Герб города Кирсанова

Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии.

ГАТО ТК 31/С-23


Том шестнадцатый.

Частное землевладение Кирсановского уезда.

Издание Тамбовского Губернского Земства.

Тамбов, 1891 г.


…Материалом для этого тома послужили данные о частном землевладении Кирсановского уезда, собранные в 1888 году. Составляющая вторую часть тома табличная сводка тех данных начата была немедленно по окончании экскурсий в уезд, окончена и напечатана еще в 1889 году. Дальнейшая разработка данных, излагаемая текстом, захватывающая и все то, что не входит в таблицы, могла быть начата только в 1890 году.

Считаем нужным добавить здесь несколько слов относительно существенных сторон производимого теперь сельскохозяйственно-статистического обследования частного землевладения Тамбовской губернии. Программа исследования дана профессором Петровской Академии А.Ф. Фортунатовым и представляет вкратце систему сельскохозяйственной статистики, как она читается в Академии. Разумеется, такая программа отвечает современным научным взглядам на задачи сельскохозяйственной статистики и дает надлежащее распределение относящемуся сюда статистическому материалу. Но полное применение этой программы и предложено было лишь для наиболее видных в каждом уезде имений и хозяйств. Практика показала, что в губернии вообще не встречается хозяйств, которые могли бы быть обследованы по полной программе. По многим предметам последней не получается никаких данных, по отсутствию необходимых для этого записей в хозяйствах. Во многом остальном приходится довольствоваться лишь приблизительными указаниями. Эти общие условия неизбежной неполноты исследования, предвиденные с самого начала, значительно еще усилены необходимой везде спешностью работы, постоянным недостатком для нее нужного персонала и множеством еще мелких обстоятельств, о которых упоминать считаем излишним. В конце концов программа исследования служит только общим указателем истинных его задач, без цельного применения хотя бы только в немногих отдельных случаях. Местно обследование частных землевладений и хозяйств имеет характер лишь общей переписи: владельцев (по именам, сословиям, званиям), местоположения имений, общей величины их, состава по угодьям последнего, административного и рабочего персонала хозяйств (с определением размера жалованья и содержания), домашнего скота с должными подразделениями, удобряемых площадей, площадей под каждым производимым посевом, орудий, жилых и хозяйственных построек, особых технических заведений. Такая перепись с большей и меньшей точностью удается во всех исследуемых имениях и в результате ее получается довольно полная табличная регистрация имений каждого уезда, составляющая свыше половины и настоящего тома. Все то, что сколько нибудь выходит из указанных рамок общей переписи имений и хозяйств, регистрируется далеко не везде, часто очень неудовлетворительно и по некоторым (однако, более или менее важным) вопросам программы – лишь по незначительному числу имений, вообще довольно случайно, не в должном порядке и однообразии. Таким образом, по многим частям вышеуказанной программы исследования является крайнее несоответствие добытых данных числу единиц исследования, получается материал не массовый статистический, а отрывочный, относящийся к частным случаям, разрозненный, не однообразно регистрированный, а потому и не поддающийся никакой общей сводке. За невозможностью последней, вся эта часть материала исследования, в общем все таки более или менее ценная, может быть изложена только текстом, допускающим всякие оговорки, пояснительные замечания, критику материала, разнообразие его построений для получения каких-нибудь возможных выводов. Работа над таким не массовым и не объединенным в предварительной сводке материалом много затрудняет составление текста. Разумеется, при составлении текста нельзя ничем существенно пополнить действительные пробелы в данных исследования, и потому мы считаем свою задачу выполненной, дав посильную обработку этим наличным данным. Заметим еще, что мы воздержались от требуемых руководившей нас программой окончательных выводов, от какого либо точного формулирования или определения «экономических результатов» хозяйства землевладельцев. По недостатку данных, такие выводы не были бы достаточно обоснованы, представили бы лишь смелые обобщения.

Н. Романов.


с.1

Отдел первый.

Условия сельскохозяйственного производства.

А. Земля.

I. Юридические условия.

1. Землевладение.

По исчислению Стрельбицкого, Кирсановский уезд занимает площадь в 6033,6 кв. версты или в 628499 десятин. Все старые и новые списки земельных владений уезда далеко не дают в итоге такого числа десятин. По сведениям 1865 года во всех земельных владениях Кирсановского уезда насчитывалось 578117 дес. По обследованию поземельной собственности Европейской России, произведенному статистическими учреждениями Министерства Внутренних Дел в 1877-78 годах, землевладение Кирсановского уезда определялось в 604546 дес. По исследованию распределения земель Европейской России по угодьям, произведенному центральным статистическим комитетом в 1881 году, оказалось всех угодий и неудобных площадей в названном уезде 605944 дес. Статистическое отделение губернской земской управы, обследовав в 1884 году крестьянское землевладение и хозяйство в Кирсановском уезде, определило также, пользуясь всеми, бывшими на лицо, данными, и общую площадь всех владений уезда. По этому позднейшему исчислению оказалось в уезде 610172 дес. В виду новейших данных, и это вычисление требует уже значительной поправки. В него вошла цифра только удобных земель личного или вообще частного землевладения в 309580 дес. По окладному списку уездной земской управы


с. 2

на 1888 год числилось уже в частном землевладении уезда 311439 д. В этом списке не должны значиться, как необлагаемые земским сбором, земли неудобные. По вышеозначенному исследованию земельной собственности Европейской России по угодьям (в 1881 г.), у частных собственников Кирсановского уезда определено было земель неудобных 12665 дес., но при этом удобных, принадлежащих им, земель – только 302250 дес., всех тех и других 314915 дес. Церковных и монастырских земель, большая часть которых не подлежит обложению, считается в Кирсановском уезде (еще по исследованию 1877-78 гг.) 7868 дес. Полное причисление этой площади к прочим цифрам землевладения ведет к двойному счету тех монастырских земель уезда, которые облагаются поземельными сборами и потому значатся в общей цифре частного землевладения. По окладному списку на 1888 год значится монастырских земель 3831 дес., и эта цифра должны быть исключена из вышеозначенной общей площади церковных и монастырских земель уезда в 7868 дес. Земли, принадлежащей г. Кирсанову, в 1884 году считалось только 252 дес., а по последним раскладкам уездного земства ее облагается уже 382 дес. – Земель, поступивших в надел всем крестьянским обществам Кирсановского уезда, по обследованию 1884 года определилось 288128 дес., в том числе 279205 дес. удобных и 8923 дес. неудобных. – Земель казны, по данным местного управления государственными имуществами, считается в уезде 4344 дес., в том числе 118 дес. неудобных. – По данным нотариального архива известно, что под линию Тамбово-Саратовской железной дороги отчуждено земель разного владения 315 дес. Но эта площадь едва-ли до настоящего времени не числится в землях личного и общественного (крестьянского) землевладения уезда.

Прежде чем подводить итог приведенным данным о земельных владениях Кирсановского уезда, необходимо по мере возможности определить, сколько нужно считать всей удобной и неудобной площади частного землевладения уезда. Как выше показано, обследование 1881 г. дало цифру этой площади в 314915 дес., а поземельными налогами ныне облагается в уезде частных земель 311439 дес. (по раскладке на 1889 г. 310923 дес.). Местным обследованием, произведенным статистическим отделением губернской земской управы в 1888 году, зарегистрировано удобных и неудобных площадей в частных имениях уезда 302070 дес. По разным причинам осталась не обследованной


с. 3

площадь частных владений, значащихся в окладном списке земской управы, в 17537 дес. В тех имениях, которые обследованы, по окладному списку значится 293902 дес., - менее, чем оказалось по документам и по собственным заявлениям владельцев, на 8168 дес., на 2,7%. Но собственно удобной площади в обследованных имениях удостоверено владельцами 293719 дес., - менее против окладного списка на 183 дес. Из всех зарегистрированных на местах 302070 дес. определено неудобных 8351 дес. или 2,76%. В необследованной площади частного землевладения, прибавляя е ней примерно 2,5% на неудобные земли, не вошедшие в окладной список, нужно считать до 17657 дес.). Таким образом всю (удобную и неудобную) площадь частного землевладения Кирсановского уезда можно определять, на сколько позволяют имеющиеся в настоящее время данные, в 319607 дес., полагая в этом числе на неудобные места 8781 дес.

В виду всего сказанного, все земельные владения Кирсановского уезда в настоящее время можно исчислять так:

частное землевладение

319607 дес.

51,8 %

крестьянские наделы

288128 дес.

46,7 %

ведомства государственных имуществ

4383 дес.

0,7 %

города Кирсанова

382 дес.

0,1 %

церковных и монастырских земель (не подлежащих налогам) около

4037 дес.

0,7 %

всего

616498 дес.

100 %


В этом счете земель Кирсановского уезда не достает еще 12000 дес. до той площади уезда, которая определена генералом Стрельбицким. Но нужно сказать, что самое исчисление Стрельбицкого по отношению к Кирсановскому уезду представляется спорным. Площадь уезда, по этому исчислению, показывается в изданиях центрального статистического комитета в 6033,6 кв. версты или в 628499 дес. А Тамбовский губернский статистический комитет в изданной им «Памятной книжке Тамбовской губернии на 1876 год» показал уже площадь Кирсановского уезда, принимая общее для губернии исчисление Стрельбицкого, в 5904,6 кв. версты или в 615062,4 дес., отчислив 129 кв. верст из тех 6033,6 кв. верст, которые значатся в других статистических изданиях, на соседний Тамбовский уезд. Впрочем, объяснения внесенной


с. 4

статистическим комитетом к исчислению Стрельбицкого поправки никакого не сделано и нам основания этой поправки в точности неизвестно. По-видимому, оно заключается в том, что земли одной волости Тамбовского уезда (Митропольской) как бы случайно врезались в территорию Кирсановского уезда.

В отдел частного землевладения, составляющего предмет настоящего очерка, входит вообще личная земельная собственность владельцев всех сословий, но самый термин «частное землевладение» позволяет включать сюда и некоторые владения учреждений, обществ, компаний, товариществ. Поэтому отдел частной земельной собственности по Кирсановскому уезду входят, напр., имения монастырей (частно приобретенные, а не наделенная от казны) и некоторые земли сельских обществ (также частно приобретенные, сверх наделов). Как уже выведено выше, то, что относится к категории частного землевладения, составляет в Кирсановском уезде около 52% всей вообще поземельной собственности уезда. А во всей Тамбовской губернии доля частного землевладения определяется по разным данным в 36-38%.

По окладному списку на 1888 год вся частная земельная собственность Кирсановского уезда значится в 1260 нумерах или особых владениях. Местное обследование простиралось по этому счету на 886 владений. Но по полученным на местах данным этот счет во многих случаях привелось изменить и означенные 886 владений зарегистрированы, как 9321 владения – хозяйства. Счет по хозяйствам и по владельцам значительно уменьшал число действительных отдельных участков земельной собственности, но найдено немало случаев состоявшегося распадения цельных по окладному списку имений на отдельные владения и хозяйства. Осталось не обследованных по разным причинам имений по окладному списку 374. Может быть, и число этих имений по местному дознанию изменилось бы в какое-нибудь другое, но так как сведений о них не получено, то их нужно считать по окладному списку. Таким образом, следует принимать, что в 1888 году частная земельная собственность Кирсановского уезда состояла из 1306 владений. Следующая таблица представляет распределение их по размерам и по сословиям владельцев.


