных общин и отдельных домохозяев еще более неравномерно, то, разумеется, и избытки хлеба бывают только у одной и во всяком случае – меньшей части крестьян уезда, а другая часть крестьян должна более или менее прикупать хлеба на свое продовольствие. Всего лучше обеспечены хлебом от своего хозяйства те крестьяне, у которых наделы значительны, хотя, как мы видели, относительно много нанимают земли для посевов крестьяне малоземельные. – Средняя запашка у каждого двора значительно больше в общинах с высшими наделами, чем с низшими. Это показывает следующий вывод на четыре группы общин с средним посевом ржи от 1-5 до 9-11 мер на душевой участок надела:



десятин пашни на каждый двор

своей

своей и арендуемой

первая группа

2,3

1

7,

1

вторая группа

5,5

1,9

8,8

1,1

третья группа

6,7

2,4

9,1

1,1

четвертая группа

8,7

3,1

10,3

1,3


Благодаря усиленной наемке земли малоземельными по наделу крестьянами у них средняя запашка каждого двора приближается к величине запашки крестьян с высшими наделами, но все таки значительно не достигает этой величины. Крестьяне самой многоземельной четвертой группы общин засевают своей и наемной земли в среднем выводе по 10,3 дес. на двор, а крестьяне малоземельной первой группы общин по 7,9 дес. на двор, т.е. менее 2,4 дес. или на 30%.


__________________


Из нижеследующих данных, собранных при местном исследовании Кирсановского уезда, видны будут условия найма крестьянами пахотных угодий по всем волостям уезда.

В Осино-Гаевской волости между домохозяевами из государственных крестьян съемщиков земли 29 1/2 %, а между домохозяевами из помещичьих крестьян 71% (принимая в расчет одну аренду земли общиной). Во всех обществах крестьяне нанимают землю подесятинно у разных соседних землевладельцев на деньги с рассрочкой их уплаты до уборки урожая, а иногда и до 6 Декабря. При заключении сделки о найме дается владельцам задаток в 1 р. на десятину, иногда половина наемной цены требуется до посева. При таких условиях паровая десятина нанимается по 16-18 руб., яровая по 15-17 р. Если отдавать все деньги во время найма земли осенью и зимой, то можно нанимать по 12-14 р. десятину. Крестьяне с. Рудовки частью нанимают землю «исполу» на таком условии, что из трех паровых десятин две отрабатывают в пользу владельца, а третьей пользуются сами, за одну яровую десятину отрабатывают одну такую же десятину владельцу и еще доплачивают ему 8 руб. Община д. Никольской нанимает ежегодно участок пашни в 306 дес. по 9 руб. за десятину, из арендной суммы выплачивает 500 р. 1-го Апреля, 1200 руб. 15-го Августа и 1200 руб. 1-го Января.

В Софьинской волости между бывшими государственными крестьянами съемщиками земли 50%, между бывшими помещичьими 53%. Цены найма паровой десятины 15-18 р., яровой 15-16 р. Если при найме берется от съемщиков денежный задаток, то он не превышает 5 р. на паровую десятину и 3 руб. на яровую, осталь…

(обрыв на стр. 92)



(со стр. 105)

земля сдается исполу на тех условиях, какие указаны выше по Царевской волости.

В Арбеньевской волости съемщиков земли между бывшими государственными крестьянами 40%, между бывшими помещичьими около 75% (собственно между дарственниками 89%). Большая часть домохозяев д.д. Анновки, Соколовки и Васильевки в 1882 г. сняли в аренду на 6 лет казенную оброчную статью в 435 дес. с платой по 8 р. 60 к. за десятину в год. Разверстка участка подушная. Подесятинно и на деньги земля снимается в волости большей частью по 15 р. паровая, по 13 р. яровая. У некоторых землевладельцев земля сдается и дешевле. Крестьяне д. Надеждиной постоянно со времени освобождения нанимали 180 дес. пашни для озимого и ярового посева и в последнее время платили по 9 р. 75 к. за десятину. У одного землевладельца сдается паровая и яровая десятина за десятину же полной отработки (с вывозкой) и с приплатой еще от съемщиков по 8 р., а если съемщики выполняют и молотьбу, то приплаты с них уже не требуется. У другого землевладельца требуется, чтобы съемщик за десятину отработал 11/2 дес. (без молотьбы) и еще вывез 50 возов навоза.

В Чернавской волости в единственной общине бывших государственных крестьян съемщики земли составляют 52% всех домохозяев, а в общинах бывших помещичьих крестьян нанимают землю лишь около 38% всего числа домохозяев. Паровую землю крестьяне нанимают по 12-18 р. за десятину, яровую по 10-15 р. Но некоторые плохие песчаные земли сдаются и дешевле, по 7-8 р. за десятину. Крестьяне д. Нащекиной ежегодно нанимают 90 дес. трехпольных и платят собственно за паровую землю по 10 р. за десятину, за яровую по 8 р. Участок делят между собой по душам. У крестьян, бывших Ефимьевой, в с. Чернавке, постоянно в аренде со времени освобождения 54 дес., за которые они платят только по 2 р. (участок засевается ежегодно без пара). Разверстка земли подушная.

В Ржаксинской волости крестьяне бывшие государственные, снимают землю 50% всех домохозяев. Цена подесятинной съемки 17-18 р. за паровую землю, 12-15 р. за яровую.