с. 5

Таблица----------------------------------------------------


В пояснение этой таблицы нужно сказать, что в ней под рубрику «разные» вошли владения монастырей, сельских обществ и товариществ, лиц духовного звания и еще некоторых лиц, сословие которых неизвестно.

Таблица в сделанных в ней итогах представляет общепринятое деление частного землевладения на три главные категории: а) крупное свыше 1000 дес., б) среднее от 100 до 1000 дес. и в) мелкое до 100 дес.

Число владений крупных, средних и мелких у каждой категории владельцев выражается в следующих процентах:


дворянск.

купеческ.

мещанск.

крестьянск.

разные

все

крупные

14,5

20,3

-

-

11,4

5,6%

средние

51,4

62,7

32,1

4,2

48,6

24,0%

мелкие

34,1

17,0

67,9

95,8

40,0

70,4%


100

100

100

100

100

100


Пространство тех же владений выражается в следующих процентах:

крупные

65,5

54,8

-

-

46,4

58,0%

средние

31,9

43,8

72,1

36,5

47,5

35,1%

мелкие

2,6

1,4

27,9

63,5

6,1

6,9%


100

100

100

100

100

100


с. 6

Процентное отношение сословных категорий частных владений в уезде по числу и по пространству следующее:

отношения числа владений


дворянск.

купеческ.

мещанск.

крестьянск.

разные

все

крупные

78,1

16,4

-

-

5,5

100

средние

64,6

11,8

8,3

9,1

5,4

100

мелкие

14,6

1,1

6,0

76,8

1,5

100

вообще

30,1

4,5

6,2

56,5

2,7

100

отношения пространства владений

крупные

85,9

11,0

-

-

3,1

100

средние

69,0

14,5

5,1

6,2

5,2

100

мелкие

29,1

2,5

10,0

55,0

3,4

100

вообще

76,1

11,7

2,5

5,9

3,8

100


Средние размеры частной земельной собственности Кирсановского уезда по крупным, средним и мелким владениям и по сословиям владельцев в десятинах так:

крупные

2793 д.

1702 д.

- д.

- д.

1422 д.

2539 д.

средние

384

441

219

224

343

358

мелкие

48

54

40

17

54

24

вообще

618 д.

632 д.

97 д.

26 д.

350 д.

245 д.


По приведенным данным и выводам частное землевладение Кирсановского уезда можно охарактеризовать следующими краткими замечаниями: а) по числу владельцев это землевладение есть наиболее крестьянское, а по площади владений – наиболее дворянское; б) в числе владельцев крестьяне составляют 56,5 %, дворяне 30,1 %, прочие сословия, также учреждения и общества только 13,1 %, а по пространству владений приходится: на дворян 76 %, на крестьян лишь около 6 %, на прочих 18 %; в) по категориям крупного, среднего и мелкого землевладения указанные отношения изменяются так: в крупном мещан и крестьян нет, 78 % владельцев составляют дворяне, около 22 % купцы, также учреждения и общества; из всей площади крупных владений до 86 % принадлежит дворянам и только 14 % прочим; в среднем


с. 7

землевладении – около 65 % владельцев дворян и около 35 % прочих сословий, крестьяне и здесь составляют лишь 9 %; в площади средних владений 69 % принадлежит дворянам и 31 % прочим, в том числе немного больше 6 % крестьянам; в мелком землевладении около 77 % владельцев крестьян и 23 % прочих, но в площади этого землевладения принадлежит крестьянам 55 %, прочим 45 %; г) дворяне владельцы составляют меньшинство только в мелком землевладении уезда, но и в этой категории частной земельной собственности дворянский элемент сравнительно велик: по числу владений свыше 14,5 %, по пространству их свыше 29 %; крупное и среднее землевладение уезда главным образом дворянское; д) купеческое сословие является довольно значительным в крупном и среднем землевладении уезда, доля этого сословия в мелком землевладении ничтожна; е) мещане вовсе не имеют доли в крупном землевладении уезда, в среднем и мелком доля их мала и довольна равномерна в том и другом; ж) крестьянское сословие представляет главный элемент в мелкой земельной собственности уезда; в среднем землевладении доля этого сословия немного превышает мещанскую; в категории крупных владельцев крестьян нет.

Если взять во внимание, в какой категории владельцев по размеру собственности принадлежит большинство собственников каждого сословия в отдельности, то оказывается следующее: между дворянами 51 % средних собственников, между купцами около 63 % тоже средних, между мещанами около 68 % мелких, между крестьянами около 96 % мелких.


***


По сведениям, имевшимся в 1865 году и опубликованным в местных губернских ведомостях за этот год2, всего частного землевладения в Кирсановском уезде насчитывалось 307764 дес. По общему статистическому обследованию поземельной собственности Европейской России, произведенному в 1877-78 годах, оказалось частной земельной собственности в уезде 310661 дес. Мы вычислили выше площадь этой собственности в уезде, по данным 1888 года, в 319607 д.


с. 8

Такую разницу в итогах исчисления частного землевладения Кирсановского уезда за период времени с 1865 г. по 1888 г. следует приписать большей или меньшей неполноте данных за разные годы, в особенности неполноте исчисления неудобных земель. Данные 1878 года могут быть сравниваемы с данными 1888 года почти со всеми теми подразделениями владений, какие сделаны выше. Но данные 1865 года представляют лишь распределение площади частной земельной собственности по сословиям владельцев. Поэтому в следующей таблице мы и сравниваем только в этом отношении данные о частном землевладении Кирсановского уезда за 1865, за 1878 и за 1888 годы.

Владения:

1865 г.

1878 г.

1888 г.

дворянские

288395 дес.

260259 дес.

243142 дес.

купеческие

7791

25473

37282

мещанские

2666

6514

37282

крестьянские

5001

13799

19022

разные

3911

4616

12266

Итого

307764 дес.

310661 дес.

319607 дес.


В процентных выводах цифры этой таблицы выражаются так:


1865 г.

1878 г.

1888 г.

дворянские

93,7 %

83,8 %

76,1 %

купеческие

2,5

8,2

11,7

мещанские

0,9

2,1

2,5

крестьянские

1,6

4,4

5,9

разные

1,3

1,5

3,3


100

100

100


Дворянское землевладение за последние 23 года значительно уменьшилось и на счет его увеличилось землевладение других сословий. Главными приобретателями отчуждаемых дворянами земель были купцы.


***


Река Ворона, приток Хопра, протекая через Кирсановский уезд от северо-восточной границы его до южной, делит уезд на две части – западную и восточную. Первая часть значительно больше последней. Состав частного землевладения и отношение его к крестьянству (надель


с. 9

ному) и к другим отделам поземельной собственности в обеих частях уезда довольно различны. Общий состав поземельной собственности в западной (по правую сторону Вороны) и восточной (по левую сторону) частях уезда можно кратко определить так:


по правую сторону р. Вороны

по левую сторону р. Вороны

земель частного владения

166887 дес.

42,4 %

152721 дес.

68,4 %

крестьянских наделов

222182

56,5

65946

29,6

прочих

4234

1,1

4529

2,0

Итого

393303 дес.

100

223196 дес.

100


Отсюда видно, что вообще частное землевладение не сосредоточено в какой либо одной части Кирсановского уезда. Оно по обе стороны р. Вороны весьма значительно, но в особенности – по левую сторону Вороны, на востоке уезда, где составляет свыше 2/3 всей площади земель и более чем вдвое превышает площадь крестьянских наделов.

Можно указать на одну только небольшую местность Кирсановского уезда, где почти нет частной собственности. Это – местность ближайшая к городу Кирсанову по правую сторону Вороны, состоящая почти из одних наделов крестьян Пригородно-Слободской, Иноковской и Паревской волостей. В этих волостях крестьяне бывшие государственные. Во всех других районах уезда земельная собственность была прежде главнейшим образом дворянская с поселениями на ней крепостных крестьян, только с той или другой примесью в разных местах казенных земель, предоставленных в пользование государственных крестьян, или казенных – не заселенных. Последних в Кирсановском уезде было и есть мало, так как нет значительных лесных пространств. По сведениям 1865 года значилось в уезде 25 тыс. десятин дворянских земель не заселенных. Какие именно земли значились под этой особой рубрикой, нам в точности неизвестно, но, по всей вероятности, главную часть их составляли лесные площади за левым берегом Вороны и не распаханные еще тогда степи тоже на востоке уезда.

Точное распределение частных земель в западной и восточной частях Кирсановского уезда по сословиям владельцев и по размерам владений представляет следующая таблица:


с. 10

Таблицы………………………………..

Число владений крупных, средних и мелких у каждой категории владельцев по обеим местностям уезда выражается в следующих процентах:

Таблица………………………………..

Пространство тех же владений выражается в следующих процентах:

Таблица………………………………..

Процентное отношение сословных категорий частных владений в той и другой местности уезда по числу и по пространству следующее:

Таблица………………………………..


с. 11

Таблица………………………………..

Средние размеры земельной собственности каждого сословия в местностях по ту и по другую сторону Вороны следующие:

Таблицы………………………………..


Как видно из всех этих данных и выводов, частные владения Кирсановского уезда в местности по правую сторону Вороны вообще мельче, чем в местности по левую сторону Вороны. Некоторым исключением в этом случае является то обстоятельство, что средняя величина купеческих имений в первой местности выше, чем во второй. Зато в последней местности в общем числе купеческих имений крупные (свыше 1000 дес.) составляют около 22%, а в местности к западу от Вороны в числе купеческих имений крупных лишь 18,5%. в общем числе владений всех сословий обеих сравниваемых местностей уезда – в западной больше ¾ владений мелких (до 100 дес.), а в восточной таких имений едва половина. Средняя величина всех вообще частных владений в восточной местности уезда почти в 23/4 раза превышает среднюю величину их в западной местности. Но, если исключить из


с. 12

счета наиболее мелкие крестьянские владения обеих местностей, то средняя величина всех остальных владений определится – для восточной местности в 672 дес., для западной в 438 дес., в первой больше в 11/2 раза, чем во второй. И такую разницу нельзя не признать очень значительной. В местности по левую сторону Вороны сохранились еще два дворянских владения свыше 10000 дес. (одно в 19214 д., другое в 10250 д.), а по правую сторону Вороны таких имений в настоящее время нет (самое крупное 8376 дес.).

Из всей площади земель частного владения по ту и по другую сторону Вороны одинаково находится в руках дворян по 76%. Доля купеческих земель в обеих местностях разнится менее чем в 2%. Процент земель личной собственности крестьян в западной местности вчетверо больше, чем в восточной. Эта крестьянская собственность, будучи вообще очень мелкой и потому не представляя большого значения в частном землевладении уезда, резко выделяется только в счете владельцев и в особенности в местности по правую сторону р. Вороны: здесь владельцы крестьяне составляют почти 2/3 общего числа, но из площади владений им принадлежит немного более 9%. В местности по левую сторону Вороны владельцы крестьяне составляют ровно третью часть, а из общей площади имений этой местности им принадлежат только 2%.