Относительное число съемщиков земли в поселениях бывших государственных крестьян колеблется по отдельным волостям уезда от 7% (Оржевская в.) до 53% (Куровщинская в.). Как дознано уже исследованиям других уездов Тамбовской губернии, бывшие государственные крестьяне сравнительно мало нанимают земли не только по достаточности своих наделов, но и потому, что им нередко съемка земли несподручна – частные имения находятся не под рукой, не в ближайшем соседстве с поселениями этих крестьян. По этим двум причинам в Кирсановском уезде особенно мало съемщиков земли между бывшими государственными крестьянами Пригородно-Слободской, Оржевской, Пересыпкинской и Паревской волостей. При других условиях и в рассматриваемом разряде крестьян от 30 до 50 и более процентов домохозяев нанимают землю. Между бывшими помещичьими крестьянами разных волостей уезда число съемщиков земли колеблется между 38% (Чернавская в.) и 86% (Кобяковская в.). Сделанный нами опыт группировки волостей уезда по высоте процента съемщиков земли между бывшими помещичьими крестьянами не привел ни к каким результатам. Оказалось, напр., что волости с наибольшим относительным числом съемщиков земли (от 70 до 86%) разбросаны во всех частях уезда, не составляя какого-нибудь определенного цельного района (самая северная Осино-Гаевская волость, самая южная Арбеньевская, крайняя западная Богословская и крайняя восточная Глуховская). В отношении крестьянских аренд земли есть основание рассматривать отдельно и сравнить между собой местности Кирсановского уезда одну по левую, другую по правую сторону р. Вороны. Последняя местность заселена значительно гуще, чем первая. Всей площади удобных земель приходится в одной местности (по правую стороны Вороны) приблизительно по 2,4 дес. на наличную душу (крестьянского населения), а в другой местности (по левую сторону Вороны) по 3 дес. Частновладельческих земель в местности по левую сторону Вороны приходится на каждую наличную душу местного крестьянского населения приблизительно вдвое больше, чем в местности по правую сторону Вороны (в первой всей частновладельческой земли на душу около 2,3 дес., собственно пахотной 1,8 дес., во второй всей по 1 дес., собственно пахотной по 0,8 дес.). Из этого можно уже заключить, что крестьянам, живущим по левую сторону Вороны, больше предлагается земли в наем, чем живущим по правую сторону той же реки. Между первыми домохозяева из государственных крестьян составляют в общем числе 16%, а между вторыми этих домохозяев половина. В виду такой разницы в составе крестьянского населения двух местностей уезда и в виду указанного выше условия сравнительно слабой съемки земли бывшими государственными крестьянами, мы сравним здесь съемку земли собственно бывшими помещичьими крестьянами той и другой местности. Между этими крестьянами в местности по левую сторону Вороны нанимают землю 63% всех домохозяев, а по правую сторону Вороны 61%. Разница в пользу первой местности весьма незначительна. Сравнительное изобилие земель (по отношению к населению) в этой местности в данных о крестьянских арендах выразилось только тем, что, по сделанному нами расчету, здесь средний съемный участок у каждого арендатора составляет 53/4 дес., тогда как в местности по правую сторону Вороны тот же участок определился лишь около 41/2 десятин. Нужно заметить, что средний земельный надел у бывших помещичьих крестьян местности за левым берегом Вороны значительно меньше (2,2 дес., на рев. душу), чем у тех же крестьян остальной части уезда (2,6 дес. на рев. душу). Это зависит от того, что в волостях по левую сторону Вороны сравнительно очень много крестьян, взявших только дарственную четверть надела. При таком малоземелье крестьяне особенно много нанимают земли, как это констатировано приведенными выше таблицами. Затем еще по нашим расчетам оказалось, что в местности по левую сторону Вороны владельческие пашни сдаются крестьянам в наем несколько дешевле, чем в местности по правую сторону Вороны. Из показаний крестьян при подворной переписи средние цены съемки земли в 1883-84 гг. определились для первой местности в 14 р. 21 к. на паровую десятину и в 13 р. 73 к. на яровую, а для второй местности в 16 р. 40 к. на паровую и в 15 р. 12 к. на яровую десятину. В последней местности цены выше, чем в первой, на паровую десятину на 15%, на яровую в 10%. Эта разница в ценах съемки земли по двум местностям вовсе не так значительна, чтобы из нее можно было выводить положительное заключение об особенном изобилии земель, предлагаемых в съемку, или о дурном сравнительно качестве этих земель в местности Кирсановского уезда, лежащей по левую сторону от р. Вороны, сравнительно с землями остальной часть уезда. Притом, в местности по левую сторону Вороны особенно распространена, так называемая, «испольная» сдача земли крестьянам, означающая собственно то, что каждый съемщик бывает обязательным полевым работником в том имении, где нанимает землю, и работает по ценам, назначенным землевладельцем. Эти обязательные работы по низким ценам делают съемку земли в означенной местности отнюдь не дешевле, чем в другой местности уезда. Но при несостоятельности большинства крестьян, «испольная» съемка земли им доступнее, чем съемка на деньги, а потому они и нанимают земли много.

Особо указанных нами в предыдущем обзоре случаев арендования земли крупными участками целыми обществами или большими товариществами крестьян насчитывается 45 (не считая еще некоторых случаев, относящихся ко времени до 1884 года). Во всех этих случаях арендовано было 20309 дес. трехпольных1). У некоторых общин известные участки пашни соседних землевладельцев арендуются непрерывно со времени получения крестьянами нынешних наделов по уставным грамотам, но и в этих случаях землевладельцы ни разу не заключали с общинами условий о сдаче им земли на продолжительные сроки. Обыкновенно пашня сдается крестьянам крупными участками лишь на 3 или на 6 лет, т.е. на один или на два трехпольных севооборота, но встречаются нередко и такие случаи, когда общины возобновляют свой договор с землевладельцем о найме у него земли ежегодно. Вообще землевладельцы, как видно, не считают для себя удобными долгосрочные контракты с крестьянскими общинами. Письменных контрактов часто не бывает и дело ограничивается словесной сделкой. Землевладелец не бывает стеснен никакими обязательствами пред крестьянами, может, напр., продавать отданный им участок до истечения арендованного срока. В случае неисправности крестьян, свободно отказывает им в аренде и они в какую либо тяжбу с землевладельцем по этому поводу вступать не могут. Снимая землю, когда представляется возможность, крупными участками сообща, в составе целых общин или большими товариществами, крестьяне значительно выгадывают в цене найма земли сравнительно с подесятинной съемкой ее каждым домохозяином отдельно. Вышеозначенные 20309 дес., арендованных крупными участками, стоили крестьянами Кирсановского уезда в среднем выводе по 71/2 р. за десятину, т.е. по 221/2 р. за две посевных десятины трехпольного хозяйства. А по среднему выводу из всех данных подворной переписи цена двух посевных десятин, нанятых крестьянами уезда 1883-84 гг. не крупными участками, единичными десятинами, определяется в 30 руб. Следовательно крупная съемка земли стоит крестьянам на 25% дешевле мелкой подесятинной. Но и этот вывод еще не вполне определяет выгоду крупной съемки земли, потому что при ней крестьянские общины обыкновенно пользуются без особой платы правом пастьбы скота по арендованному участку. При подесятинной съемки земли на один урожай право пользования паровым и жнивным пастбищами приобретается крестьянскими общинами по особым договорам с землевладельцами, за особую плату.