2. Поземельные единицы и фигуры владений.

Узаконенная поземельная единица – десятина в 2400 квадр. сажень является наиболее принятой и в хозяйственном распределении частных земельных владений Кирсановского уезда. Десятина эта называется в уезде, как и везде в Тамбовской губернии, «тридцаткой», потому что представляет прямоугольник в 30 саж. ширины и в 80 саж. длины. Определяющее десятину название дано по ширине, а не длине, так как и другие поземельные единицы, кроме «казенной десятины», существующие в хозяйствах уезда, сохраняют в одном измерении длину в 80 саж.. Такова, напр., называемая в отличие от казенной «хозяйственною» десятина «сороковая», имеющая ширину в 40 саж. и длину в 80 саж. Других поземельных единиц, называемых десятинами, кроме тридцатки в 2400 кв. саж. и сороковой в 3200 кв. саж., в Кирсановском уезде не встречается.


с. 13

Насколько известно, везде в имениях Кирсановского уезда практикуется раздача земли в наем казенными десятинами, а если где сохраняется измерение и счет угодий на сороковые десятины и различные круги, то это относится только до площадей, находящихся в собственной эксплуатации владельцев.

В отношении фигур частные земельные владения прежде всего можно разделить на цельные и составные, т.е. на владения, находящиеся в одной окружной меже каждое, состоящие из одного участка, и на владения, состоящие из разных, не связанных между собой частей, из двух или более отдельных участков. Из всех частных владений Кирсановского уезда мы можем разделить на цельные и со


с. 14

ставные только владения, обследованные на местах в 1888 году. Но и из этой части владений значительную долю самых мелких (менее 50 дес.) в данном случае приводится исключить из счета, так как относительно их нет сведений, представляют ли они цельные участки, или чересполосные. Что касается обследованных владений крупных (от 1000 дес.), средних (100-1000 дес.) и одного отдела мелких (от 50 до 100 дес.), то состав всех их приведен в известность. Обследовано владений крупных, средних и указанного высшего отдела мелких 492. Из прочих отделов мелких владений состав по участкам определен для 243. Итого известно по участкам 735 владений. В этом числе:


всех

цельных

составных

% последн.

крупных

70

45

25

36

средних

293

219

74

25

мелких

а) от 50 дес.

129

94

35

27

б) до 50 дес.

243

159

84

35

Итого

735

517

218

30%


В это распределение вошло немного более 56% всех частных владений уезда (1306), потому и вывод о 30% составных владений нельзя обобщить на всю частную земельную собственность уезда. Для указанных выше отделов этой собственности (владений крупных, средних и мелких от 50 дес.) означенный вывод нужно признать довольно точным, так. как данные имеются о 91% таких владений. Но из имеющихся в уезде владений размером не более 50 дес. в представленную табличку вышло лишь 243 из 766 или немного менее третьей части (около 32%). Частный вывод относительно этой наиболее многочисленной группы владений, как не захватывающий большей части их, является, таким образом, сомнительным.

с. 15

В некоторых имениях отдельные части составляют разные угодья – одни пашни, другие сенокос и лес – что обусловливается возвышенным или низменным положением этих частей, находятся ли

с. 16

они в речных долинах, или вне их, представляют ли они чернозем, или наносные песчаные или илистые почвы. К таким разнохарактерным в отдельных частях составным имениям принадлежат многие в Вяжлинской и частью в Оржевской волостях Кирсановского уезда, лежащих на востоке, по левую сторону р. Вороны. Песчаное левое прибрежье этой реки, по непригодности для земледелия, представляет до настоящего времени лесные площади, частью только кустарники и лесные сенокосы. Эти значительные лесные площади, однако, не составляют совершенно особых владений, а принадлежат разным владельцам пахотных угодий, лежащих далее к востоку от р. Вороны в расстояниях до 20 верст. Лесные участки этих владельцев нередко состоят из отдельных кусков, чересполосицы.

Представленный выше вывод почти на третью часть всех мелких владений Кирсановского уезда, не превышающих величину в 50 дес., показал, что в числе этих владений почти столько же составных, сколько в общем числе крупных имений уезда (свыше 1000 дес.). Но, как показывают данные местного обследования, мелкие владения, в противоположность крупным, не потому в значительной части составные, что состоят из отдельных по крепостным актам участков, а потому, что они – владения чересполосные, представляют собственно части общего владения разных лиц какой-нибудь площадью. Части эти не имеют таких твердых неизменных границ, какие должны быть у действительно отдельных владений. Огромное большинство мелких землевладельцев – крестьяне, которые привыкли к дробному чересполосному пользованию угодьями их общинных наделов и такие порядки пользования, по-видимому, мало стесняют их и на землях личной собственности.

Что касается собственно фигур частных владений Кирсановского уезда, то они, разумеется, представляют полное разнообразие, в котором трудно отыскать какие-либо общие черты. Притом по материалам местного обследования здесь можно было бы точно указать фигуры лишь некоторых имений уезда, по которым нельзя заключать о фигурах массы остальных имений. Наиболее встречающаяся отметка в местной регистрации относительно фигур владений та, что форму они имеют удлиненную, растянуты. Усадьбы большей частью находятся на краю имений, потому удалены от некоторых частей последних. Не редкость, что в составных имениях усадьбы и все хозяйственные постройки


с. 17

находятся на одном из малых участков, а большой полевой участок не имеет даже каких-нибудь постоянных жилых построек для надзора. Но в некоторых и цельных особенно крупных имениях на более удаленных от усадьбы частях их существуют особые жилые и холодные постройки для помещения некоторых лиц администрации, для временного склада и хранения урожая и для скота. Такие дополнительные усадьбы в имениях в отличие от главной называются хуторами. По данным местного обследования не насчитывается, однако, в Кирсановском уезде и 15-ти имений, в которых были бы, кроме главной усадьбы, хутора, но в наиболее крупных имениях имеется по два – по три хутора. Растянутость имений, конечно, более или менее затрудняет хозяйство и увеличивает его расходы. Но такое неудобство фигур имений для многих владельцев не ощутительно, так как они обыкновенно ведут собственное хозяйство только на более удобной для этого части имений, а остальную сдают в наем. Для получения же высшей наемной платы за угодья неудобные для собственного хозяйства фигура имений часто бывает, напротив, условием благоприятным.

Усадьбы большинства частных имений Кирсановского уезда находятся при каком-нибудь большом или малом крестьянском селении. Нам неизвестно ни одной частной экономии в уезде, которая находилась бы, считая от места усадьбы, далее 7 верст от ближайшего селения, да и такое крайнее расстояние встречается только в виде исключения. В 139-ти имениях, величиной не менее 50 дес. и имеющих усадьбы не при селениях, определено расстояние от ближайшего населенного места: по 37 имениям только в ½ версты, по 35-ти в 1 версту, по 23-м в 2 в., по 22-м в 3 версты, по 8-ми в 4 версты, по 7-ми в 5 в., по 3-м в 6 в. и по 4-м в 7 верст.


3. Пользование землей.

...

с. 18

Вполне определенное понятие о пользовании землей в частном землевладении Кирсановского уезда можно получить по тем 700 имениями, относительно которых имеются точные данные по этому предмету.

Из 700 имений в 455 собственники ведут свое полевое хозяйство, в 99 имениях полевого хозяйства собственников нет, но имения не находятся в аренде, сдаются в наем лишь некоторыми частями, 146 имений в полном их составе находятся в пользовании арендаторов. Имений первой категории 65%, второй категорий 14%, третьей 21%.


с. 19

Наиболее пригодной для арендного пользования, без права собственности, следует признать пашню, так как сенокосы и пастбища в имениях Кирсановского уезда вообще незначительны и пользование ими может составлять только побочную ветвь хозяйства. В имениях, отданных в аренду, и оказывается около 89% земли под полевой пашней.

с. 20

… Особенно значимый % имений, отданных в полном составе в аренду, оказывается в земельной собственности дворянского сословия. Этот же отдел частной собственности представляет высший процент имений без владельческой запашки и низший процент имений с собственным полевым хозяйством владельцев.

с. 21

… чем крупнее имение, тем реже случаи исключительного пользования ими самими владельцами.

Отдача земли собственниками в пользование других лиц, в аренду или краткосрочный наем, относится главнейшим образом к пахотным и сенокосным угодьям. Краткосрочный наем практикуется исключительно по этим угодьям. При сдаче целых имений в аренду арендаторы получают в свое пользование огороды, сады, выгоны, лес только, как прибавочные угодья к полевой пашне и сенокосам. Во всех случаях неполной сдачи имений в аренду эти добавочные угодья остаются в распоряжении собственников и отношение этой. не отдаваемой в чужое пользование, земли к той, которая сдается, - случайно, по составу имений.


с. 22

…таблицы


В общем выводе пахотных и сенокосных угодий держат в своих руках владельцы – купцы 75%, крестьяне 70%, мещане 59%, дворяне 57%. В числе «разных» значатся владения учреждений (монастырей), потому в этой категории имений доля собственного пользования владельцев особенно мала. Считаем еще нужным объяснить, что под выведенными долями пахотной земли собственного пользования владельцев не следует понимать только пашни, действительно эксплуатируемые самими владельцами. Выше рассматривался особо целый отдел имений, не отданных в аренду, но и без владельческой запашки. В этих имениях какая-нибудь часть пашни ежегодно остается в руках владельцев, потому что бывает в данный год паровым полем. Точно также и в имениях с владельческой запашкой в долю пашни, остающейся в руках владельцев, входит та часть паровых полей, которая с озимого посева переходит уже в пользовании однолетних съемщиков земли (на один посев и урожай).


с. 23

таблица

Наибольшие проценты пашни и сенокосов не собственного пользования владельцев, а арендаторского, приходятся на имения размеров от 50 до 100 и от 100 до 200 десятин. Один из предыдущих выводов уже показывал, что именно в этих разрядах частного землевладения наиболее часты случаи сдачи имений в аренду в полном составе. В разрядах землевладения выше и ниже указанных размеров сдачи пахотных и сенокосных угодий в чужое пользование значительно менее. Здесь нужно особо указать на то обстоятельство, что в малых имениях величиной только до 50 дес. пользование землей самими владельцами выше среднего во всем частном землевладении уезда. Мелкое землевладение – главным образом, крестьянское. А выше мы получили вывод, что наибольшую долю пашен и сенокосов в своих имениях удерживают в своем пользовании владельцы ­­­- купцы, представители крупного землевладения, а не крестьяне. Вывод этот следует

с. 24

признать довольно случайным. Он, как и другие выводы, сделан не на все имения уезда, а только на имения обследованные и притом на те, о которых получены более точные данные. Как выше было объяснено, такие имения составляют 91% всей площади частного землевладения в Кирсановском уезде. Но если взять отдельно имения разных сословий, то окажется, что рассматриваемые выводы получены по землевладению мещан на 96% всей его площади, по дворянскому – на 95%, по купеческому – на 92% и по крестьянскому – только на 70% всей его площади. Полный вывод по землевладению крестьян, наверное, поставил бы это сословие землевладельцев впереди других в отношении пользования своей землей, так как точных данных нет преимущественно по самой мелкой крестьянской земельной собственности, какая обыкновенно бывает в руках владельцев и эксплуатируется личным трудом их.