_____________


В предыдущей главе мы сделали обзор сенокосных угодий в наделах крестьян Кирсановского уезда по всем волостям. Из этого обзора можно было видеть, что означенных угодий у крестьян очень мало. Таким образом можно заключить, что крестьяне уезда имеют в съемке сенокосных угодий не меньшую потребность, чем в съемке пахотной земли для посевов хлебов. Однако это далеко не так, потому что недостаток или полное отсутствие сенокосов не только в наделах крестьян, но нередко и в ближайших частных имениях давно уже сделали употребление сена в крестьянском хозяйстве многих общин как бы роскошью. Вместо сена, везде идут на корм скоту солома всех возделываемых на полях растений, разные хлебные отбросы и чистая мука. Но, разумеется, крестьянам трудно обходится без сена в содержании лошадей, потому они никогда не откажутся купить его или нанять сенокос, если только представляется к этому какая-нибудь возможность. Кирсановский уезда, нигде не представляя обширных и хороших заливных лугов, тем не менее не лишен еще значительных сенокосных угодий. Здесь не все еще, что может идти под посев хлебов, распахано и в частным имениях местами сохраняются степные сенокосы или залоги (залежи), существуют и приречные заливные покосы. Те и другие очень охотно нанимаются состоятельными крестьянами, даже и в том случае, если угодья эти находятся в значительном расстоянии от деревень. По данным местного исследования уезда число съемщиков покосов в частных имениях оказывается значительным, в особенности по сравнению с некоторыми другими черноземными уездами Тамбовской губернии. По сводке означенных данных оказалось следующее: 2510 домохозяев определенно показали при подворной переписи, что ими нанято было в 1883 году 4553 сенокосных десятины, 2809 домохозяев заявили, что ими нанято было сенокосов участками не измеренной точно величины на 40780 руб. К этим отдельным съемщикам покосов, по сделанному нами приблизительному расчету, следует еще прибавить до 13000 домохозяев, участвовавших в мирской съемке сенокосных участков теми общинами, к которым эти домохозяева принадлежат. Таким образом насчитывается по всем волостям Кирсановского уезда за 1883 год 6619 домохозяев, нанимающих сенокосные угодья у частных землевладельцев. На 33598 всех домохозяев, вошедших в подворную перепись 1884 года, означенное число съемщиков составляет около 20%. Процент значительный, хотя он гораздо меньше процента съемщиков пахотной земли по уезду (48,4). Но нужно еще заметить, что выведенное число съемщиков сенокосов между крестьянами Кирсановского уезда (6619) следует считать ниже действительного. Нередко крестьяне пользуются долей сена за косьбу последнего у частных землевладельцев, что составляет так называемую «испольную» съемку покосов, но эту съемку во многих случаях трудно регистрировать при подворной переписи. Сколько сенокосных десятин нанимали вышеозначенные 6619 съемщиков, это по отношению к значительной части их можно сосчитать лишь приблизительно, именно, по отношению к тем съемщикам, которые показали денежный расход свой на съемку покосов, а не число нанятых десятин: две общины в уезде нанимали сенокоса неопределенными участками на 850 руб., да 2809 домохозяев, как выше указано, заявили о найме покосов на 40780 р., итого 41630 р. которые нужно по приблизительному расчету выразить в десятинах. У 19-ти общин по уезду было в аренде (обыкновенно вместе с пашней) 2055 дес. покосов, да 2510 домохозяев определенно сказали о найме 4553 дес., итого 5217 дес. По всем данным подворной переписи средняя цена найма сенокосной десятины определилась в 13 р. Рассчитывая по этой норме, нужно заключить, что на вычисленные выше 41630 р. нанято было 3202 десятины. Следовательно всю площадь покосов, нанятых 6619 съемщиками, можно считать приблизительно в 9810 десятин, что составляет в среднем выводе около 11/2 дес. на каждого съемщика. Условия съемки покосов крестьянами Кирсановского уезда мы укажем здесь по отдельным волостям.

В Осино-Гаевской волости подворной переписью определено съемщиков покосов 88, если еще причислить к ним 20 домохозяев (кроме безлошадных) одной общины, имеющей 17 дес. лугов в арендуемом участке, то все число съемщиков покосов определится по волости в 108 домохозяев (6% общего числа). Здесь предлагаются крестьянам в наем хорошие луга, но большей частью очень дорого – по 25-30 р. за десятину, а потому съемка мало доступна. С таких дорогих лугов, по отзыву крестьян, накашивается до 300 пудов сена с десятины (15 возов по 20 п.). Деньги обыкновенно уплачиваются при косьбе сена, а иногда зимой (при вывозке). Иногда крестьяне косят сено у землевладельцев из третьей копны.