с. 28

Известно, что постепенно после освобождения крестьян спрос на землю увеличивался, цены на нее росли, чему содействовало и проведение железных дорог. Землевладельцы, ожидая дальнейшего подъема цен на землю, увидели невыгоду для себя долгосрочных аренд, не позволяющих своевременно пользоваться возможностью возвышать арендную плату. Затем опыт ведения дел с арендаторами указал землевладельцам другие неудобства долгосрочных арендных договоров. Арендаторы – отдельные лица, равно общества и товарищества крестьян – оказывались нередко неисправными в платежах или злоупотребляли своим правом хозяйничанья в имениях, так или иначе обесценивая предоставленные в пользование их угодья. Являлась настоятельная потребность скорейшего устранения таких арендаторов или заключения с ними новых, более определенных и строгих арендных договоров, но ни того, ни другого нельзя было сделать до истечения сроков прежних контрактов без судебного процесса. Таким образом для землевладельцев были всякие практические основания

с. 29

к переходу от долгосрочных договоров с арендаторами их земель к краткосрочным. Первоначальное, существовавшее в эпоху эмансипации, мнение, что выгодно обеспечить себя долгосрочными арендаторами земель, представлявшихся неудобными для собственного хозяйства, скоро исчезло, не стало опасений, что земля будет пустовать, цены первоначально заключенных аренд оказалось возможным повышать. Последнего обстоятельства не предвидели и главные, прежние и нынешние, арендаторы земель – местные крестьяне, соседи помещичьих имений, а потому далеко не всегда соглашались на заключение долгосрочных арендных договоров, не ощущая пока большой нужды в земле и тяготясь даже выкупом своих наделов. Известное условие последнего времени – сильное падение хлебных цен, оказавшееся при том очень устойчивым, не могло вновь побудить землевладельцев к долгосрочной сдаче земель. Те землевладельцы, у которых заключены были сколько-нибудь продолжительные арендные договоры еще тогда, когда не ожидалось скорое падение хлебных цен, конечно, оказались в некоторой выгоде, но не могли не смотреть на это, как на счастливую случайность. А некоторых падение цен, несмотря на выгодно заключенные контракты, ввело в убытки, так как малосостоятельные арендаторы не выдержали при новых обстоятельствах старых условий. Тут опять сказалась невыгодная сторона долгосрочных аренд и это могло только укрепить землевладельцев в мнении о преимуществе краткосрочных. Едва ли имеется сколько-нибудь значительное число лиц, которые желали бы брать землю на долгие сроки, а во всяком случае обычное арендное пользование землей не представляет само по себе условий, требующих его продолжительности. Все отношение арендаторов к земле их временного пользования сводится к получению с нее урожаев с возможно меньшими расходами и без всяких основных затрат или с такими только, которые вовсе не требуют долговременного погашения. Это будет ясно из нижеследующего.

Обычно условия, на которых сдается земля в аренду землевладельцами Кирсановского уезда, следующие: а) пашней пользоваться по трехпольной системе, следовательно, - оставлять ежегодно приблизительно третью часть ее под паром; б) плугом землю не пахать, а только сохой; в) не сеять масличных растений (подсолнухов, льна и проч.); г) сенокосами, залежами и выгонами пользоваться только, как такими угодьями, без распашки, д) лес не рубить, напротив, охранять его


с. 30

и от чьих либо хищнических порубок, но арендатору обыкновенно разрешается пользоваться из лесного участка хворостом, валежником, тем, что получается при подчистке, иногда дозволяется и пастьба скота по лесу. Какие-нибудь другие условия аренды встречаются редко и зависят обыкновенно от каких-нибудь особенностей сдаваемых участков. Напр., бывают случаи отдачи залежи, леса, нови из под лугов под распашку. В таких случаях уже не обусловливается трехпольное хозяйство, а указывается, сколько лет арендатор может производить посевы. Это пользование бывает иногда ему вознаграждением за расчистку лесного участка. Употребление плуга и посев масличных растений иногда разрешаются. Обыкновенно не возбраняется арендаторам передача взятых ими угодий в другие руки и такая передача практикуется нередко. Арендаторы почти никогда не обязываются удобрять пашню арендного участка. В виде исключения, они, впрочем, удобряют навозом часть парового поля. Если ко всему этому прибавить, что при огромном большинстве целых имений и в особенности отдельных участков, сдаваемых в аренду, нет жилых и даже каких-нибудь хозяйственных построек и что арендаторы обыкновенно не содержат на арендуемых землях никакого скота, то сделается очевидным отсутствие сколько-нибудь прочных связей арендатора с арендуемым участком. Таких арендаторов лучше определять наименованием посевщиков. Владельцы земель, сдаваемых в аренду, заботятся о том, чтобы эти посевщики не могли сильно истощать почву и, не требуя уже от них поддержки ее плодородия, запрещают глубокую вспашку и культуру масличных растений. В имениях, лишь отчасти сдаваемых в аренду, хозяйничанье посевщиков находится под надзором владельцев или поставленной от них администрации. Что касается большого числа случаев сдачи в аренду имений в полном составе, то такие случаи указывают обыкновенно на временно переходное состояние имений. Они в большинстве в данное время принадлежат лицам женского пола или не начавшим самостоятельную жизнь наследникам умерших владельцев. – Плату владельцы почти во всех случаях аренд получают исключительно денежную. При арендах на значительные суммы платежи чаще распределяются на какие-нибудь два срока в год, реже на три срока. Промежутки между этими сроками бывают неодинаковы и приуроченные к ним суммы платежей часто различны. По имеющимся данным трудно сказать, когда поступают

с. 31

от арендаторов главные суммы платежей. По-видимому, это бывает осенью и зимой, в начале последней – до 1-го января. – По исследованию известно только до пяти случаев, когда сверх денежной платы выговорены при арендах работы по сельскому хозяйству владельцев земель. Во всех этих случаях арендаторами состоят общества и товарищества крестьян. В одном случае аренды целого имения владелец, кроме определенной денежной платы, выговорил себе половину урожая с отданной в наем пашни (со всем посевов). Всякого рода поземельные налоги, лежащие на землях, отдаваемых в аренду, владельцы обыкновенно оставляют на своей обязанности, но иногда, согласно договору, вносят их и арендаторы, иногда на них же возлагается страхование построек в имениях. Все значительные аренды заключаются по письменным договорам, нотариальным или домашним, а относительно мелких аренд сказать этого положительно не можем, есть одно указание о словесном договоре по аренду земли.

По сословиям арендаторов все известные по Кирсановскому уезды земель распределяются таким образом: в %%

арендаторы



случ.

дес.

дворяне и духовн.

24 случ.

7259 дес.

11,4

12,1

купцы

23

19910

10,9

33,1

мещане

14

2605

6,7

4,3

крестьяне

149

30303

71,0

60,5

Итого

210 случ.

60077 дес.

100

100


При всех случайностях арендования крупных и мелких участков, в общей статистической сводке выступает на вид то обстоятельство, что аренды лиц разных сословий значительно разнятся средней величиной заарендованных участков: средний участок дворянских аренд 302 дес., купеческих – 866 дес., мещанских – 186 дес., крестьянских 203 дес. Большинство крестьян арендуют землю более мелкими участками, но у этого сословия практикуется коллективная аренда целыми обществами, которые и берут землю крупными участками. В числе показанных 149 случаев крестьянских аренд заключаются 36 аренд общественных. В этих последних случаях заарендовано 14104 дес. На прочие 113 случаев приходится 16199 дес., средний

с. 32

участок только 143 дес. Следует притом заметить, что крестьяне нередко арендуют землю товариществами, но в точности число таких аренд, а в особенности число их участников, нам неизвестно (участвуют иногда двое, иногда более десяти человек).


землевладельцы, ведущие свое полевое хозяйство, практикуют преимущественно погодную сдачу той земли, которую они сами не эксплуатируют, а землевладельцы, не имеющие собственных запашек, преимущественно сдают земли в аренду.

При местном исследовании погодная сдача земли владельцами регистрировалась с таким подразделением: а) сдача земли за деньги; б) под отработки; в) из части урожая. С таким делением означенная сдача земли представлена в прилагаемых таблицах. Но ближайшее рассмотрение данных исследования вполне убеждают в том, что фактически сдача земли за деньги почти всегда бывает сдачей за отработки. Последний вид сдачи земли невозможно разграничить с первым. Существуют собственно два вида отдачи земли на один урожай: а) в счет работ, которые исполняются съемщиками, и отчасти за денежную от них плату; б) из части урожая. Даже и эти два вида сдачи земли обусловливаются иногда так, что один вид отчасти переходит в другой.

с. 33

Вышеозначенные 46190 дес. погодной сдачи земли в 553 имениях зарегистрированы так, что 26051 дес. сданы за деньги, 12764 дес. за отработки и 7376 дес. из части урожая. Таким образом оказывается, как будто, у землевладельцев Кирсановского уезда наиболее практикуется погодная отдача земли за деньги. Несомненно, что у них земля раздается на самом деле, главным образом, за отработки. Только в имениях без владельческой запашки работы не требуется и потому в этих имениях земля раздается за деньги и из части урожая. Погодная сдача земли распространяется только на пахотные и сенокосные угодья.


Выводы эти показывают, что сдача земли из части урожая гораздо больше практикуется по отношению к сенокосам, чем по отношению к пашням.

землевладельцы, не имеющие собственной запашки, все-таки нередко получают доход со своей пашни продуктами, а не деньгами, у этих землевладельцев относительно больше распространена сдача земли из части урожая, чем у других. Что касается разных частей или местностей Кирсановского уезда, то ни по одной из них мы не можем констатировать сравнительно большого или меньшего развития того или другого вида погонной отдачи земли в наем. Сдача земли из части урожая, по-видимому, несколько больше распространена в восточной местности уезда, по левую сторону р. Вороны, чем в западной, по правую сторону Вороны, - по крайней мере, из имений той или другой местности означенный вид сдачи земли оказался по исследованию – в восточной местности в 1/6 части имений, в западной только в 1/3 части их. А вообще во всех местностях уезда практикуется отдача земли в наем за работы и от


с. 34

части за деньги. Отдача земли из части урожая является везде второстепенной.

Совершенно аналогична с погодной сдачей земли владельцами такая-же пересдача земли ее арендаторами, о существовании которой мы упомянули выше. Эта пересдача земли по исследованию оказалась приблизительно в третьей части имений, отданных в полном их составе в аренду. Распространяется она, как и погодная сдача от самих владельцев, только на пашни и сенокосы.