В Софьинской волости показали о найме покосов (десятинами или деньгами) 41 домохозяин (около 31/2%). Некоторые съемщики за лучшие сенокосные десятины платят по 25 р., другие только 10-16 р. У крестьян соседней Пересыпкинской волости покосы нанимаются и дешевле. Некоторые крестьяне косят сено у местных землевладельцев из 1/3 части (при этом часть землевладельца вывозится на его усадьбу).

В Пересыпкинской волости заявили при переписи о съемке покосов 367 домохозяев (18%). Съемщики платят окрестным землевладельцам от 15 до 25 р. за десятину (друг у друга крестьяне нанимают и дешевел 15 р. за десятину).

В Куровщинской волости число съемщиков покосов ничтожно, в переписи отмечено лишь 13 домохозяев, да еще у одной общины в аренде 27 дес. Съемщиками указаны цены в 18-20 р. за десятину, другие косят из третьей копны.

В Нащекинской волости нанимали покосы в 1883 году 74 домохозяина (около 11%), но здесь еще большая община, бывшая Ша (обрыв на стр. 111)


(Со стр. 116)

В Глуховской волости по переписи отмечено только 17 съемщиков покосов. Еще 56 домохозяев д. Лохмытовки арендовали на 6 лет, вместе с пашней, 204 дес. сенокосных по 7 р. 20 к. десятину. У одного землевладельца крестьяне косят сено, получая в свою пользу 2/5 урожая.

В Оржевской волости по переписи оказалось 137 съемщиков покосов (около 14% домохозяев). На лучшие луга цена 15-25 р. за десятину, на посредственные 7-10 р. Крестьяне некоторых общин косят луга из 1/5 урожая трав.

В Васильевской волости при переписи заявили о съемке покосов 209 домохозяев (25%). Крестьяне д. Нижних Песков ежегодно снимают миром 53 дес. заливных лугов по 10 р. за десятину. Крестьяне д. Бибиковой за косьбу у землевладельца 95 дес. ржи пользовались неизвестной величины участком сенокоса, с которого и получили 120 возов сена, затем еще пасли по этому участку скотину бесплатно. На деньги подесятинно снимаются сенокосы по 10-20 р. Многие еще косят луга у соседних землевладельцев из 1/3 или 2/5 урожая трав.

Из сделанных указаний по всем волостям можно видеть, что в Кирсановском уезде нанимают сенокосы преимущественно крестьяне восточных волостей, лежащих по левую сторону от р. Вороны. Из 23 волостей, лежащих по правую сторону этой реки, так же много съемщиков сенокосов только в следующих восьми: Ржаксинской, Богдановской, Инжавинской, Трескинской, Паревской, Ирской, Булыгинской и Пересыпкинской. Главные сенокосные угодья уезда находятся по берегам рек Вороны, Большой Иры и Вяжли, при которых или по близости которых и находятся все указанные волости, отличающиеся большим числом съемщиков покосов. Кроме того, в больших имениях по левую сторону от р. Вороны имеются степные (залежные) сенокосы. Во всяком случае, предложение сенокосных угодий в наем больше в восточных и южных волостях уезда, чем в западных и северных. Но из имеющихся данных никак нельзя заключить, чтобы большее предложение покосов в аренду в означенных частях уезда превышало спрос или, по крайней мере, понижало бы сдаточные цены. Последние в восточных и южных волостях так же высоки, как и в других. Только скудные и совсем плохие сенокосы можно нанимать в уезде по 10 р. за десятину и дешевле. Большая или меньшая ценность заливных покосов зависит от постоянных природных условий того или другого участка, в залежных сенокосах имеет значение большая или меньшая давность залежи. Кроме того, сдаточные цены на сенокосы колеблются из года в год в зависимости от урожаев трав. Испольная съемка покосов в уезде почти никогда не бывает в полном смысле испольной, т.е. из половины урожая, а чаще всего из третьей копны, в некоторых имениях из 2/5 урожая. За отработки покосы нанимаются крестьянами реже, чем пашня. Это объясняется тем, что нанимают сенокосы преимущественно состоятельные крестьяне и притом часто на дальних расстояниях от своих деревень. Правда, землевладельцы уезда не требуют от съемщиков покосов денег вперед при заключении сделки, обыкновенно отсрочивает уплату половины и даже почти всей договоренной цены за покос до вывозки сена, а это делается большей частью в начале зимы. Но бедные крестьяне и при таком условии не могут нанимать покосы, потому что сено стало роскошью в их хозяйстве, да многие из них, не имея лошадей, не нуждаются и в сене.


_____________


Всех крестьян домохозяев, регистрированных переписью 1884 года, в Кирсановском уезде 33598. Из них 1275 домохозяев принадлежат к числу тех крестьян, которые не получили земельного надела. Из 32323 домохозяев с земельными наделами оказалось по переписи 3766 сдающих свои наделы в наем, да еще 1651 отдающих в наем не более половины своих наделов. Первые составляют 11,6% общего числа, последние 5,1%. Между бывшими государственными крестьянами полные сдатчики своей земли (и обрабатывающие наемной лошадью меньшую часть ее) составляют 11,1%, неполные сдатчики 8,2%. Между бывшими помещичьими крестьянами – первых 12%, вторых 2,3%.

В следующей таблице мы определяем проценты полных и неполных сдатчиков своей земли в общем числе домохозяев по десяти группам сельских общин Кирсановского уезда, производящим неодинаковые посевы на своих полях:


посев на душу

число надельных дворов

сдающих свою земли

сдающих часть ее

% первых

% вторых

1 м.

2118

249

8

11,7

0,4

2 м.

1328

110

8

8,2

0,6

3 м.

1146

138

23

12,0

2,0

4 м.

2604

288

57

11,0

2,1

5 м.

1675

197

34

11,7

2,0

6 м.