Постоянными погодными съемщиками пахотных и сенокосных угодий у частных землевладельцев Кирсановского уезда бывают местные крестьяне, жители ближайших к имениям деревень. Недостатки в этих съемщиках вообще не бывает. Напротив, с их стороны бывает обыкновенно такой запрос на землю, который более или менее превышает ее предложение владельцами, и для последних существует возможность, при благоприятных урожаях и повышающихся хлебных ценах, поднимать и сдаточные цены земли. Но масса съемщиков люди несостоятельные, представляющие большую трудовую силу и именно землевладельческую, но не располагающие в огромном большинстве деньгами для найма земли. По этой причине простейшие отношения между владельцами земли и съемщиками ее, как между получателями денег за землю и плательщиками их, на практике оказались довольно


с. 35

неудобными. Со времени освобождения крестьян прошло еще менее 30 лет, а только с того времени и развилась до нынешних размеров съемка частновладельческих земель местными крестьянами. Существующие условия этой съемки постепенно установились в ближайшие десятилетия, именно со времени эмансипации крестьян. Как мы уже упоминали, говоря собственно об арендах земли, сначала в это время помещики, определив часть пашни для собственного хозяйства, другие части охотно сдавали в аренду на продолжительные сроки. Потом сдача земли в аренду стала практиковаться менее и сроки такой отдачи уменьшены. В наибольшей части имений установилась собственно погодная сдача земли. Относительно этой раздачи земли ныне владельцы обыкновенно заявляют, что прежде практиковали ее преимущественно за деньги, но вынуждены были перейти к раздаче земли почти исключительно за отработки, потому что в исполнении денежных обязательств крестьяне съемщики в большинстве были неаккуратны. В настоящее время во многих имениях, в большей их части, земля раздается определенной денежной ценой за десятину, но эта цена отрабатывается. При раздаче земли определяются и цены работ на собственных запашках владельцев, так что съемщики знают, сколько и каких работ они должны будут выполнить, если не в состоянии заплатить за землю деньгами. Платящие за землю деньгами, разумеется, бывают свободны от работ, а если и работают у землевладельца, то по особому от съемки земли найму, но таких съемщиков бывает очень мало. Между тем владельцы нередко заявляют, что сдавали бы землю и действительно сдают по значительно пониженной цене, если бы имели съемщиков за наличные деньги. Не только почти никто не платит всю сдаточную цену вперед, но большинство затрудняется и дать владельцу какой-нибудь задаток при найме земли. Владельцы обыкновенно довольствуются очень умеренным задатком – в 1-2 р. на десятину, иногда до 5 р., и говорят, что такой задаток получают, но только работами. Например, взмет пара под владельческий посев засчитывается первым платежом или задатком за снятую рабочим десятину под озимый посев, осенний взмет ржища зачисляется задатком на снятую десятину под яровой посев следующей весны. Вообще земля раздается задолго до наступления времени посева, а расчет с землевладельцем отсрочивается до вывозки урожая. Во время полевых работ у владельца всеми исправными съемщиками у него земли плата


с. 36

за нее и отрабатывается. Если же по какой-либо причине часть платы остается не заработанной, съемщик обязан представить эту часть деньгами, иначе ему не дозволяется увезти на свое гумно урожай со снятой десятины. Такое условие в договорах со съемщиками почти всегда существует и оно хорошо обеспечивает владельцев в получении должных им денег за землю, но тем не менее часто оно строго не применяется. Съемщику дается еще льготный срок на уплату денег по личному доверию владельца, на совесть. Судя по некоторым отзывам, долги по съемке земли затягиваются иногда не на один год и частью пропадают. Это особенно случалось в прежнее время, когда широко практиковалась раздача земли за чистые деньги, без отработков, вследствие чего такая раздача и была прекращена многими землевладельцами. При значительной высоте сдаточных цен на землю и при ограниченности владельческих запашек во многих имениях затруднительно бывает даже дать всем съемщикам достаточное количество работ и отсюда возникает отчасти денежная расплата их с владельцами, в аккуратность которой владельцы вообще ныне не верят. Бывает нередко в имениях Кирсановского уезда раздача земли обусловно за отработки, когда при договоре не определяется даже сдаточная цена десятины, а назначается количество работ, какое съемщик должен исполнить. В этом случае, однако, примешивается иногда и какая-нибудь денежная плата владельцу от съемщиков, - собственно доплата к работам, которых назначено почему либо менее суммы сдаточной цены на землю. Обыкновенно прямая сдача земли за работу производится на таком условии, чтобы съемщик за каждую снятую десятину выполнил все работы, требующиеся на 11/2 дес. посева владельца, - от первой вспашки земли до вывозки снопов на гумно. При такой наиболее распространенной норме работ никакой денежной доплаты от съемщика обыкновенно уже не требуется.


с. 42

II. Естественные условия

4. Топография и почва уезда

Всякие сведения о естественных условиях сельскохозяйственного производства в Кирсановском уезде крайне скудны. Они решительно не представляют сколько-нибудь ценного материала для составления хотя бы самого краткого очерка уезда в физическом отношении. материала для составления хотя бы самого краткого очерка уезда в физическом отношении. Ни по геологии, ни по метеорологии уезда, ни о с составе и свойствах его почв никаких ценных в научном и практическом отношении данных не имеется. До настоящего времени нигде на пространстве уезда не производятся метеорологические наблюдения и прежде никогда не производились. Насколько известно, было в разное время несколько единичных случаев научного анализа образцов почв некоторых имений уезда. При производственном общем статистико-экономическом обследовании частного землевладения в уезде вопросы естественных условий хозяйства едва могли быть затронуты и вообще никаких ценных ответов на них не получалось. Собранные отзывы дают некоторые указания относительно топографических условий и почв уезда, что и можно здесь передать в очень немногих словах.


с. 46

III. Экономические условия.

5. Арендные цены на землю.



с. 68

7. Поземельные налоги

В настоящее время все частные землевладельцы Кирсановского уезда должны выплачивать общих поземельных налогов около 147 т. руб. в год. Сумма эта незначительно изменяется ежегодно в зависимости от изменений в бюджетах, на выполнение которых взимаются поземельные налоги. Налоги эти: государственный и местные земские сборы, губернский и уездный. Особую часть уездного земского сбора по Кирсановскому уезду составляет еще так называемая «правительственная


с. 69

рента»: фиксированный в годовой сумме 34000 р. платеж Кирсановского уездного земства казне по долгу земства последней, возникшему из прежнего обязательства земств по гарантии чистого дохода Тамбово-Саратовской железной дороги, перешедшей в недавнее время от акционерного общества в казенную собственностью. Собственно с земель частного владения в Кирсановском уезде в ближайший 1889 год причиталось: государственного поземельного налога 53541 руб., губернского земского сбора 19884 р., уездного земского сбора – общего 64672 р. и собственно на уплату правительственной ренты 17819 руб., итого всех поземельных налогов 146916 р. Эта сумма по раскладкам на 1889 г. наложена была на 310923 дес. удобных земель частного владения, потому с каждой десятины причиталось по 471/4 коп. Такой подесятинный оклад поземельных налогов и есть действительный, какой должен выплачивать каждый землевладелец уезда без различия угодий своего владения и других каких-либо условий его ценности и доходности. Окончательное распределение всех означенных налогов на каждого плательщика выполняется уездной земской управой по основаниям, принятым в установленном порядке первоначально только для раскладки уездного земского сбора. По этим основаниям, принятым уездным земским собранием в первые его сессии, 25 лет тому назад, всякая десятина земель Кирсановского уезда признана подлежащей одинаковому обложению на земские потребности – по ценности в 34 р. 28 к. и соответствующей ей доходности в 2 р. Такие ценность и доходность десятины по уезду выведены из законоположений 19 февраля 1861 г. о выкупе бывшими помещичьими крестьянами земельных наделов.

Суммы, причитающиеся ежегодно со всех вообще, подлежащих обложению, имуществ Кирсановского уезда в государственный поземельный налог и в губернский земский сбор, определяются

с. 70

губернским земским собранием, причем основанием расчета служит признаваемая губернским земством средняя доходность десятины в названном уезде – нелесной в 6 р., лесной в 2 р. Так как в частном землевладении Кирсановского уезда по последним данным уездного земства числится 5,65% лесов и 94,35% прочих угодий, то средняя доходность десятины, без различия угодий, по вычислению губернского земства составляет 5 р. 77 к.

Землевладельцы потомственные дворяне несут еще сословный поземельный налог, который колеблется около 3 к. с десятины. Но, разумеется, и землевладельцы других сословий не свободны от сословных или частных повинностей, только повинности эти у них распределяются не по размеру земельной собственности, а по другим основаниям (по душам, по ценности городской недвижимой собственности, по промыслам). Имея в виду дворянский поземельный сбор и соответственные, хотя не прямо поземельные, платежи землевладельцев других сословий, имеющих особенно общественное устройство, мы и признали выше (§ 6) существующее обложение земельной собственности в Кирсановском уезде достигающим 50 к. с десятины. К установленной нами, на основании арендных цен, средней чистой доходности десятины частновладельческих земель этого уезда (без вычета из нее налогов) в 6 р. 50 к. обложение средней десятины в 50 к. составляет 73/4 %.


… (нужно набирать далее – прим. Р.П.)


с. 71

Едва ли подлежит сомнению, что ценность и доходность земель Кирсановского уезда увеличилась за последние 25 лет вдвое. Следовательно увеличение за этот период вдвое же и поземельного обложения не составляло бы какого либо отягощения землевладельцев. Но приведенные здесь данные показали, что общий оклад поземельных налогов в рассматриваемое время увеличился по уезду в 8 раз. Главная причина этого заключается в совершившихся преобразованиях всей прежней «дореформенной» финансовой системы государства.



с. 282

Сбыт продуктов.

26. Общие данные о сбыте сельскохозяйственных продуктов из Кирсановского уезда в прежнее и нынешнее время, местные цены их, издержки транспорта.

Кирсановский уезд производит большие избытки сельскохозяйственных продуктов сравнительно с местным их потреблением. Обладая плодородными почвами, не имея густого населения, уезд этот, по обычному выражению, есть житница, в которой ежегодно накапляются более или менее значительные запасы хлебов и отчасти другого сельскохозяйственного сырья для местностей, в них нуждающихся. Даже весь обширный уезд не представляет ни одного значительного пункта, население которого существовало бы не от сельского хозяйства, только нуждалось бы в продуктах последнего, а не производило бы их. Таким пунктом является, конечно, уездный город Кирсанов, но и он еще в недавнее время был совсем ничтожен, а теперь, хотя и развился в торговом отношении, не насчитывает и 8 тыс. постоянных жителей. Никаких фабрик и заводов уезд не имеет. К этому нужно еще прибавить, что и все, окружающие Кирсановский, уезды Тамбовской, Пензенской, Саратовской губернии тоже производят избытки землевладельческих и других сельскохозяйственных продуктов. Таким образом сельские хозяева Кирсановского уезда должны вести свое производство, приспособляясь к требованиям более или менее дальнего потребления, в условиях необходимости дальнего транспорта продуктов. Но это можно сказать безусловно, имея только в виду, так сказать, общий баланс производства и потребления сельскохозяйственных продуктов в уезде, без различия хозяйств более или менее крупных, средних и до самых мелких, - так называемых владельческих и крестьянских. Крестьянское население уезда, будучи по промышленности сельскохозяйственным

с. 283

и обладая также земельной собственностью, в действительности представляет для местных владельческих хозяйств значительного потребителя их продуктов и это условие имеет важное значение для местного владельческого хозяйства. Крестьяне Кирсановского уезда в огромном большинстве настолько малоземельны, что даже при среднем урожае не могут прокормиться хлебом от своей пашни. Местное крестьянское скотоводство также везде превышает средства для него, представляемые собственными крестьянскими наделами. Только при этом условии крестьянского малоземелья частные землевладельцы уезда могу иметь почти все свои угодья в распашке, т.е. усиленно извлекать из них доход, какой они могут дать, и в тоже время ограничивать свое собственное полеводство теми размерами, в каких оно более доступно и выгодно им при необходимых затратах. Крестьяне являются потребителями продуктов от владельческих земель, главным образом, путем собственного арендного хозяйства на этих землях, но это дает землевладельцам не менее реальные выгоды, чем обеспеченный местный сбыт непосредственно продуктов своего хозяйства. Имея в естественных свойствах своих земель и в постоянном настоятельном спросе на них со стороны местного населения обеспеченный довольно высокий уровень земельной ренты, землевладельцы уезда уже очень облегчены в постановке собственного хозяйства на своих землях. Но указанная выше необходимость вести свое хозяйство, хотя бы и очень ограниченное путем раздачи земель в наем, только для дальнего сбыта продуктов не составляет, конечно, условия благоприятного в местном сельскохозяйственном производстве. Недавно еще прошло для Кирсановского уезда то время, когда это неблагоприятное условие не было ослаблено улучшенными путями сообщения. Прежние исключительно водные главные пути хлебной торговли и явившиеся затем железные дороги не скоро подошли к Кирсановскому уезду и он до семидесятых годов, несмотря на все естественные данные для большой сельскохозяйственной производительности, не был местностью оживленной хлебной торговли.

Некоторые сведения о том, в каком положении находился Кирсановский уезд относительно сбыта сельскохозяйственных продуктов до проведения через него железной дороги, заключаются в исследовании В. Чаславского, члена экспедиции, снаряженной около 1870 года Императорскими вольно-экономическим и географическим обществами

с. 284

для исследования хлебной торговли и производительности в России3. В этом исследовании о городе Кирсанове и его уезде сказано по отношению к эпохе до проведения Тамбово-Саратовской железной дороги следующее: «Кирсанов не был значительным хлебным рынком и обороты его считались не более 50-75 тыс. четвертей. Хлеб закупался, как на Кирсановском базаре, так и в его уезде, по большей части приезжими хлебопромышленниками, и отправлялся зимой преимущественно в Моршанск. Это был большей частью зерновой хлеб: рожь, пшеница, гречиха. Последняя отправлялась в Моршанск для разделки там на крупу. Ржаная мука шла и в Саратов и в Камышин. В последний возилась она Кирсановскими крестьянами, соединявшимися для этого в партии и привозившими обратно соленую рыбу и соль. Через Кирсанов шли также большие транспорты с пшеницей и пшеном из Аткарского и Балашовского уездов, направлявшиеся преимущественно в Моршанск. Из иногородних хлебопромышленников и из приказчиков наезжало сюда более всего Моршанских, приезжали и Тамбовские, и Козловские. Из сел Кирсановского уезда по хлебным оборотам было замечательно до сих пор Никольское (Инжавинье). Хлеб подвозился сюда на рынки зимой окрестными крестьянами и скупался моршанскими, борисоглебскими купцами. Годовые обороты его считались около 40 тыс. четвертей. Другое значительное торговое село – Оржевка». Говоря о торговле Борисоглебска, тот же исследователь замечает, что «в случае значительных требований на рожь и ржаную муку, они шли (в Борисоглебск) из соседних уездов Тамбовской губернии», между прочим – из Кирсановского. Других сведений, относящихся собственно к Кирсановскому уезду, в означенном исследовании не содержится. Самостоятельного и вообще крупного значения хлебные рынки Кирсановского уезда не представляли и сказать о них было нечего. Даже цены хлебов на этих рынках не были узнаны и приведены в исследовании только цены, существующие «на крайней восточной границе района Кирсанова» в десятилетие 1857-66 годов в известном торговом селе Бекове Сердобоского уезда4.

Тамбово-Саратовская железная дорога, прорезавшая Кирсановский

с. 285

уезда с запада на восток, в средней его части, через г. Кирсанов, была вполне открыта для движения (по крайней мере, в этой ее части_ в конце 1870 года. Другие замосковные железные дороги достигли ближайших к Кирсановскому уезду торговых пунктов Тамбовской губернии – Моршанска, Тамбова, Борисоглебска – в 1867 (к Моршанску) и в 1869 годах. Во все более раннее время, до открытия этих рельсовых путей, сельскохозяйственные произведения уезда, главнейшим образом, как и теперь, зерновые хлеба, достигали дальних центральных рынков и мест потребления больше всего через Моршанск, отчасти через Саратов и еще менее через Борисоглебск. Как известно от Моршанска было тогда в полном развитии судоходство по Цне и далее по Оке, связывавшее Тамбовские рынки с Москвой и Рыбинском. Через Саратов дальний волжский пароходный путь ведет к Рыбинску. От Борисоглебска был значительный сплав хлебов на юг по нижнему участку р. Вороны и по Хопру. Главнейшее значение для Кирсановского уезда имел Моршанский рынок, как ближайший передаточный пункт к Москве и Петербургу, притом связанный с Москвой дешевым водным путем. Цены Моршанского рынка были для хозяев Кирсановского уезда всего выгоднее. Но нужно заметить, что крайние северные хозяйства этого уезда отстоят от Моршанска на 60-90 верст грунтового пути. От южной части уезда Моршанск в 140-150 верстах. Не мало Кирсановского хлеба достигало Моршанска через промежуточные торговые пункты: из северных частей уезда через с. Пичаево Моршанского уезда (на 35 верст ближе Моршанска), из других частей уезда – через Кирсанов, через с. Инжавинье, частью через рынки Тамбовского уезда.

Тамбово-Саратовская железнодорожная линия, стоившая Кирсановскому землевладению значительных платежей, вследствие принятого участия в гарантиях ее доходности, и теперь оплачиваемая этим землевладением годовой суммой свыше 30 тыс. рублей, без сомнения, решительно повлияла на доходность хозяйств Кирсановского уезда и много подняла здесь цену земельной собственности. Теперь через Тамбово-Саратовскую линию Кирсановский уезд связан разными рельсовыми путями не только с прежними главными пунктами его хлебного отпуска – с Москвой и Петербургом, - но и с другими портами Балтийского моря, из которых, напр., Ревель получил для уезда такое же значение, как Петербург. Необходимость везти хлеба за 100 и более верст на лошадях

с. 286

в Моршанск уничтожилась. Местом окончательной погрузки хлебов для достижения ими дальних пунктов назначения, за 1000 и более верст, стали ближайшие железнодорожные станции в своем уезде. Правда, от некоторых хозяйств уезда и эти станции находятся не близко, за 50-70 верст. Но таких хозяйств не много, принадлежат они только южной части уезда и при прежнем направлении хлебов на Моршанск были в особенном отдалении от этого рынка.

В настоящее время главнейший продукт сельского хозяйства Кирсановского уезда – зерновые хлеба грунтовыми дорогами на лошадях доставляются наиболее на следующие станции Тамбово-Саратовской железой дороги: Ломовис, Краснослободск, Кирсанов, Умет и Томала. Главная станция отправления для уезда – Кирсанов. Много грузится местных хлебов в Краснослободске и Умете. Остальные из поименованных станций находятся только близ границ Кирсановского уезда и служат для отправки хлебов для небольшой части хозяйств уезда (в средних западных и восточных его частях). Означенные железнодорожные станции находятся в 511-590 верстах от Москвы, в 1122-1200 верстах от Петербурга и в 1416-1495 верст. от Ревеля. Собственно железнодорожная доставка хлебов до этих пунктов стоит: до Москвы 19-20 коп. с пуда, до Петербурга 30-31 коп., до Ревеля 34-35 коп.

Выше указано было по исследованию Чаславского, что до проведения железной дороги в Кирсанове скоплялось хлебов для дальнейшей отправки всего 400-600 тыс. пудов в год (50-75 тыс. четвертей). Ныне приблизительно по такому же количеству зерна грузится на железнодорожную дорогу на второстепенных местных станциях – Краснослободск и Умет. А собственно в Кирсанове годовая погрузка хлебов достигает 3 и более миллионов пудов. В подтверждение этого приводим некоторые, имеющиеся под руками, данные железнодорожной и торговой статистики.

С 1 августа 1881 года по 1 августа 1882 года из Кирсанова отправлено было: ржи 1046581 п., ржаной муки 987193 п., гречневой крупы 582966 п., льняного семени 171210 п., овса 148476 п., пшена и проса 39856 п., итого 2976282 п. Со станции Краснослободск отправлено: ржи 284079 п., ржаной муки 194144 п., итого 478223 п. Со станции Умет: ржи 360832 п., ржаной муки 180032 п., итого 540864 п. Таким образом мы видим, что в один означенный год

с. 287

три железнодорожные станции, находящиеся в пределах Кирсановского уезда, собрали хлебных грузов около 4 миллионов пудов. Но эта цифра не полна, так как она составилась лишь из тех хлебов, которые отправлены с означенных станций в особенно значительном количестве (по сравнению со всеми другими станциями Тамбово-Саратовской линии)5.

….

Из тех же источников, из которых заимствованы приведенные сейчас цифры, видно, что в 1881 и в 1888 годах хлебные грузы с Тамбово-Саратовской дороги вообще и с Кирсановских ее станций в частности следовали наиболее через Николаевскую дорогу на Петербург, через Москвско-Рязанскую на Москву и через Балтийскую на Ревель. Движение тех грузов с Кирсановских станций на восток (к Саратову) незначительно (в 1888 году 11%, главным образом, с восточной станции Умет). Таким образом и после того, как Кирсановский уезд вошел в сеть железных дорог, производимые им зерновые хлеба, как было прежде, следуют, главнейшим образом, в Москву и Петербург. Но начальных их путь до Москвы изменился, посредничество Моршанского рынка стало излишним, а равно не стало надобности и в водном пути от Моршанска к Москве, Нижнему