3301

349

182

10,5

5,5

7 м.

3366

342

180

10,1

5,6

8 м.

8705

1173

561

13,4

6,4

9 м.

1994

174

152

8,7

7,6

11 м.

5228

454

401

8,6

7,6

Итого

31465

3474

1606

11,0

5,1


На четыре больших группы общин получаются следующие выводы.


Посев

число дворов

сдающих землю

% первых

% вторых

всю

часть

1-5 м.

8871

982

130

11,1

1,4

6-7 м.

6667

691

362

10,3

5,4

8 – м.

8705

1173

561

13,4

6,4

9-11 м.

7222

628

553

8,7

7,6


Наибольший процент крестьян, сдающих свою землю в наем, оказался в группе общин, имеющих надел выше среднего в уезде, именно, высевающих озимого хлеба по 8 мер на душевой пай. В предыдущей главе мы констатировали, что среди домохозяев этих общин особенно значителен процент безлошадных и без всякого скота. Тогда же мы объяснили, что большое число таких хозяйств не составляет отличительного признака всех вообще общин, входящих в рассматриваемую группу, а отличает только меньшинство их, именно, общины бывших государственных крестьян Пригородно-Слободской, также Градско-Уметской и Инжавинской волостей. Если мы делаем и здесь особый вывод для этих общин трех волостей, то окажется, что в них на 2513 домохозяев сдатчиков земли 542 или 211/2%. А на 6192 домохозяина других общин той же восьмой группы приходится сдатчиков земли 631 или немного более 10% (10,1). Таким образом, если бы не принимать в расчет указанные немногие общины уезда, то мы увидели бы в вышеприведенном выводе на четыре больших группы общин постепенное понижение процента сдатчиков земли от 11 до 83/4 по мере возвышения среднего размера хлебопашества крестьян на собственной земле. Но и этому последнему выводу мы не могли бы придать особенного значения, так как по другим уездам Тамбовской губернии большей частью не оказывалось прямой зависимости между размером крестьянского надела и числом сдатчиков земли. При всякой группировке сельских общин везде выделяются между ними без определенного порядка большее или меньшее число таких, в которых особенно много домохозяев, сдающих свою землю в наем. Тоже можно проследить и по прилагаемым таблицам о всех сельских общинах Кирсановского уезда. Каждую из установленных нами 10-ти групп сельских общин уезда можно подразделить таким образом, что одну часть составят общины с большим процентом сдатчиков земли, а другую общины с малым процентом таких домохозяев. Поэтому средние проценты сдатчиков земли на целые разряды общин довольно обманчивы. Рассматривая данные о крестьянских арендах, мы могли ясно видеть, что съемка земли наиболее распространена между самыми малоземельными по наделам крестьянами, потому что между ними снимают землю 60-70% всех домохозяев, а между многоземельными 29% и вообще между всеми крестьянами в уезде 48%. Та же группировка общин, какую мы приняли по отношению к крестьянской съемке земли, уже не ведет к определенным и бесспорным выводам в применении к явлению сдачи крестьянами своих наделов в наем. У самых малоземельных общин процент сдатчиков земли почти средний по уезду и только на 2,4 выше, чем у самых многоземельных. В приведенных таблицах вполне определенно выступает только тот факт, что процент сдатчиков части своего надела последовательно возвышается от самых малоземельных до самых многоземельных общин. Это констатировано и по другим уездам губернии.

Выше мы проследили по всем волостям Кирсановского уезда условия и цены найма крестьянами земли у местных частных землевладельцев. Здесь мы приведем также по отдельным волостям показания крестьян о том, по каким ценам сдают в наем свою землю те из них, которые не пользуются ею сами или в состоянии обрабатывать только часть своих наделов.

В Осино-Гаевской волости некоторые постоянные сдатчики своей земли в общинах бывших государственных крестьян после состоявшихся у них в 1880 году коренных переделов земли на наличные души сдали свои новые наделы на 6 лет (до предположенного нового передела). Съемщики приняли на себя все денежные и натуральные повинности сдатчиков и, кроме того, давали им единовременно от 18 до 30 р. за надел. Другие сдатчики земли в волости отдают ее позагонно (полосами) с таким расчетом, что получают 10-12 р. за десятину, деньги от съемщиков забирают вперед за год. Душевые паи в сенокосах сдаются ценой от 30-50 коп. (в Рудовке) до 1 р. 50 к. (в Вышенке).

В Софьинской волости домохозяева из бывших государственных крестьян, сдавшие свои наделы после передела мирских угодий на 6 лет, получали за весь этот срок приплаты к податям до 35 р. на душевой надел. У бывших помещичьих крестьян сдаются душевые наделы: в Софьине за подушные с приплатой сдатчику 2 р. (надел около 2 дес. на рев. душу), в д. Синявке (надел 31/2 дес.) за надел дается приплаты к подушным от 31/2 до 5 р. в год, в д. Поляково у крестьян, бывш. Апушкина, за душевой пай в двух полях (озимое и яровое) съемщики дают по 6 р. (надел 11/4 дес.). Подесятинно сдатчики земли в волости получают от 11 до 15 р. большей частью не дороже 13-14 р. за паровую десятину. Душевые паи мирских сенокосов (в Козмодемьянском Софьине) отдаются по 40-50 к.

В Нащекинской волости крестьяне, проживающие в заработках, сдали свои наделы только за подушные оклады без доплаты в их пользу. Подесятинно земля отдается бедными сдатчиками по нужде за 7-9 р.

В Куровщинской волости некоторые бывшие помещичьи крестьяне с наделом в 31/2 дес. на рев. душу при сдаче в наем такого надела без огорода получают приплаты к подушному окладу 4 р., а при сдаче с огородом 6-7 руб. Десятинами мирская земля сдается – паровая по 10-12 р., яровая по 9-10 р.