с. 288

Новгороду и Рыбинску. По прежнему, Кирсановский уезд в торговом отношении тяготеет к Москве и Петербургу. Только вместе с последним теперь получили значение для рассматриваемого уезда и другие порты Балтийского моря. Сначала Кирсановские грузы стали проникать отчасти, минуя Петербург, через Смоленск и Орел в Ригу, потому Балтийская и Либавская дороги открыли им Ревель и Либаву. Но следует пояснить, что небольшая часть произведений Кирсановского уезда, частью постоянно, частью при каких-нибудь случайных благоприятных условиях, - доставляются прежним грунтовым путем в Моршанск и новым рельсовым в Саратов. Первое направление имеет выгоды для северных хозяйств уезда, последнее иногда для хозяйств восточной его части. Затем нужно еще указать, как на подробность торгового движения из уезда, что из юго-западных его хозяйств продукты идут преимущественно на фабрично-торговое село Рассказово Тамбовского уезда, так как оно представляет довольно важный местный хлебный рынок и так как ближайшие к нему станции Тамбово-Саратовской дороги (Рассказово и Платоновка) находятся от юго-западного района Кирсановского уезда не дальше станций этого уезда. Вообще, если бы требовалось наглядно представить на карте уезда внутреннее движение в нем хлебных грузов, то следовало бы поставить указательные стрелки во всей части уезда к югу от железной дороги в направлении на северо-запад, причем они указывали бы в крайней восточной полосе местности станцию «Умет», потом на станцию «Кирсанов», потому на «Краснослободск» и «Ломовис», а в юго-западном районе на Рассказово. В местности к северу от железной дороги стрелки должны были бы уакзывать частью в обратном направлении на юго-запад, т.е. опять последовательно на «Умет», «Кирсанов», и «Краснослободск», но частью уже опять на северо-запад, что означало бы здесь торговое движение к Моршанску. При недальнем расстоянии одного от другого пунктов погрузки хлебов на железную дорогу, при одинаковой часто стоимости гужевой доставки их из одного хозяйства на два таких пункта, есть, конечно некоторое основание свозить груз на тот пункт, который, хотя бы только на 10-20 верст, сокращал все дальнейшее его движение. Поэтому при общей сводке отзывов, полученных при местном исследовании, о станциях погрузки продуктов хозяйства в вагоны ясно замечается по Кирсановскому уезду намеченное выше общее тяготение их к станциям, лежащим несколько на запад от того или другого пути. Только хозяева восточной части уезда заявляют почти исключительно об отправке хлебов на Кирсанов, а из западной части уезда доставка их идет уже на Краснослободскую станцию и на дальнейшие к западу, находящиеся в соседнем Тамбовском уезде. – Из наиболее удаленных от Кирсанова и Рассказова южных хозяйств уезда бывает иногда отправка продуктов на Грязе-Царицынскую дорогу (на ст. Токаревку), но об этом имеются единичные заявления. Сравнительной отдаленностью тех же хозяйств уезда от Тамбово-Саратовской линии поддерживается значение старинного сельского торгового пункта в южной части уезда с. Инжавинья (Никольского). В этот пункт доселе доставляются значительные партии зерновых хлебов не только крестьянского производства, но и владельческого. Другие сельские базары уезда не имеют для владельческих хозяйств никакого значения.


Примечания

1. Из этого числа 4 владения, по позднему получению о них сведений, не вошли в прилагаемые таблицы.

2. «Сборник материалов для описания Тамбовской губернии». Л. Воейкова. 1872 г. В этих сведениях земли в наделах бывших помещичьих крестьян Кирсановского уезда показано 130648 дес. В действительности получили эти крестьяне 115600 дес. Поэтому мы излишне показанные у крестьян 15000 дес. перечисляем здесь в дворянские земли 1865 г.

3. «Хлебная торговля в центральном районе России». Часть I, торговля в примосковском районе. Исследование В. Чаславского. С.-пб. 1873 г.

4. И эти данные о ценах очень неполны, едва ли и точны.

5. «Статистический сборник железных дорог II группы за 1881-82 тарифный год». Москва, 1884.


Приложение.

Указатель землевладельцев Кирсановского уезда, имения которых значатся в таблицах I, II, III.

Таблица I.

  1. Ф.А. и О.И. Тимерязевы.

  2. Б.М. Сосульников

  3. П.М. Максимов.

  4. А.,Е., П., П. и Г.В. и Г.П. Фетисовы.

  5. М.М. Сивков.

  6. А.А. и Е.А. Апушкины.

  7. А.С. и Н. и И.А. Масягины.

  8. В.А. Апушкин.

  9. А.М. Далецкий.

  10. А.А. Кишкина.

  11. С.М. и Л.И. Шульгины.

  12. В.В. и З.А. Гнеушевы.

  13. П.И. Соседов.

  14. М.П. Сафонова.

  15. И.А. Кожаринов.

  16. Н.Е. Елгозин.

  17. Наследн. П.И. Иевлева.

  18. А.И. Свиридов.

  19. П., Г., И.Г. и У.Ф. Полицкие, Ивлевы т.

  20. Г.И. Петухов.

  21. Л.А. Герман.

  22. А.С. Варыпаев.

  23. И.Е. Залыгин.

  24. Н.И. Алмазов.

  25. И. и В.К. Венедиктовы.

  26. М.М. Билибина и Е.М. Сазонова.

  27. А.А. Семенов.

  28. А.М.М. Лазовы.

  29. Я.К. Крапковский.

  30. В.С. Васильев-Шиловский.

  31. Ф.А. Кувшинов.

  32. М.А. Чернышев.

  33. М.П. Кушинский.

  34. А., Н. и К.Н. Ходневы.

  35. М.И. Адлербаум.

  36. Е.П. Чихачев.

  37. Е.Д. Мурзинова.

  38. А.Н. и В.П. Наседкины.

  39. В.В. Коробов.

  40. Е.И. Палеолог.

  41. А.Д. Смирнов.

  42. Э.Г. Коренева.

  43. Н.А. Некрасова.

  44. Е.И. Сытина.

  45. Е.Н. Агопонов.

  46. В.Г. Рыжков.

  47. Н.А. Варнек.

  48. А.А. Шестаков.

  49. А.Б. Можаров.

  50. П.М. и Т.М. Андреевы.

  51. С.Г.А. и М.А. Спасские.

  52. А.М. Носов.

  53. А.Д. Карабанов.

  54. А.А. Беликович.

  55. А.И. Рыженков.

  56. В.В. Ивинская.

  57. Н.А. Дурново.

  58. П.С. Соседов.

  59. А.И. Скопин.

  60. Л.Е. Папков.

  61. А.Е. Голубева.

  62. Н.Е. Крючков.

  63. С.П. Крючков.

  64. М.М. Григорьев.

  65. П.С. Кишкин.

  66. К.В. и М.Л. Голубевы.

  67. Г.И. Степанов.

  68. П.И. Вальдгардт.

  69. Я.Н. Соколов.

  70. А.Н. Андреева.

  71. Д.Н. Топорнин.

  72. Н.Д. Булыгин.

  73. В.В. Богданов.

  74. Л.Е. Крючков.

  75. А.Н. Сатина.

  76. Ф.П. Плужников и И.П. Сильверстов.

  77. Н.В. Ушакова.

  78. А.А. Горяинова.

  79. В.Б. Скопинцев.

  80. С.И. Москалев.

  81. Г.Д. Нарышкин.

  82. Д.К. Трушенникова.

  83. В.В. Коншин.

  84. К., С., В. и А.А. Рачинские.

  85. Е.М. Гудим-Левкович.

  86. Е.А. Барятинская.

  87. И.И. Есипов.

  88. П.П. Чихачев.

  89. С.В. Марков.

  90. М.Р. и Ю.А. Алопеус.

  91. Е.И. Несвицкая.

  92. Е., И. и В.С. Киселевы.

  93. С.Е. и П.И. Дураковы.

  94. В.Н. Давыдов.

  95. С.Н. Давыдов.

  96. М.С.Ф. и М.А. Тарасовы.

  97. В.Д. Можаров.

  98. К.В. Сибилева.

  99. А.В. Мосолов.

  100. Б.А. Иванов.

  101. П.А. Иванов.

  102. А.Е. Шатилов.

  103. М., С., Н. и Е.П. Ланские.

  104. Малолетн. Яковлевы.

  105. В.В. и Л.Я. Дьяковы.

  106. Н.И. Шпагнева.

  107. В.И. Кульнев.

  108. В.М. Сальников.

  109. В.Е. Шатилов.

  110. Л. и К.А. Мерлины.

  111. М.С., Е.М. и А.Н. Кишкины.

  112. М.П. Погульский.

  113. А.И. Рощина.

  114. В.Г. Извольский.

  115. П.П. Тырнов.

  116. Е.М. Оголина и П.М. Матвеев.

  117. Н.И. Котельников.

  118. В.Н. Салтыков.

  119. В.М. Сальников.

  120. П.Ф. и Е.П. Булатовы.

  121. Д.В. Сальников.

  122. А.А. Кудинов.

  123. И.П. Соболев.

  124. М.П. Оголин.

  125. П.К. и Н. и В.Н. Берг.

  126. Я.Г. и Ф.И. Крюченковы.

  127. М.В. Оголина.

  128. И.А. Евсеев.

  129. Г.Д. Кисловская.

  130. А.М. и М.А. Козловские.

  131. С.А. Никонов.

  132. Ю.Д. Бибикова.

  133. Я.Я. Ширяев.

  134. П. и П.А. Чеботаевы.

  135. В.А. Коледин.

  136. В.Н. Голубцова.

  137. А.К. Ермолина.

  138. А.С. Кирьякова.

  139. Т.С. Коледин.

  140. В. и Д.П. Савостьяновы.

  141. И.Н. Салтыков.

  142. М.И. Олив.

  143. У.А. Каледин.

  144. А.М. Тарбеев.

  145. М.Н. Соймонов.

  146. М.М. Коржавин.

  147. П.М. Матвеев.

  148. Е.Т. Траковская.

  149. О.Д. Кругликова.

  150. М.С. Сарычев.

  151. П.В. Фоминов.

  152. З.Д. Богарне.

  153. В. и С.М. Андреевские.

  154. А. и С.И. Лукины.

  155. В.М. Пушкарев.

  156. Б.Г. Кудрявцев.

  157. А.К. Утятников.

  158. М.А. Огеров и И.В. и Ф.А. Курносовы.

  159. Е.Д. Тимофеева.

  160. Е.Е, Вешетов.

  161. О.Д. и М.М. Сигачевы и П.Д. Решетов.

  162. Е.С. и П.Д. Решетовы.

  163. Ф.М. и С.Ф. Мироновы.

  164. П.Г. Вальдгардт.

  165. М.П. Авдеев.

  166. С.Ф. Стрышков.

  167. П., М. и Е.Е. Платицины.

  168. М.И. Ганеман.

  169. И.П. Немцов.

  170. И.И. и М.В. Федоровы.

  171. И.,Н. и С.Е. Федориновы.

  172. Я. и К.И. Федориновы.

  173. П.И. Федоринов.

  174. В.П. Федоринов.

  175. В.А. Федоринов.

  176. М.С. Сарычев.

  177. Е.А. Гончарова и Н.А. Герштейнцвейг.

  178. Н.Н. Полтавцева.

  179. И.А. Сатин.

  180. М.И. Ершов.

  181. М.Д. Баранникова и А.Д. Борчан.

  182. А.И. Панина.

  183. А.В. Чикарев.

  184. Б.Н. Чичерин.

  185. В.Н. Чичерин.

  186. К.С. Клочкова.

  187. Н.Н. Полтавцева.

  188. М.М. Сосульников.

  189. А.М. Попов.

  190. Н.Г. и О.П. Чекмаревы.

  191. Ф.Д. Цветков.

  192. П.Е. Фон-Вонгаз.

  193. В.Б. Лифанов.

  194. И.И. Афремов.

  195. В.Д. и А.А. Недоброво.