В Пересыпкинской волости в с. Пересыпкине полные душевые надели земли сдаются по 18-25 р., в с. Гавриловке – за подушные (обрыв на стр. 120)


(со стр. 124)

но земля отдается паровая по 7-13 р., яровая по 5-10 р. Дарственники отдают душевой надел за 3 р.

В Царевской волости сдатчики надельной земли отдают ее подесятинно по 8-9 р.

В Красивской волости бывшие государственные крестьяне с. Криволучья сдают полные наделы по 15 р. Сдача земли у этих крестьян и у бывших помещичьих большей частью подесятинная, по 8-12 р. за паровую и по 6-10 р. яровую десятину. Полные отдатчики наделов в с. Коноплянка получают приплаты к подушному окладу по 8-10 р. за надел (31/2 дес.); а в с. Хорошавке у крестьян, бывших Ломан, наделы (11/2 дес.) сдаются за одни подати.

В Балыклейской волости крестьяне сдают землю подесятинно, по 10-12 р. паровую, по 8-10 яровую.

В Арбеньевской волости крестьяне дали такой отзыв, что у них сдатчики надельной земли получают по 7-8 р. за десятину, забирая деньги вперед за два года.

В Чернавской волости бывшие государственные крестьяне, сдавая землю целыми наделами, получают приплаты к подушному окладу всех сборов по 5-6 р. У бывших помещичьих крестьян душевые наделы смотря по размеру и качеству сдаются или только за подушные оклады, или с приплатой к ним до 8 р. Подесятинная цена крестьянской земли тоже смотря по качеству последней колеблется между 4 и 12 .

Если сравнивать указанные цены отдачи в наем крестьянской земли по разным волостям Кирсановского уезда с ценами найма крестьянской земли у местных частных землевладельцев в тех же волостях, то оказывается, что последние цены вообще значительно выше первых. по всем отзывам самих крестьян, сдают землю или отсутствующие постоянно на заработках домохозяева, или бедняки, вынужденные ежегодно делать займы денег в то время, когда требуется покупать хлеб, или платить подати. За наличные деньги и у помещиков земля нанимается обыкновенно дешевле, чем в долг, а крестьяне сдают свою землю почти всегда с получением от съемщиков денег за год и за два вперед и потому не могу брать той цены за десятину, как помещики, не требующие арендных денег с крестьян до уборки урожая. Домохозяев, не состоятельных к уплате податей, понуждают к отдаче земли в наем общества и волостные начальства. Денежных людей между крестьянами мало, потому у таких вынужденных сдатчиков земли забирают ее в наем немногие деревенские ростовщики. При таких условиях цена съемки земли, разумеется, не бывает высока.


______________


У сельских общества. как и у отдельных домохозяев, бывают, хотя непостоянно, случаи необходимости занять денег на какую-нибудь нужду и общества, подобно отдельным их членам, не могут кредитоваться где либо без имущественного обеспечения, а потому в означенных случаях тоже прибегают к отдаче временно в наем мирской земли, пользуясь до этого теми участками последней, которые не разделены еще по душам и состоят в общем пользовании. Поэтому мы, излагая в настоящей главе вообще все имеющиеся данные о съемке и сдаче земли крестьянами Кирсановского уезда, приведем здесь и все известные случаи общественной сдачи земли в наем по этому уезду. Таких случаев много и все они заслуживают особого упоминания.

Вышенка, Осино-Гаевской волости. В 1877 году община сдавала для расчистки и распашки 66 дес. из-под леса на 4 года, по 6 р. за десятину в год. По истечении срока аренды этот распаханный участок крестьяне разделили по душам. В 1883 году еще сдано для расчистки 64 дес., тоже из-под леса и тоже на 4 года, с платой по 45 р. за десятину за весь срок. Полученные с арендатора деньги внесли в подати.

Кянда, Софьинской волости. В 1882 году сдано общиной на один урожай 121/2 дес. под озимый посев и 121/2 дес. под яровой, по 13 р. за десятину. Деньги употреблены на постройку моста через р. Кянду.

Рожковка, то же волости. У общины было прежде 10 дес. выгона за р. Ирой. Лет 15 назад крестьяне пожелали пользоваться этим участком для посева и для распашки, сдали его в наем на два года с платой по 6 р. за десятину. После того означенные 10 десятин разделены по душам и засеваются (караул этой пашни стоит общине в 2 р. за десятину).

Синявка, той же волости. Община имела в полях немного (обрыв на стр. 125)


(со стр. 132)

по 20 р. Распаханные участки выгона оказались для постоянных посевов непригодными.

Караул, той же волости. В 1880 году сдавалось под распашку на 2 года 42 дес. лугов в двух местах с платой за первый год 15 р., за второй 9 р. за десятину. Деньги употреблены на подати. Распаханные луга поделены по душам, но их приходится вновь залужить, потому что для посевов, вследствие сырости и плохой почвы непригодны.

Криволучье, Красивской волости. В 1883 г. сдано в аренду, для уплаты податей, на два года 40 дес. по 8 р. за десятину за оба года (земля песок).

Хорошавка, той же волости. Община, быв. Ломан, лет 15 назад сдавала 8 дес. выгона на один за 80 р.

Красивка, той же волости. Община, бывш. Шатилова, 8 лет назад отдала под распашку 12 дес. выгона по 20 р. за десятину в год, потом этот участок отдавался по 18 р. за десятину, далее еще дешевле и в последний год по 10 р. Предполагается вновь его залужить.

Кулевча, Балыклейской волости. Лет 7 назад сдавалось на один посев 9 дес. нови по 18 р. 75 к. за десятину. Деньги употреблены на мирские расходы.

Чернавка, Чернавской волости. Общиной Ефимьевой и Тихоновой в 1876 г. сдано было 20 дес. выгона под распашку на 3 года по 20 р. за десятину в год. Потом эта же земля сдавалась на 3 года по 14 р., а в последние 2 года по 12 р. за десятину.

Ржакса, Ржаксинской волости. В 1880 году община, для постройки церковной ограды, сдавала под распашку на 2 посева 50 дес. лугов и получила за первый год по 25 р., за второй по 15 р. за десятину. Половина распаханного участка теперь вновь залужена, а другая половина обращена в постоянную пашню и разделена по душам.

Перевоз, той же волости. Лет 6 назад община, для уплаты лесного налога и постройки церковной ограды, сдавала под распашку на 2 посева 24 дес. лугов по 13 р. за десятину. По окончании срока аренды участок вновь залужен.

Из указанных 62-х сельских общин, которые однажды или несколько раз сдавали в аренду часть мирских угодий, 20 общин состоят из бывших государственных крестьян и 42 из бывших помещичьих. По исследованию других уездов оказывалось, что временная отдача в наем той или другой части мирского надела практикуется, главным образом, бывшими государственными крестьянами, а у бывших помещичьих встречаются сравнительно редко Кирсановский уезд по числу рассматриваемых случаев у тех и других крестьян представляет, как бы, обратное явление. Но такое заключение было бы неправильно, так как в Кирсановском уезде гораздо больше общин бывших помещичьих крестьян, чем общин крестьян бывших государственных. У последних случаи отдачи мирских угодий в аренду были в третьей части общин, а у первых только в двенадцатой части общин. Угодий общего пользования, неразделенных по душам, у бывших помещичьих крестьян по ограниченности их наделов гораздо меньше, чем у бывших государственных, а потому и сдавать в наем нечего. Правда, выше указан не один случай сдачи в наем выгонов под распашку даже самыми малоземельными крестьянами, получившими дарственные наделы, но эти случаи исключительны и объясняются тем, что крестьяне дарственники хлебопашество ведут, главным образом, на арендуемой земле, оставляя значительную часть своего надела выгоном для молодого скота. Но крайняя нужда заставила некоторые общины таких крестьян обращать выгон в пашню. – Выше мы заметили, что вообще причиной сдачи сельским общинам участков мирской земли в аренду бывает какая-нибудь особенная нужда в деньгах. В наибольшей части приведенных выше случаев прямо и упомянуто нами, на основании показаний крестьян, на какую именно нужду они сдавали в наем свою землю, получая от арендаторов деньги за год, за два и за три вперед. До половины всех 62 общин, сдававших землю, делали это для уплаты податей, что объясняется постигавшими крестьян уезда в последнее десятилетие неурожаями. Затем в отдельных случаях побуждали общины сдавать землю еще следующие нужды: постройка новых приходских храмов, ремонт и украшение их, устройство церковных оград, зданий волостных правлений и запасных магазинов, взнос дополнительного платежа бывшему помещику при выкупе надела, уплата оброка помещику временно-обязанными крестьянами, прикупка земли к наделу, уплата землевладельцу денег за арендуемую миром землю, наконец, в одном случае – лечение коров от чумы. Но нужно заметить, что почти всегда к таким нуждам примешивается желание крестьян увеличить свою пашню на счет выгона, сенокоса или какого-нибудь кустарника. К этому побуждает крестьян недостаток полевого надела и дороговизна съемки земли на стороне. Почти всегда общины сдают в наем какой-нибудь непаханный до того времени участок и по окончании срока условия с арендатором большей частью обращают этот участок в постоянную пашню, разделив по душам. Если в некоторых случаях распаханный арендатором участок вновь залуживается, то это происходит только от дознанной опытом непригодности его для посевов хлебов или по виду невозможности оставаться совсем без выгона для скота. Иногда участки выгонов или других угодий сдаются в наем не по какой-либо мирской нужде в деньгах, а собственной для первичной вспашки их плугами и для расчистки от кустарника и пней, чтобы затем разделить подушно пашню доступную для обработку всякой сохой и лошадью, какие имеются у большинства домохозяев общины.


__________________


Расчетами, сделанными в настоящей главе, определилось, что крестьяне Кирсановского уезда обрабатывают ежегодно в своих наделах трехпольной пашни 188511 дес., да еще 104880 дес. арендуемой земли у местных частных землевладельцев, всего 293391 десятину. Этой площадью, однако, далеко не ограничивается земледельческий труд крестьян уезда, так как их же трудом ведется все хлебопашество и у местных частных хозяев. Всех вообще земель, не принадлежащих к составу наделов сельских обществ, в Кирсановском уезде имеется 316939 дес. и в том числе пахотных 235151 дес. Исключая из этой последней цифры вышеозначенные 104880 дес. пашни, которая арендуется крестьянами, увидим, что частным хозяйства уезда требуются рабочие руки ежегодно на 130271 дес. пашни. А всего крестьянам уезда доводится ежегодно работать на 423662 дес. своей и чужой пашни. Это составляет в общем выводе по 8 дес. трепхольных на каждого работника и в том числе пашни, обрабатываемой по найму, приходится около 21/2 дес. на работника. У частных хозяев Кирсановского уезда хлебопашество ведется, как и у крестьян, трехпольное. Весьма значительную часть работ в частных хозяйствах местные крестьяне выполняют за отдаваемую им в наем землю (под посев и пастьбу скота), а не за денежную плату. Но при этом все-таки делается оценка каждой, производимой съемщиками, работы, исключая тех случаев, когда земля и работы сдаются крестьянам, по общеупотребительному выражению, «испольно». Эта система ведения хозяйства довольно распространена у землевладельцев восточной части Кирсановского уезда (за р. Вороной). При такой системе земля и работы сдаются без определения цены по какой-либо условной норме количества работ на десятину отдаваемой в наем пашни. Более употребительна норма, чтобы съемщик паровой десятины отработал 11/2 дес. в паровом и ржаном поле землевладельца, а съемщик яровой десятины только 11/2 дес. в яровом поле. Под отработкой разумеются в данном случае все обычные работы – от первой вспашки десятины до вывозки и укладки в скирды урожая включительно. Денежные цены на полевые работы определены крестьянами и нанимателями-землевладельцами в следующих пределах: 1) взмет и вторая вспашка паровой десятины, с боронованием после той и другой вспашки, сев ржи по соху, - все выполняется за 21/2 – 4 р., большей частью за 3 р., 2) косьба ржи с вязкой в снопы и обыкновенно с вывозкой их на гумно от 21/2 до 6 р.; 3) жнитво ржи, тоже с вязкой снопов и часто с вывозкой их – от 31/2 до 12 р.; 4) все работы на десятине посева озимой ржи (если не было особенно дорого жнитво) 5-10 р.; 5) все работы на десятине посева овса или проса от 3 до 8 р.; 6) работы на десятину посева гречи отдаются обыкновенно с молотьбой за 4-6 р. Если не принимать в расчет частных случаев особенно высоких или особенно низких цен на работы, то обыкновенную затрату землевладельцев Кирсановского уезда на каждые три десятины их полей (без полки и молотьбы) нужно считать не выше 13 р., причем около 71/2 приходится на десятину озимого посева и около 51/2 р. на десятину ярового посева. Молотьба хлебов оценивается землевладельцами от 35 до 50 к. на копну урожая. Годовым постоянным рабочим хозяева уезда платят от 40 до 80 р., а летним от 20 до 40 р. При этом те и другие пользуются хозяйской пищей.