  196. Д. и З.Н. и М.И. и Л.Ф. Скотниковы и А.Н. Полякова.

  197. Г.И. Скотников-Гвоздков т.

  198. М.И. Добрынин.

  199. М.К. Оболенская.

  200. М.К. Оболенская.

  201. Ф.А. Луковкин.

  202. В.Т. Луковкин.

  203. А.А. Слепцов.

  204. А.Н. Маслова.

  205. В.С. Сосульников.

  206. Н.И. Вяжлинский.

  207. С.И. Маслова.

  208. М.И. Попова.

  209. И.Н. Маслов.

  210. С.Ф. Бокарев.

  211. Д.К. Нарышкин.

  212. С.И. Москалев.

  213. Боголюбско-Тишениновский женск. монастырь.

  214. К.А. Шиловский.

  215. Я.П. Западаев.

  216. А.Р. Носонов.

  217. Ф.Р. Носонов.

  218. А.Н. Кишкина.

  219. З.А. Сатина.

  220. М.К. Оболенская.

  221. М.А. Оболенская.

  222. К.А. Шиловский.

  223. Н.П. Смирнова.

  224. А.И. и Г.К. Поповы.

  225. Наследн. Е.И. Сатина.

  226. М.П. Белянова.

  227. А.В. Дьяков.

  228. Д.М. Луковкина.

  229. А.А. Плещеев.

  230. А.Ф. Ветчинин.

  231. А.А. Атрыганьев.

  232. В.Д. Зайцев.

  233. В.А. Иванова.

  234. Е.Н. Фенелонова.

  235. И.В. Сосульников.

  236. В.А. Рачинская.

  237. В.Г. Обермейер.

  238. О.В. Герасимова.

  239. В.Г. Кишкин.

  240. А.П. и Н.Г. Бутыркин.

  241. А.П. Щеглов и К.П. Ефремова.

  242. И.В. Герасимов.

  243. Е.Ф. Соболев.

  244. С.А. Стрекалова.

  245. Л. и Н.Е. Баратынские.

  246. Л.Д. Баратынский.

  247. Ю.Д. Геркен.

  248. А.И. Баратынский.

  249. И.В. Сосульников.

  250. Прощалыгины.

  251. А.Г. Де-Реневиль.

  252. В.М. Рановский.

  253. Е.Ф. Хохленкова.

  254. А.Ф. Ветчинин.

  255. А.П. Котельников.

  256. П.Т. Чурбаков.

  257. М.Г. Петрово-Соловово.

  258. Е.С. Любомирская.

  259. А.С. Юрьевич.

  260. Н. и А.И. Толмачевы.

  261. С.И. Крупкова.

  262. Д.М. Мясоедов.

  263. В.А. Александров.

  264. Н.К. Крюченков.

  265. А.Г. Дьяков.

  266. О.Н. Савельев.

  267. Н.Е. Решетов.

  268. П.П. Лихарев.

  269. А.С. Унковский.

  270. Наследн. И.М. Никулина.

  271. М.П. Унковская.

  272. М.А. Филлитов.

  273. И. и Н.А. Матвеевы.

  274. А.В. Антонов.

  275. А.Ф. и И.Ф. и А.А. Федоровы.

  276. В.М. Собашников.

  277. В.А. Брещинский.

  278. Н.В. Кувичинский.

  279. Я.Г. и Ф.И. Крюченковы.

  280. Н.Н. Носов.

  281. Н.Н. Ситникова.

  282. А.К. и А.А. Еремины.

  283. В.А. Есипов.

  284. П.Д. Карасев.

  285. И.С. Филатов.

  286. Ф.М. Кулешов.

  287. В.М. и Н.Н. Ситниковы.

  288. Ф.Н. Летунов.

  289. К. и Н.В. Летуновы.

  290. А.Н. Яковлева.

  291. Наследн. А.Н. Голова.

  292. Г.В. Соседов.

  293. Я.Б. Максин.

  294. Н.П. Оголин.

  295. Тихвин-Богородицкий женск. монастырь.

  296. Е.А. Дельвиг.

  297. А.М. Дмитриева и С. и А.М. Баратынская.

  298. С.С. Чичерина и А.А. Баратынская.

  299. Ю.Н. Корвовско-Дашкевич.

  300. П.С. и О.К. Кулешовы.


Таблица II

  1. Е.К. Кондырева.

  2. В.Н. Маслов.

  3. В.Н. Маслов.

  4. М.Е. Майоров.

  5. М.В. Герасимов.

  6. П.И. Суховерков.

  7. Е.А. Крюкова.

  8. А.Н. Доможирова.

  9. Е.В. Княжнина.

  10. Н.А. Юсов.

  11. А.А. Алексеев.

  12. Н.К. Черницкий.

  13. В.П. Сущинская.

  14. Н.П. Скарятина.

  15. Владимирова.

  16. В. и А.С. Степановы.

  17. Наследн. М.Е. Кублицкого.

  18. Ф.В. Перфильев.

  19. П.М. Беклемишев.

  20. Наследн. А.И. Буниной.

  21. Н.И. Евгенова.

  22. А.М. Скопина.

  23. Наследн. Е.Р. Лысогорский.

  24. И.П. Образцов.

  25. Д.А. Свешников.

  26. П.А. Федосеев.

  27. Малолетн. Кутуковы.

  28. К.В. Сугоняев.

  29. В.А. Андреева.

  30. А.А. Роговская.

  31. А.С. Арнольди.

  32. О.И. Сиверс.

  33. Н.А. Постникова.

  34. П.В. и Е.И. Свищевы.

  35. Е. и Л.М. Кашкаровы.

  36. В.К. Сохновская.

  37. А.С. Истомина.

  38. Н.А. Скуратович.

  39. Н.М. Желтов.

  40. М.М. Желтов.

  41. Н.П. Крамарев.

  42. А. и Б.Н. Давыдовы.

  43. Наследн. Н.С. Давыдовой.

  44. М.И. Крылов.

  45. И.А. Иванов.

  46. С.О. Мерлина.

  47. Е.И. Нестерова.

  48. М.П. Оголин.

  49. Н.П. Уварова.

  50. М.Е.Е. и О.Л. Уваровы.

  51. Н.М. Староскольский.

  52. Н.М. Татаринова.

  53. А.М. Чернова.

  54. М.И. Ильина.

  55. А.П. Шеманская.

  56. В.П. Якутин.

  57. Л.К. Кузьмин.

  58. А.О. Астрова и Е.П. Архангельская.

  59. Е.М, Кишкина.

  60. В.Н. Маслов.

  61. В.М. Аносов.

  62. А. и А.Н. Черновы.

  63. М.Н. и М.Н. Сазоновы и Н.Н. Тришатная.

  64. Н.С. Борисов.

  65. А.Н. Скорина.

  66. Л.П. Ананьева.

  67. Е.В. Олив.

  68. Наследн. В.Д. Юрьева.

  69. Е.И. Мицкевич (Савинова).

  70. С.А. и Н.Ю. Юдины.

  71. Наследн. А.Р. Носонова.

  72. Н.Ф. и И.В. Матвеевы и Н.В. Макарова.

  73. В.В. Михайловско-Данилевская.

  74. Ф.И. Добромыслов.

  75. Боголюбская община.

  76. С.К. Нарышкин.

  77. С.К. Нарышкин.

  78. О.Г.Д. и Н.М. Апушкины и А.М. Никитина.

  79. В. и О.С. Беликович.

  80. Н.Б. Туманская.

  81. А.С. Давыдов.

  82. В.М. Елютина и Г.М. Вегенер.

  83. А. и Е.И. Сиротенко.

  84. Д.Д. Тулупов.

  85. Наследн. В.В. Зверева.

  86. Е.И. Беликович.

  87. А.И. Ковалев.

  88. А.В. Мосолов.

  89. В. Мосолова и С.Г. Рыжкова.

  90. О.М. Цеймер.

  91. Н.А. Свечин.

  92. М.Н. Дубровская.

  93. Наследн. Лихачева.

  94. Наследн. Ф.Д. Бибиной.

  95. А.Н. Мясоедов.

  96. И.В. Тенишев.

  97. Наследн. Н.Н. Мещерякова.

  98. Е. и Л.И. Ульяновы.

  99. П. и А.А. Карасевы.

  100. О.А. Петрова и Д.И. Фелитова.

  101. Оржевский монастырь.

  102. М.Н. Соймонова.

  103. С.И. Герасимова.

  104. М.О. Сатина.

  105. И.Н. Герасимова.

  106. М.Н. Матвеева.

  107. В. и Е. Писаревы.

  108. А.П. Дюразуа.


Таблица III

  1. С.В. Ознобишин.

  2. О. и Ю.А. Ушаковы и Е.А. Маринич.

  3. Н.П. Петров.

  4. В.И. Обермейер.

  5. А.Е, и Н.И. Варываевы.

  6. Наследн. И.Я. Крапковского.

  7. В.И. Коротинь.

  8. Н.И. Гусева.

  9. Наследн. И.Ф. Кошаева.

  10. А.Е. Селиванова.

  11. Е.А. Гарденина.

  12. Б.К. Мильфельд и С.К. Корвовско-Дашкевич.

  13. А.Л. Тумановская.

  14. М.Ф. Метлин.

  15. В.С. Мосолова.

  16. М.Н. Давыдов.

  17. Н.А. Давыдов.

  18. А.М. Скопина и Л.П. Дурново.

  19. Н.А. Иванова.

  20. С.П. Мосолов.

  21. А.П. Дубенский.

  22. М.И. Виноградова.

  23. А.И. Никифоров.

  24. В.Д. Оголин.

  25. Н.П. Оголин.

  26. Н.П. Якутин.

  27. А. и С.А. Воейковы.

  28. Е.А. Нарцева.

  29. С.А. Ноговикова.

  30. С.В. Воейкова и К.Д. Поленов.

  31. В.И. Малевинский.

  32. А.И. Михеева.

  33. А.П. Куткина.

  34. Е.Н. Баландович.

  35. В. и В.С. Сосульниковы.

  36. Г.М. Краснопевцев.

  37. А.А. Арнольди.

  38. Малолетн. Н.М. Ивнаов.

  39. О.А. Петрова, Е. Носонова и Е. Петракова.

  40. Наследн. Э.В. Докучаева.

  41. О.П. Булычева.

  42. И.М. Прокудин.

  43. Я.Б. Максин.

  44. М.Н. Свечина.

  45. С.Д. Коробьин.

  46. А.П. Поспелова.

  47. А.С. и А.С. Баратынские. и Е.А. Дельвиг.

  48. А.С. Баратынская.

  49. А.С. Баратынская.

  50. А.В. Мосолов.

  51. А.Г. Герасимова.

  52. М.И. Крюченков.

  53. М.И. Феофилов.

  54. И.Н. Крюченков и А.К. Начинкин.

  55. Наследн. С.В. Архангельской.

  56. Ефимова.

  57. Д.Е. Попова.

  58. А.П. и Д.Т. Ивановы.

  59. А.И. Кучевская.

  60. М.В. Сахаров.

  61. А.С. Вышеславцев.

  62. А.Н. Хотяинцева.