IV. Внеземледельческие промыслы крестьян


В прилагаемой к настоящей главе таблице показано в алфавитном порядке более 80 названий разных промыслов и занятий, дающих тому или другому числу лиц крестьянского населения Кирсановского уезда средства к жизни в связи с главным земледельческим доходом этого населения или при отсутствии такого дохода (за неимением земельного надела и при отдаче его в наем). при подворной переписи о каждом дворе или семействе ставился вопрос, нет ли у работников этого семейства какого-нибудь промысла, под которым разумелись все вообще занятия, кроме хозяйственных, а не по найму, земледельческих работ. Земледельческие отработки крестьян у частных землевладельцев за нанимаемую землю особым промыслом не считались, но временная поденщина у землевладельцев и батрачная у них служба отмечались при переписи, как особое подспорье к собственному хозяйству крестьян или как занятие, дающее пропитание таким семьям, у которых нет своего хлебопашества. Всех дворов с отметкой о каком-нибудь промысле оказалось по переписи 15643 или 46% всего число регистрированных в уезде крестьянских дворов. В следующем перечне мы сводим все, встретившиеся в Кирсановском уезде, промыслы в небольшое число групп и показываем итог дворов, которые подходят под каждую группу.

1. Сельскохозяйственные занятия (бахчевники, землемеры, колодезники, коновалы, ключники, конторщики, корчевальщики, наездники, объездчики, огородники, пастухи, поденщики, приказчики, пчелинцы, работники, садовники, сторожа, управляющие) – 8201 дв.

2. Строительные работы (каменщики, конопатчики, кровельщики, маляры, печники, пильщики, плотники, штукатуры) – 1853 дв.

3. Деревянные производства (бондари, ведерщики, мастера гармоник, дужники, колесники, столяры, тележники) – 211 дв.

4. Кожевенные производства (кожевники, овчинники, сапожники, шорники) – 502 дв.

5. Металлические производства (кузницы, медники, слесаря) – 189 дв.

6. Извоз и ямщина – 1851 дв.

7. Кирпичное производство – 360 дв.

8. Работы на заводах, фабриках и железных дорогах – 224 дв.

9. Разные отхожие промыслы – 127 дв.

10. Торговля разного рода и служба при ней – 350 дв.

11. Портняжный промысел – 954 дв.

12. Разные другие промысловые занятия и службы – 549 дв.

13. Нищенство – 272 дв.

Итого – 15643 дв.


Первая группа промыслов, обнимающая разные сельскохозяйственные занятия, совершенно преобладает над другими. Итог дворов по этой группе составляет более половины (около 53%) всех крестьянских дворов уезда, имеющих в переписи отметку о промысле. Преобладающее занятие в данной группе – батрачная служба у местных хозяев-землевладельцев, а частью у состоятельных крестьян и других лиц. Под общим именем «работников» отмечались в переписи все вообще батраки-чернорабочие в чужих хозяйствах, годовые и летние. По-видимому, батрачная служба относительно гораздо больше должна быть распространена между бывшими помещичьими крестьянами, чем между бывшими государственными, так как первые по преимуществу работают у частных землевладельцев уезда. Сделанный нами особый расчет отчасти подтверждает это предположение, но не в той мере, как можно было думать. Мы взяли для вывода 60 таких селений коренных бывших государственных крестьян Кирсановского уезда, где нет вовсе крестьян, бывших помещичьи, и оказалось, что на 11436 семейств в этих селениях батраки отмечены при переписи в 1099 семьях, что составляет 9,6% общего числа последних. Вообще во всем уезде крестьянские семьи, из которых кто-нибудь служит в батраках, составляют 12,4%. А если взять отдельно селения бывших помещичьих крестьян и те, в которых последние живут смешанно с бывшими государственными, то число семейств с батраками определится в 13,9% общего числа (3082 на 22162), т.е. на 4,3% больше, чем в вышеозначенных 60-ти селениях бывших государственных крестьян. Если эти крестьяне в меньшем относительно числе служат батраками у помещиков, чем бывшие крепостные последних, то, с другой стороны, среди бывших (обрыв на стр. 137).



Примечания.

1. Иногда арендовалось только озимое и яровое поле на один посев, но мы в показанном итоге для однообразия счета прибавляли и в таких случаях паровое поле.